ПРОИСШЕСТВИЯСалехардский «кладоискатель» предстанет перед судом НОВОСТИВот и лето прошло: прогноз на последнюю неделю августа ПРОИСШЕСТВИЯВ Шурышкарском районе с плашкоута исчез мужчина ОБЩЕСТВОЛабытнангцы хотят ловушки для комаров, парковки и мурал НОВОСТИНа Ямале три арт-резиденции появятся уже в следующем году ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде молодому человеку нечаянно выстрелили в голову ЗДОРОВЬЕЯмал вошел в пятерку регионов-«тяжеловесов» по количеству больных ожирением НОВОСТИВ Лабытнанги сошел со свай еще один дом ПРОИСШЕСТВИЯВ Надыме ищут пропавшего три недели назад мужчину ЖИЛКОМХОЗВ Салехарде открыли многофункциональную площадку НОВОСТИВ Салехарде капитально отремонтировали четыре километра дорог ОБЩЕСТВОТундровики обсуждают, какие меры поддержки нужны ОБЩЕСТВОШвейцарские студенты «читают» деревья на 501-й стройке ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде спасли мужчину с карниза многоэтажки ЭКОНОМИКАБуровики учились избегать айсбергов ОБЩЕСТВОВыключатели заменить, раритеты раздать. 95-летний ямалец оценил подаренный капремонт ОБРАЗОВАНИЕ«Школьные» вертолеты летят за учениками в тундру ОБЩЕСТВОБоди-арт, флешмобы и живая музыка: как на Ямале отметили День российского флага ВЛАСТЬНа Ямале провели тренировочные выборы НОВОСТИДмитрий Артюхов подвёл итоги большого автопробега по восточной части Ямала КУЛЬТУРАПолмиллиона на искусство. Творческие коллективы ЯНАО наградили грантами КУЛЬТУРАЯмальцы в Крыму попали на съёмки… Одессы ОБЩЕСТВОВетеран ВОВ из Лабытнанги не дождалась весточки от президента ЗДОРОВЬЕВ Роспотребнадзоре рассказали об эффективности вакцинации от гриппа на Ямале ЖИЛКОМХОЗДайджест Арктики: северные регионы готовятся к плановому потеплению

  • Особо прекрасные

    15.02.2017 14:24:00

    Особо прекрасные КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Тюльпаны не из Голландии, а из третьей колонии: цветочное хозяйство насчитывает 5500 «голов».

    В нашей стране про Харп наслышаны – в этом спокойном арктическом поселении сидят самые опасные преступники: бывший майор милиции Денис Евсюков – тот, что в состоянии алкогольного опьянения убил двух и ранил семь человек в московском супермаркете, Нурпаша Кулаев – один из беспринципных чеченских террористов, никто не забудет и не простит также и Битцевского маньяка Пичушкина. Но сегодняшняя история не об осужденных. Точнее, не совсем о них, а об оранжерее и цветочном бизнесе на территории ямальской колонии.

    ОПТОМ  И  В  РОЗНИЦУ

    Поселок Харп приветствует всех приезжающих доброжелательной вывеской. Мы едем по скользкой незаснеженной дороге, спрашивая у прохожих, где находится исправительная колония № 3 – харповчане с легкостью объясняют нам ее местоположение.

    – Вам тут не проехать, – поспешно поясняет девушка.

    – Нужно дальше, – говорит мужчина в пятнистой униформе.

    Хотя колонию, если быть внимательнее, можно было приметить издалека – унылое здание, массивные железные двери в гостеприимном Харпе с недоброжелательной вывеской – «посторонним…». Внутри тоже ничего не могло бы удивить, всё так и должно быть: бесконечные проходные пункты, черные робы осужденных, стоящих на улице, надзор с автоматами и собаки, наводящие ужас одной приоткрытой пастью.

    – У нас закупают цветы не только из поселка, много заказов из Лабытнанги и Салехарда. Раньше мы были единственными поставщиками, а сейчас есть те, кто также занимается выращиванием цветов на продажу, конкуренты, – вводит нас в курс дела заместитель начальника колонии Вячеслав Адамбаев. – Большинство заказов – на 8 Марта, но есть и на 14 февраля, и на 23-е. Магазины и отдельные фирмы покупают оптом и в розницу. Кто-то специально приезжает сюда, чтобы приобрести цветы на весенние праздники.

    Пройдя несколько обязательных постов охраны, расписавшись в журнале, сдав сотовые телефоны и паспорт на входе, мы проходим в оранжерею с несколькими помещениями. В теплице влажно, как в тропиках, подходящая атмосфера для помидоров и огурцов.

    НЕПРИХОТЛИВЫЕ  ИЗ СТРАНЫ  ТЮЛЬПАНОВ

    В этой колонии отбывает срок Олег Афанасьев из 12-го отряда, он здесь главный садовод.

    – Нет, у меня не было никакого опыта работы в оранжерее, – рассказывает осужденный, вытирая пот со лба. Он впервые дает интервью и заметно волнуется. – Я просто люблю копаться в земле. Второй год занимаюсь этим.

    – То есть вы один тут трудитесь? – спрашиваю.

    – Нет, ночью выходит сменщик, а днем я, – Олег поливает саженцы раствором марганцовки и немного суетится.

    В помещении для выгонки цветов (так называется комнатка, где температура около 20 градусов) стоят 5500 «голов» трех сортов.

    – Вот «Лин Ван де Марк», а вот – «Шинейда блу», – поясняет Олег, перебирая морщинистыми пальцами крепкие невылупившиеся бутоны. – А третий сорт называется «Иль де Франс». Все сорта голландские. Они неприхотливые.

    – Мы закупаем семена в Москве, выигрываем тендер, что-то приобретаем по Интернету, – добавляет Виталий Лебедев, врио начальника отдела коммунально-бытового интендантского хозяйственного обеспечения. – Выращиваем не только розы, тюльпаны, каллы, но и лук, укроп, огурцы, помидоры. В прошлом году были астры и гладиолусы.

    Тем временем Олег Афанасьев проводит нас в теплицу, показать, как выклюнулись огурцы и помидоры. Замечаю, что в горшках растет редкий для Севера «гость» – лимон.

    – С одного куста собрали три плода, – говорит Олег.

    – И тоже на продажу? – спрашиваю.

    – Да куда там. Просто на еду.

    – Я раньше не занимался садоводством, только на даче, – повторяет свою мысль Олег, когда я спрашиваю, каждого ли можно научить выращивать тюльпаны на продажу в больших объемах.

    – Я же научился. Читал книги по этой теме.

    И действительно, в бытовке (где стоит стол, на котором Олег запаковывает цветы) в настенном кармане лежат книги по садоводству, а наверху висит план садоводческих работ.

    НАЙДЁТСЯ ПРЕЕМНИК

    Олег поливает раз в день саженцы и делится технологией выращивания. Луковицы тюльпанов проходят от магазина до рук потребителя весьма кропотливый путь: сначала их очищают, в ноябре сажают в ящики, потом ставят в холодильник-рассадочную, где минус пять градусов, а в начале февраля вытаскивают в теплую комнату «для выгонки». К этому времени Олег начинает подгонять растения: если цветы вымахивают слишком быстро, их относят в холод.

    – И сколько стоит один тюльпан? – я иду за Афанасьевым, он шутит с надзирателем, что его сейчас «накажут, если он не выберет для корреспондентов хорошие цветы».

    – 70 рублей. С утра (13 февраля. – Прим. авт.) продали 200 бутонов.

    – Справляетесь?

    – Конечно.

    – А бывали случаи, когда на заказы тюльпанов просто нет? Ну, неурожай.

    – Да, и такое бывало, но редко.

    – Куда думаете пойти работать потом? В садоводство? – спрашиваю осужденного.

    – Пока сам не знаю.

    На два вопроса про оставшийся срок и про обучение преемника Олег отвечает по-разному – «недолго» и «время есть», в колонии совершенно иное летоисчисление. Хотя даже сама здешняя реальность выглядит как оксюморон: вот тут, на Крайнем холодном Севере, растут яркие, пусть и неприхотливые, тюльпаны, а осужденный Олег занимается самым нежным делом – выращивает цветы.

    –  Кто будет заниматься оранжереей после вашего освобождения?

    – Кого-нибудь обучу, – кратко отвечает Афанасьев. – Время есть.

    ПОСТСКРИПТУМ

    По приезде в редакцию распаковываю бордово-белые тюльпаны, привезенные из колонии: теперь с сочными цветами на столе унылая зима будет отступать быстрее. Вчера, 14 февраля, по Лабытнанги, Салехарду и Харпу разошлись 400 особо прекрасных, «тюремных» цветов.


    Автор

    Андрей  Ткачёв
    Андрей Ткачёв

    Фотограф
    atk1000@yandex.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...