16+
  • Почему Анна Константиновна не желает переезжать в «Мядико»?

    08.08.2016 10:44:00

    Почему Анна Константиновна не желает переезжать в «Мядико»?
    «КС» вызвался поучаствовать в судьбе пожилой женщины

    – Кушать было нечего, я голодная была! Сотрудники салехардской скорой уверяют, что с этой жалобой Анна Константиновна к ним обращалась неоднократно.

    Они приезжают к ней, чтобы провести регулярный медосмотр и… приготовить обед. Случается, делают это и в нерабочее время.
    Решив, что судьба пожилой женщины требует общественного участия, медработники позвонили в «Красный Север» и предложили вместе с ними навестить бабушку…

    Собираясь к подопечной в гости, неравнодушный медик прихватила банку борща. Дожидаясь тарелки с горячим, пожилая салехардка посетовала, что давно не ела.

    Кстати, еще на пороге квартиры нас встретила сотрудница специализированного отделения социально-медицинского обслуживания на дому. Бабушка ласково зовет ее Ульяшей. Да и не скажешь, что Анна Константиновна недовольна ее работой. Отвечая на вопрос, кто и сколько раз к ней приходит, уверенно констатирует: «Собственно говоря, как и положено». А это значит, что три раза в неделю соцработник и два – медсестра. Итого пять раз в неделю. В остальные два дня женщина предоставлена сама себе и, как уже сказано, не может без посторонней помощи приготовить себе пищу.
    Ульяна Ильинична хлопочет по квартире, на плите пыхтит кастрюлька. В такие моменты пожилой человек оживает. Хочется поговорить…
    Анна Константиновна Седова большую часть жизни – в Салехарде, с 1960-го. На видном месте в файле (чтобы не потерять) документы. Среди бумаг медали ветерана труда. Сначала работала продавцом на пристани ОРС, потом в салехардском горрыбкоопе. Долгожительница. В сентябре ей исполнится 92 года.

    – Заведующей я была. У нас в горрыбкоопе было свое подсобное хозяйство, поросята, – вспоминает она. – У меня чистота была. Я каждого возьму за ушки, а они хрю-хрю и жмутся. Целовать их надо.
    Вспоминая о своей жизни, пожилой человек расцветает. Кажется, даже морщины на лице разглаживаются. Только вот моментов таких, когда есть с кем вспомнить былые годы жизни, не так много. Неторопливую, словно у сказительницы, речь бабушки слушать, в общем-то, и некому. Своих детей нет. Из родственников племянник и племянница. Только вот общаться с ними она не желает. Поэтому и те к ней не идут.

    – Мы же не контачим. Она сама не захотела моего внимания, – говорит Сергей Петрович. – Месяца четыре назад был у нее.
    К слову, попасть в квартиру не так уж просто и тем, кто бывает у нее по работе. Один из таких случаев, от обиды, что ее труд пытаются оспорить, рассказала Ульяна Есникова.

    – Я приходила, но не смогла попасть в квартиру. Она изнутри закрылась, и я даже ключом, что у соседей, не смогла открыть, – уточняет она. – Оставила пакет. Пришла попозже и опять не попала. Поэтому пришла в другой день, хотя не должна была.

    Этот факт подтверждают и соседи: была, пакет оставляла. Вернулась. Не успела прибраться, как на пороге гости – мы.

    В ситуации вроде бы разобрались: пока одни не могли попасть в квартиру, наведались другие. Но это лишь отдушина, а не решение проблемы. Слишком много времени престарелый человек проводит в одиночестве. Никто не знает, сколько и когда она ест между приходами соцработника. Может ли она вообще распределить еду на несколько приемов так, чтобы ее хватило хотя бы на два дня. Да и звонки в скорую, скорее всего, не от голода, а от желания ощутить заботу не по расписанию.

    Человеку нужен постоянный уход. И выход есть – дом-интернат «Мядико», в котором согласны принять Анну Константиновну. Дело за малым – уговорить бабушку написать соответствующее заявление. Но это-то и есть самое сложное. Услышав о переезде, она завертела головой, а силой в дом-интернат ее никто не может отправить. Требуется ее согласие. За чаем с Надеждой Викторовной Голубевой, заведующей специализированным отделением социально-медицинского обслуживания на дому, женщина обещала подумать. Пока ей предлагают отправиться туда, как в отпуск. Времени на раздумье неделя, чтобы не забыла.

    Комментарий

    РЕШИТЬ СУДЬБУ БАБУШКИ МОЖНО СООБЩА

    Что делать, если человек по собственному желанию не хочет отправляться в дом-интернат для престарелых? Но вместе с этим настойчиво вызывает скорую помощь: то ноги болят, то давление скачет, то пообщаться не с кем.

    Чисто по-человечески хочется помочь женщине в подобной ситуации. Бытует мнение: пожилые люди – что дети, им сложно оценивать ситуацию и трудно в силу возраста решиться на кардинальные перемены в жизни. Кто знает, быть может, Анне Константиновне понравится в «Мядико»? Там есть с кем пообщаться, к тому же круглосуточный уход и внимание врачей. Уже бывало много раз: не хотел пожилой человек переселяться в «Мядико», а потом благодарил тех, кто его туда поместил.

    Можно ли признать бабушку недееспособной по возрасту и поместить ее в интернат? И кто этому должен способствовать? С запросом «КС» обратился в Салехардскую окружную больницу, на что получил официальный ответ за подписью главврача больницы Андрея Лукинова. В нем сообщается, что недееспособность признается в судебном порядке на основании судебно-психиатрической экспертизы, которую проводят врачи-психиатры. Медики не имеют права по собственной инициативе назначить подобное мероприятие. Кто может ходатайствовать о признании недееспособности? Члены семьи, близкие родственники, органы опеки и попечительства, стационарная организация социального обслуживания– для лиц с психическими расстройствами – или медицинская организация, оказывающая психиатрическую помощь.

    Чтобы разрешить ситуацию и направить пожилую женщину в дом-интернат глава учреждения здравоохранения рекомендовал искать содействия в департаменте по труду и социальной защите населения администрации Салехарда.
    Екатерина Золотарёва
    Екатерина Золотарёва

    Автор
    +7 (34922) 4-78-18
    zolotareva_ks@bk.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика