-11...-13°C

Цифровое ТВ
16+
  • Особо прекрасные

    15.02.2017 12:24:00

    Особо прекрасные КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Тюльпаны не из Голландии, а из третьей колонии: цветочное хозяйство насчитывает 5500 «голов».

    В нашей стране про Харп наслышаны – в этом спокойном арктическом поселении сидят самые опасные преступники: бывший майор милиции Денис Евсюков – тот, что в состоянии алкогольного опьянения убил двух и ранил семь человек в московском супермаркете, Нурпаша Кулаев – один из беспринципных чеченских террористов, никто не забудет и не простит также и Битцевского маньяка Пичушкина. Но сегодняшняя история не об осужденных. Точнее, не совсем о них, а об оранжерее и цветочном бизнесе на территории ямальской колонии.

    ОПТОМ  И  В  РОЗНИЦУ

    Поселок Харп приветствует всех приезжающих доброжелательной вывеской. Мы едем по скользкой незаснеженной дороге, спрашивая у прохожих, где находится исправительная колония № 3 – харповчане с легкостью объясняют нам ее местоположение.

    – Вам тут не проехать, – поспешно поясняет девушка.

    – Нужно дальше, – говорит мужчина в пятнистой униформе.

    Хотя колонию, если быть внимательнее, можно было приметить издалека – унылое здание, массивные железные двери в гостеприимном Харпе с недоброжелательной вывеской – «посторонним…». Внутри тоже ничего не могло бы удивить, всё так и должно быть: бесконечные проходные пункты, черные робы осужденных, стоящих на улице, надзор с автоматами и собаки, наводящие ужас одной приоткрытой пастью.

    – У нас закупают цветы не только из поселка, много заказов из Лабытнанги и Салехарда. Раньше мы были единственными поставщиками, а сейчас есть те, кто также занимается выращиванием цветов на продажу, конкуренты, – вводит нас в курс дела заместитель начальника колонии Вячеслав Адамбаев. – Большинство заказов – на 8 Марта, но есть и на 14 февраля, и на 23-е. Магазины и отдельные фирмы покупают оптом и в розницу. Кто-то специально приезжает сюда, чтобы приобрести цветы на весенние праздники.

    Пройдя несколько обязательных постов охраны, расписавшись в журнале, сдав сотовые телефоны и паспорт на входе, мы проходим в оранжерею с несколькими помещениями. В теплице влажно, как в тропиках, подходящая атмосфера для помидоров и огурцов.

    НЕПРИХОТЛИВЫЕ  ИЗ СТРАНЫ  ТЮЛЬПАНОВ

    В этой колонии отбывает срок Олег Афанасьев из 12-го отряда, он здесь главный садовод.

    – Нет, у меня не было никакого опыта работы в оранжерее, – рассказывает осужденный, вытирая пот со лба. Он впервые дает интервью и заметно волнуется. – Я просто люблю копаться в земле. Второй год занимаюсь этим.

    – То есть вы один тут трудитесь? – спрашиваю.

    – Нет, ночью выходит сменщик, а днем я, – Олег поливает саженцы раствором марганцовки и немного суетится.

    В помещении для выгонки цветов (так называется комнатка, где температура около 20 градусов) стоят 5500 «голов» трех сортов.

    – Вот «Лин Ван де Марк», а вот – «Шинейда блу», – поясняет Олег, перебирая морщинистыми пальцами крепкие невылупившиеся бутоны. – А третий сорт называется «Иль де Франс». Все сорта голландские. Они неприхотливые.

    – Мы закупаем семена в Москве, выигрываем тендер, что-то приобретаем по Интернету, – добавляет Виталий Лебедев, врио начальника отдела коммунально-бытового интендантского хозяйственного обеспечения. – Выращиваем не только розы, тюльпаны, каллы, но и лук, укроп, огурцы, помидоры. В прошлом году были астры и гладиолусы.

    Тем временем Олег Афанасьев проводит нас в теплицу, показать, как выклюнулись огурцы и помидоры. Замечаю, что в горшках растет редкий для Севера «гость» – лимон.

    – С одного куста собрали три плода, – говорит Олег.

    – И тоже на продажу? – спрашиваю.

    – Да куда там. Просто на еду.

    – Я раньше не занимался садоводством, только на даче, – повторяет свою мысль Олег, когда я спрашиваю, каждого ли можно научить выращивать тюльпаны на продажу в больших объемах.

    – Я же научился. Читал книги по этой теме.

    И действительно, в бытовке (где стоит стол, на котором Олег запаковывает цветы) в настенном кармане лежат книги по садоводству, а наверху висит план садоводческих работ.

    НАЙДЁТСЯ ПРЕЕМНИК

    Олег поливает раз в день саженцы и делится технологией выращивания. Луковицы тюльпанов проходят от магазина до рук потребителя весьма кропотливый путь: сначала их очищают, в ноябре сажают в ящики, потом ставят в холодильник-рассадочную, где минус пять градусов, а в начале февраля вытаскивают в теплую комнату «для выгонки». К этому времени Олег начинает подгонять растения: если цветы вымахивают слишком быстро, их относят в холод.

    – И сколько стоит один тюльпан? – я иду за Афанасьевым, он шутит с надзирателем, что его сейчас «накажут, если он не выберет для корреспондентов хорошие цветы».

    – 70 рублей. С утра (13 февраля. – Прим. авт.) продали 200 бутонов.

    – Справляетесь?

    – Конечно.

    – А бывали случаи, когда на заказы тюльпанов просто нет? Ну, неурожай.

    – Да, и такое бывало, но редко.

    – Куда думаете пойти работать потом? В садоводство? – спрашиваю осужденного.

    – Пока сам не знаю.

    На два вопроса про оставшийся срок и про обучение преемника Олег отвечает по-разному – «недолго» и «время есть», в колонии совершенно иное летоисчисление. Хотя даже сама здешняя реальность выглядит как оксюморон: вот тут, на Крайнем холодном Севере, растут яркие, пусть и неприхотливые, тюльпаны, а осужденный Олег занимается самым нежным делом – выращивает цветы.

    –  Кто будет заниматься оранжереей после вашего освобождения?

    – Кого-нибудь обучу, – кратко отвечает Афанасьев. – Время есть.

    ПОСТСКРИПТУМ

    По приезде в редакцию распаковываю бордово-белые тюльпаны, привезенные из колонии: теперь с сочными цветами на столе унылая зима будет отступать быстрее. Вчера, 14 февраля, по Лабытнанги, Салехарду и Харпу разошлись 400 особо прекрасных, «тюремных» цветов.


    Автор

    Андрей  Ткачёв
    Андрей Ткачёв

    Фотограф
    atk1000@yandex.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...