...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Почему селькупы не поют о любви

    18.09.2017 09:20:00

    Почему селькупы не поют о любви Фото из архива ансамбля «Мачит коймы»

    Обладательница уникального репертуара ищет ученика для работы в глубинке.

    Когда ансамбль «Мачит коймы» объявили победителем этнофестиваля «Душа тундры», прошедшем в начале сентября, руководительница Людмила Дибикова чуть в обморок не упала: «Гран-при получили! Значит всё не зря!»

    Людмила Анатольевна руководит ансамблем третий год, а поет, сколько себя помнит. Всё началось, когда маленькая Мила жила в Тольке. Мама работала методистом в поселковом Доме культуры, дочь всегда пела. Понять, что надо учиться музыкальной грамоте, ставить голос, помог случай.

    – Мы шли мимо «музыкалки», как раз когда распевались дети. Я услышала, стала трясти мамину руку и тянуть за собой. Там же поют, и я хочу – буду на сцене выступать! Оказалось, что прослушивание только 1 сентября, – улыбается Людмила Дибикова. – Я еле дождалась, бежала туда впереди мамы. Но нам сообщили, что на фортепиано мест уже нет, только аккордеон. Мне было всё равно: «Петь-то, петь я буду?», и мне ответили: «Будешь!»

    Пели мы поначалу детские песни, как-то неожиданно я услышала нашу родную, национальную. Мама одобрила: «Ну давай попробуем на селькупском петь?» – и потихоньку я начала. Помню, приезжали норвежцы, записывали нас, детей, снимали ролик о народном творчестве. Когда окончила школу, мама снова спросила: «Ты точно хочешь продолжать идти по этой стезе?», но я никогда не сомневалась: «Конечно, мама, это мое!». И в училище я пришла со своим багажом селькупских песен.

    ГЛАВНАЯ  МИССИЯ – ПЕСНЯ

    – Конечно, музыкальные инструменты, на которых я училась играть, волновали меня много меньше, чем возможность раскрыть свой вокал. Но в 2005 году я закончила Салехардское училище культуры и искусств им. Лапцуя именно по классу аккордеона. При этом еще в оркестре Пустосёлова пела. А цель у меня была всегда одна: получить образование в Российской академии музыки им. Гнесиных. Я отправилась в Москву, поступила на заочное отделение, а по возвращении в Салехард устроилась в родное училище преподавателем. Было сложно, азов-то я не знала, опыта не было. Пару лет ушло на то, чтобы во всё вникнуть, но мне понравилось. Я передаю свой опыт студентам, а они, после выпуска, возвращаются в родные поселки и там работают по моим методикам. Я вижу результат, это меня очень радует!

    Преподавательская деятельность не отразилась на творческой. Наша собеседница продолжала выступать с оркестром Пустосёлова, который концертировал по Арктическому региону и за рубежом. Постепенно карьера вокалистки с национальным репертуаром пошла в гору, Людмила начала солировать. И вновь была востребована: ей аплодировали и на Ямале, и в Эстонию, и в Венгрии.

    – Я выступаю и с русскими народными песнями, – говорит Людмила. – В Гнесинке к ним привыкла, но всё же главная моя миссия – песня селькупская.

    «ПЕСНЬ  ТАЙГИ»

    Еще в училище к ней часто подходили люди и просили делать больше селькупских песен. Друзья и коллеги поддержали.

    – Саша Кулиш из ОЦНК и Валентина Баякина из ГТРК «Ямал» говорят мне: «Чего мы сидим? Давайте создавать ансамбль! В городе нет ансамбля селькупской песни!». Они начали ходить ко мне на распевку, потихоньку учиться пению. Мы долго думали над названием, наконец придумали звучное «Мачит коймы» – «Песнь тайги». Мы же, селькупы, люди таежные.

    Потом мы искали место, где репетировать. Поначалу ходили сюда, в училище. А потом Саша Кулиш предложил нас послушать директору ОЦНК. Собралась комиссия, мы спели четыре песни и услышали: «Берем!» Так мы прописались в ОЦНК. Начали ездить по округу, выступать на Днях оленевода.

    Когда мы посетили мою родную Тольку с концертом, бабушки плакали от счастья, что слышали родную речь в живых, пусть и давно забытых песнях. Нас благодарили так горячо, что только тогда мы осознали с ребятами, какое большое дело подняли. Знаете, иногда бывает, нахлынет, хочется к маме, которая уже живет в Тобольске. А потом думаешь: «Ну, нет. Кто же тогда будет заниматься селькупской песней?» Столько сделано – надо передать кому-то, кто будет сохранять нашу песню.

    ПРЯМЫМ  РЕЙСОМ  МИМО  САЛЕХАРДА

    Сейчас Людмила Дибикова поняла, что без преемника никак не обойтись. Ищет талантливого ученика, кто не прельстится городской жизнью, а отправится в Красноселькупский район поднимать то, что начато в Салехарде.

    – В ансамбле есть девочка, землячка, учится в училище на сольном народном пении – Анжела Баязитова, – говорит Людмила. – После учебы хочет вернуться в Тольку, преподавать в музыкальной школе. Начали работать с ней основательно. Я и в родной «музыкалке» просила, чтобы они отправили ко мне ребенка, которому я передам свои знания, багаж песенный. И будет у них свой «народник». Обидно мне, что в селькупском поселке нет никого, кто поет на селькупском! Ведь самый же клад в Тольке, столько народной культуры в нашем скромном образе жизни! И дети среди этого растут, просто увидеть надо этого творческого ребенка, вдохновить! Теперь надеюсь, что приедет к ним моя ученица Анжела Баязитова. Она очень любит наше творчество, хоть сама и не селькупка по национальности! Но хотелось бы мне еще хоть кого-то.

    Меж тем, сельские жители не горят желанием детей отправлять в Салехард учиться пению. Предпочитают Тюмень, куда из села летает прямой рейс. Вот только оттуда назад мало кто возвращается, оседают в большом городе.

    СТАРЫЕ  ПЕСНИ  НА  НОВЫЙ  ЛАД

    На этнофестивале «Душа тундры», прошедшем в начале сентября, ансамбль «Мачит коймы» взял Гран-при!

    – Я чуть в обморок не упала, когда нас объявили победителями, – смеется Людмила. – Всё не зря! Я иду в верном направлении. Поём уже не только этнику, но и стилизованные селькупские песни. Я думаю, именно стилизация делает национальную песню не просто живой, но востребованной. Мы же теперь можем петь на городских праздниках, не только на узконаправленных концертах. Я сама занималась аранжировкой фольклорных песен. Песни берем из аудиофонда ОЦНК, те, которые собирались по селам и деревням селькупов. Интересно, что наши песни люди понимают, то есть поём мы на хорошем языковом уровне. Бабушки толькинские наш селькупский хвалили.

    О чем же народная песня селькупа? Песни наши о повседневности, о быте, о восходе и закате солнца, о лесных озерах. Нет песен о любви, потому что для таежного человека любовь – чувство необъятное к семье, к природе. Для нас, селькупов, важен труд, важны дети и природа, дающая пропитание. Колыбельных я тоже не знаю. Не потому, что их нет, а потому, что они – глубоко личные, люди ими не делятся. Это как у ненцев, которые тоже неохотно делятся личными колыбельными.

    Людмила Дибикова настолько верит в свой ансамбль, что даже смущается немного того, что и сама она не совсем селькупка: родственники по матери – кеты из Красноярского края. Ну тоже таежные люди! Впрочем, вся родня говорит на селькупском. Лучшая похвала для нее – народная. Люди понимают ее песни, ждут их, это главное.

    Нина Фальшунова

    Автор
    linavo@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...