НОВОСТИВ Салехарде капитально отремонтировали четыре километра дорог ПРОИСШЕСТВИЯВ Салехарде спасли мужчину с карниза многоэтажки ЭКОНОМИКАБуровики учились избегать айсбергов ОБРАЗОВАНИЕ«Школьные» вертолеты летят за учениками в тундру ОБЩЕСТВОБоди-арт, флешмобы и живая музыка: как на Ямале отметили День российского флага ВЛАСТЬНа Ямале провели тренировочные выборы НОВОСТИДмитрий Артюхов подвёл итоги большого автопробега по восточной части Ямала КУЛЬТУРАПолмиллиона на искусство. Творческие коллективы ЯНАО наградили грантами ОБЩЕСТВОВетеран ВОВ из Лабытнанги не дождалась весточки от президента ЗДОРОВЬЕВ Роспотребнадзоре рассказали об эффективности вакцинации от гриппа на Ямале ЖИЛКОМХОЗДайджест Арктики: северные регионы готовятся к плановому потеплению НОВОСТИСалехардцев из «поплывшей» двухэтажки временно расселят ОБЩЕСТВОФотоконкурс «Живем на Севере»: со всех ног – за счастьем! ОБЩЕСТВОДепутаты Тюменской областной Думы в Сургуте выбрали маршруты для межрегионального детского туризма ОБЩЕСТВОГлавные события форума «Мед» будут транслировать в интернете ЗДОРОВЬЕВсе условия. Ямальцев ждут на диспансеризацию по вечерам и выходные ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое отправили за решетку группу наркоторговцев ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске двое детей укололись найденными на улице шприцами ЭКОНОМИКААналитики выяснили, сколько ямальцев терпеть не могут свою работу НОВОСТИЮную салехардку будут два месяца ставить на ноги в Челябинске ПРОИСШЕСТВИЯВ Челябинске задержали мошенника, похитившего у ноябрянина 100 тысяч НОВОСТИВ Салехарде появилась экспериментальная разметка из пластика ОБЩЕСТВОНа День города в Новый Уренгой приедет певец лейбла Black Star ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске байкер на скорости вылетел из седла НОВОСТИДети мерзнут. На Ямале досрочно начался отопительный сезон

  • Почему «ожила» сибирская язва: версии и последствия

    08.09.2016 11:04:00

    Почему «ожила» сибирская язва: версии и последствия КРАСНЫЙ СЕВЕР

    Учёные считают, что вспышку заболевания, спавшего 75 лет, спровоцировали жара и… успехи тундровиков в оленеводстве.

    Немаленький Ямал оказался всё же тесноват для стад, которые на нем пасутся, говорят уральские научные работники, долгие годы работающие в Арктике. Они обсудили причины чрезвычайной ситуации на севере округа, полностью ликвидированной 31 августа, и дали рекомендации, что делать дальше.

    Версии по поводу случившегося летом выдвигали, напомним, самые разные – начиная с пресловутого «споры рассыпали с самолета». Некоторые даже усмотрели в случившемся заокеанский след… Версия промышленная – язву подняли на поверхность, копая тундру, – тоже не выдерживает критики. Очаг находился в стороне от объектов добычи, за пределами лицензионных участков, и земляные работы там не вели, сообщили в администрации Ямальского района.

    СОЛНЦЕ  ГУБИТ  ТУНДРУ

    Ученые, впрочем, призывают не искать черную кошку в темной комнате. Всё произошедшее на полуострове – вполне понятная сумма ряда факторов, говорят они.

    Первым была аномальная погода. Лето на Ямале, о чем уже говорилось не раз, выдалось чересчур жаркое. Среднегодовая температура на планете в целом уже несколько лет кряду бьет рекорды, по итогам полугодия то же самое, вероятно, произойдет и в нынешнем, говорит академик Владимир Мельников, директор Тюменского научного центра Сибирского отделения РАН. Для Ямала это выражается, к примеру, в отступании берегов – в результате растепления и таяния мерзлоты суша сдает позиции по десять-двадцать метров в год…

    – Сорок лет бываю в тундре, и, по моему глубокому убеждению, Ямал стал суше. Раньше без болотных сапог не проберешься – сейчас можно в кроссовках ходить. Тундра была заболочена, потому что под ней – мерзлота, которая держала всё. Та уходит глубже – поверхность сохнет, – говорит Владимир Богданов, директор Института экологии растений и животных Уральского отделения РАН. Олени же не только его съедают – еще и просто вытаптывают, и чем суше лето, тем больше. Как результат – часть пастбищ на полуострове Ямал превратилась в пустошь… Нормальная высота ягельного покрова – 7-8 сантиметров, отмечает ученый, а растет тундровой мох всего лишь по миллиметру в год…

    ПОЧЕМУ  ПЕРЕСТАЛИ ПРИВИВАТЬ  ЖИВОТНЫХ

    Но самые опасные пастбища – не пустыня, а пограничный участок с ней, говорит Владимир Богданов:

    – Там ягель по три миллиметра, это уже бритый газон, а не тундра. И олень начинает есть землю….

    Это и могло привести к печальным последствиям. В прошлом сибирская язва часто свирепствовала в регионе – согласно архивным данным, количество павших оленей доходило до десятков тысяч в год. Только с конца позапрошлого века по 1936 год в округе погибло более миллиона оленей, на территории шести районов Ямала зарегистрировано 59 моровых полей, в том числе десять – в Ямальском районе, указывают ученые ВНИИ вирусологии и микробиологии Россельхозакадемии, авторы вышедшей в конце августа научной статьи, посвященной причинам эпизоотии этого года. Прививок от заразы тогда еще не делали, и всё, чем могли спастись оленеводы, чтобы не потерять всё стадо, – откочевать подальше, оставляя по пути слабевших от болезни животных…

    Вакцину массово начали использовать лишь в 1927-м, со временем про вспышки болезни забыли. И с 2007 года прививать оленей на Ямале перестали. Почему?

    Дело в том, что, по мнению ряда научных работников, долговременный период затишья сибирской язвы был связан не только с ежегодной вакцинацией оленей, но и с самостоятельным очищением земли – санацией очагов заболевания. Считалось, что свойства тундровой почвы, такие, как высокая кислотность, низкое содержание гумуса и микроэлементов, крайне неблагоприятны для возбудителя «сибирки» и со временем способствуют гибели спор инфекции. Плюс дополнительно помогают делу солнце и постоянное замораживание и оттаивание, а короткое северное лето не позволяет патогену полноценно проходить биологический цикл – от споры к вегетативной клетке и обратно.

    Во внимание тогда приняли и финансовый вопрос. Маршруты миграции и кочевья стад простираются на многие сотни километров по округу, так что прививки оленям можно было делать только в коралях по пути следования ранним летом и осенью. Доставлять туда специалистов, оборудование и препараты возможно было из-за бездорожья только на вертолетах.

    Как итог – на основании анализа данных экспериментов, моделировавших различные условия хранения спор и лабораторных исследований проб почвы, взятых на местах эпизоотий прошлого, было принято решение об отмене вакцинации «дающих жизнь». Зря, как теперь оказалось…

    Кроме того, и сами оленеводы кочевали там, где не стоило. Наталия Цымбалистенко, главный научный сотрудник отдела историко-социальных исследований ГКУ ЯНАО «Научный центр изучения Арктики», рассказала о беседе с тундровой писательницей Анной Неркаги:

    – Анна Павловна общается с ненцами в Байдарацкой тундре. И она рассказала, что знает многих молодых оленеводов, которые сознательно передвигались по местам, по которым каслать было нельзя, – там, где бывали падежи. Старейшины многие годы предупреждали их, что может случиться беда. Но они молодые, горя еще не знали…

    ОБРАТНАЯ  СТОРОНА  ТРИУМФА

    Управляться с настолько громадным хозяйством, прокормить его – тоже отдельная наука, какой ямальские оленеводы прежде не проходили. И природа, видимо, преподнесла урок.

    – Полуостров не терпит больше ста тысяч оленей. Но кочевники бесконтрольно плодят животных. Сто оленей на одного человека в семье – это предельная численность, 70-80 – достаточно для прекрасной жизни. Сейчас их намного больше – на полуострове Ямал пасется стадо совокупной численностью в 350 тысяч голов. Раньше, в 19-20 веке, как только численность животных поднималась выше сотни тысяч, вступали в силу механизмы регуляции. И один из них – как раз сибирская язва, – говорит Владимир Богданов.

    Выход он видит один: снижать поголовье, причем очень значительно, на сотни тысяч оленей. Ведь даже если в этот раз все обошлось, а вакцинация убережет от беды в будущем, всегда остается банальная бескормица – к которой, по убеждению ученого, всё и идет.

    – Невероятно жалко ненцев. Главное, чтобы они получили какую-то компенсацию. Хотя бы в виде работы. Но что-то делать надо, – говорит Владимир Богданов.

    – Отнестись к проблеме нужно с разных позиций, – считает изучающий ямальских тундровиков этнолог Андрей Головнёв, главный научный сотрудник Института истории и археологии Уральского отделения РАН. – Мы должны понимать, что имеем дело, с одной стороны, с ярким успехом. С момента коллапса СССР, пожалуй, никто другой, кроме ненцев, не использовал так эффективно собственную культуру. Бум, триумф ямальского оленеводства очень хорошо сопоставим, к примеру, с чукотским провалом – а еще перед перестройкой стадо на Чукотке было больше. Во многом это связано с сохраненным ненцами потенциалом частной собственности на оленей и технологией номадизма (кочевничество – прим.авт.). Ни один народ Арктики не оказался столь успешен в собственном культурном ресурсе. Ненцы реализовали свой потенциал и добились колоссальных, даже слишком больших успехов. Они абсолютные мировые чемпионы в оленеводстве. Но у такой ситуации есть издержки. Проблема перевыпаса – обратная сторона. Этим можно, с одной стороны, наслаждаться, с другой, – пожалуйста, есть реальные звонки, говорящие о том, чем чревато изобилие.

    УЖЕ  И  СЕВЕР  ПОЛУОСТРОВА  ВЫТОПТАН…

    Главное, в чем сошлись ученые, – уменьшать поголовье в принудительном порядке ни в коем случае нельзя, принять решение должны сами хозяева. По словам Андрея Головнёва, ненцы уже сейчас вполне осознают стоящую перед ними проблему.

    – Я давно общаюсь с оленеводами, и еще относительно недавно мы с ними свободно разговаривали о перевыпасе, и они спокойно на это реагировали. Нынче весной я кочевал в ярсалинской тундре, заговорил со своими старыми друзьями… «И ты, Брут?» – отреагировали они. Они очень настороженно воспринимают такие разговоры. Осознают угрозу, но у нее есть весьма болезненная сторона. Сокращая поголовье, с кого начнут? Работают стереотипы советских времен: раскулачивание. Они помнят это и опасаются. Особенно тревожит это лидеров – тысячников, богатых оленеводов, а именно они и есть технологический менеджмент, который управляет всей тундрой.

    Основным партнером властей во взаимодействии с тундровиками как раз и должна выступить кочевая элита, говорит этнограф:

    – Ненцам предстоят некоторые усилия по собственной реорганизации. Но вопреки традиционным представлениям это очень динамичный этнос, они весьма мобильные люди и быстро реагируют на всё новое. Я очень удивился тому, как сегодня новые технологии сопровождают тундру. Здорово! И снегоходы, и коммуникации. Более того, есть и некоторые завихрения, как мне кажется. Так, в тундре распространяется этнотуризм, так быстро, что уже начинаются разговоры, что прием гостей превращается в индустрию, которая в какой-то степени замещает собой традиционную деятельность. Главное – сами ненцы готовы к многообразию, к диверсификации своей деятельности, включая даже туризм. И это  хорошие условия для диалога.

    – Нужно налаживать мощный аэрокосмический мониторинг – изучать, что происходит по маршрутам каслания. И говорить с лидерами ненцев о том, к чему идет дело, если на ситуацию не повлиять, – фактически, к уничтожению их привычного образа жизни, – говорят ученые.

    Прямая речь

    Владимир Мельников, директор Тюменского научного центра СО РАН:

     «Природа Ямала и его почвы уникальны. Грунт почти не протаивает в глубину именно благодаря растительности. Которая служит и кормом для оленей. Что случится при снятии покрова? Таяние мерзлоты, следом массовая эрозия почвы приведет к образованию оврагов, новых озер. Мы давно об этом предупреждаем, но техника по-прежнему работает в тундре летом, а перевыпас продолжается».

    Владимир Богданов, директор Института экологии растений и животных УрО РАН:

     «Регуляция численности стад закончилась, когда появились частники. Необходимо четко понимать: количество оленей нужно снижать. Того, что сейчас, природа не потерпит, а законы природы не перепрыгнуть. Но с оленеводами при этом надо договариваться. Приказом, как было возможно раньше, вопрос уже не решить, – это была бы катастрофа».

    Алексей Титовский, директор департамента по науке и инновациям ЯНАО:

    «К сожалению, сегодня все факты говорят о том, что наши пастбища перегружены, и одним из катализаторов распространения инфекции нынешним летом послужила как раз огромная концентрация оленей на отдельно взятых участках. Нужно принимать меры по регулированию, корректировать пути каслания. Мы займемся этим, в том числе и чтобы четко понимать, какие территории уже непригодны для выпаса».

     Андрей Головнёв, главный научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН:

     «Безусловно, перевыпас это проблема, но разрешить ее возможно прежде всего при участии самих оленеводов, в диалоге с ними. Нужно, чтобы решение о саморегуляции принимала тундра. Жесткие действия недопустимы ни в коем случае».

    Детали

    БАКТЕРИЯ ДОЛГО НЕ ПРОЖИВЁТ

    Округ вернулся к практике поголовной вакцинации. После прививки оленю уже всё равно, где пастись, – даже не понять будет, контактировал ли он с заразой в природе.

    – Вакцина представляет собой культуру сибирской язвы в бескапсульной форме – животное переболевает очень легкой формой инфекции, – говорит главный ветврач ЯНАО Андрей Листишенко. – Обычно на это уходит пять-семь дней, надежным сроком считаются десять. Затем организм получает стойкий иммунитет, согласно инструкции на вакцину, не менее, чем на год. Когда спора прорастает и попадет в кровь, факторы иммунитета вызывают гибель бактерии. Срабатывают они немедленно – увеличения численности бактерий до уровня, способного вызвать заболевание у человека, просто не произойдет. Так что бояться не надо. К тому же летом убоя в автономном округе нет – он начинается только в августе, когда готовят шкуры на пошив одежды.

    Подробности

    С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ ВСПЫШКА

    На этот вопрос отвечают авторы исследования, опубликованного на сайте Федерального агентства научных организаций. Предположительно, первый олень погиб от инфекции 7 июля.

    Случилось это в стаде оленевода-частника, пасшемся в районе устья реки Неросавейяха в районе озера Письёто. В последующие несколько дней в стаде гибли единичные животные, 15 и 16 июля – по два десятка голов в день. С 17 по 19 число оленевод потерял уже двести голов и четырех собак… У других частников, стойбища которых располагались чуть поодаль, такого массового падежа не наблюдалось.

    Гипотеза о самоочищении моровых полей на Ямале была дополнена: по-видимому, предполагают ученые, это касается лишь поверхностных горизонтов почвы, но в более глубоких споры консервируются и могут оттуда освободиться. Именно старые почвенные очаги заразили первых оленей, считают авторы, а вот далее заболевание переносилось «благодаря» кровососущим насекомым и, возможно, алиментарным (через желудочно-кишечный тракт) путем – олени некоторое время кормились на участках по соседству с болеющими и павшими животными.

    Тем временем

    ПРОДОЛЖИТСЯ ЛИ ПОТЕПЛЕНИЕ?

    Последние сорок лет температура непрерывно повышалась по всей планете, за исключением разве что Антарктиды, рассказал академик РАН Владимир Мельников. «Покраснела» и Арктика…

    На Ямале тоже ощущается потепление. Мерзлота не следовала тренду в точности, но за последние 15–20 лет ее температура, скажем, на Белом повысилась с -100 до -60 по Цельсию. Сейчас рост приостановился, рассказал Владимир Мельников:

    – Есть колебания, но повышения температуры пока не наблюдается. Больше того, директор Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН академик Роберт Нигматуллин рассказал, что с 2012 года понижается температура воды в арктических морях. Начинает проявляться цикл колебаний, который мы считали установившимся, – где-то 35 лет потепления и 35 – похолодания. Конечно, ему будет тяжелее «перебороть» то, что уже наработало тепло. Вдобавок, недавно впервые в истории наблюдений среднегодовая температура на Земле поднялась выше нуля, до этого была ниже. Пока причины точно не установлены. Не исключено, что друг на друга накладываются циклы с разным периодом. Одно из предположений – малый ледниковый период с пиком похолодания в XVII веке постепенно сдавал свои позиции, потому и потепление фиксировалось несколько веков. Может быть, как раз этот цикл закончился и начался следующий – повышения температуры.

    Этот процесс, даже в незначительных масштабах, в мерзлоте влечет негативные последствия, отметил ученый. Здания и сооружения, которые строились без учета такой перспективы, потребуют постоянного мониторинга.

     

     

    Данил Колосов

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    kdv-ks@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...