0...-2°C

Цифровое ТВ
16+
  • Операция «Коммерциализация», или Как салехардцы заселяли квартиры в недостроенном доме

    12.09.2016 09:31:00

    Операция «Коммерциализация», или Как салехардцы заселяли квартиры в недостроенном доме КРАСНЫЙ СЕВЕР

    За долгие годы службы Андрею Дробинину, ветерану ямальской прокуратуры, угрожали дважды. Причем не где-нибудь в темном переулке и без свидетелей, а в стенах государственных учреждений, еще и при большом стечении народа.

    О первом таком случае, произошедшем с ним на заре приватизации, Андрей Владимирович вспоминает с улыбкой…

    В начале «лихих 90-х», когда до Ямала докатился бум акционирования госпредприятий, многие организации стали избавляться от непрофильных активов. В их числе было и мощное геологическое объединение, вставшее на рельсы новых рыночных отношений и довольно скоро оставшееся без денег.

    – Это было вполне закономерно, – говорит Андрей Дробинин. – При СССР геологическая отрасль щедро финансировалась из бюджета страны, но ельцинское правление положило конец эпохе великих открытий. Профессиональным геологам пришлось заниматься тем, чему их никогда не учили, – зарабатывать деньги.

    ДЕНЕГ НЕТ,  НО ВЫ ДЕРЖИТЕСЬ!

    Наш собеседник помнит несколько фантастических проектов, которые молва приписывает геологам. Якобы они (не от хорошей жизни!) хотели вывозить добытый в районе Тамбея газоконденсат… подводными лодками! Как бы там ни было, лицензия на добычу у них действительно была, правда, когда срок ее действия истек, не стало и этого источника доходов.

    – Старожилы, наверное, помнят, сколько объектов принадлежало в Салехарде геологам: жилые дома, столовая, деревянные двухэтажные дома и новая, не завершенная строительством капитальная пятиэтажка. Вот из-за нее-то и разгорелся сыр-бор, закончившийся безобразной сценой в зале суда и угрозами в мой адрес, – вспоминает Андрей Владимирович. – Однако обо всём по порядку: готовясь к акционированию, объединение, помимо прочих объектов, вывело из уставного капитала недостроенный многоквартирник (ныне В. Подшибякина, 17, где располагается редакция «КС». – Прим. авт.), но передать его на баланс города не успело. В какой-то момент геологам срочно потребовались деньги. И тогда кто-то из заместителей генерального директора (сам он тогда тяжело болел) придумал хитрый план. Ради миллиардного кредита этот дом, уже не принадлежащий прежним хозяевам, был заложен в только что открывшийся в Лабытнанги банк. Но тут из разваливающихся геологоразведочных экспедиций приехали люди, которым в этой пятиэтажке обещали квартиры. Насколько помню, изначально в объединении даже план по заселению был разработан. Люди,  примерно два десятка семей, были возмущены тем, что их оставили без крыши над головой, и решили эту проблему в духе девяностых – самовольно заселились в недостроенное здание. Объединение обратилось в прокуратуру за помощью. Ситуация выглядела двояко: с одной стороны – налицо незаконная сделка объединения с банком, с другой – самозахват жилья.  В те годы выселение проводилось проще, чем сейчас. Прокурор города подписал постановление об административном выселении семей работяг, тем более, с формальной точки зрения, они не жилой дом захватили, а незавершенку – в пятиэтажке еще шли отделочные работы. Жильцы безуспешно обжаловали это решение в суде, затем дошли и до окружного суда. 

    СУДЕБНЫЕ БИТВЫ  НА ДВУХ ФРОНТАХ

    По словам нашего собеседника, прокуратура тоже не сидела сложа руки. Андрей Дробинин, в ту пору помощник окружного прокурора, подготовил в Арбитражный суд иск о незаконности банковской сделки с домом. Суд поддержал требования надзорного ведомства и обязал геологов вернуть деньги в банк, а дом – городу. Между тем пришло время продолжить тяжбу жильцов с геологами – на этот раз уже в суде ЯНАО.

    – На процесс явились все двадцать семей с детьми, так что зал старого здания суда на Республики, 117а был битком набит народом. Я тоже участвовал в этом заседании, представлял заключение о незаконности самозахвата и согласии прокуратуры с решением городского суда. Отмечу, пока шел процесс, в зале стояла гробовая тишина, все слушали выступавших и также молча, взглядами, проводили судью в совещательную комнату. Но едва за ним закрылась дверь, десятки людей повскакивали со своих мест и бросились на меня с угрозами. Меня приперли к стене между окнами, совали мне в лицо орущих детей, кричали, дескать, выбросят из окна прямо на заостренные штакетины забора, переедут машиной. Кто-то пытался сорвать с меня погоны. Люди были взвинчены до предела, и я их прекрасно понимал, ведь с ними обошлись несправедливо. Тем временем на крики сбежался весь суд: кого там убивают? Разумеется, всё это слышал и судья. Уже потом он мне рассказал, что выглянул из совещательной комнаты и, увидев у стены что-то красное, решил, что мне пустили кровь. Потом выяснилось, что там стояла дама в красной кофточке.

    А ПОБЕДИЛА СПРАВЕДЛИВОСТЬ!

    К счастью, ситуация разрешилась мирно. По словам нашего собеседника, суд принял компромиссное, мудрое решение и по формальным основаниям  направил дело на новое рассмотрение в городской суд. Этой передышки жильцам хватило, чтобы склонить ситуацию в свою пользу.

    – Напротив здания окружной администрации, возле памятника Ленину, жильцы разбили несколько палаток и приготовились к долгосрочной акции протеста. Но городские власти не пошли на обострение ситуации и буквально через пару дней всем обитателям спорной пятиэтажки выдали ордера. Суд прекратил производство по делу, а тот дом еще долго достраивался. Прошло еще немного времени, страсти улеглись, и те, кто бросался на меня в суде, стали приветливо кивать на улице. Я думаю, отставив эмоции, мы прекрасно поняли друг друга. Ведь каждый из нас был по-своему прав.


    Автор

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...