ОБЩЕСТВОПочти 100 косарей! Самый большой профит ждет новоуренгойцев на уфимском направлении НОВОСТИБратья-бродяги из Надыма вышли из больницы и снова оказались в подвале ВЛАСТЬЕдинороссы начали борьбу за кресло в ямальском парламенте НОВОСТИУренгойцев будут возить на воздушных подушках через Пур бесплатно ОФИЦИАЛЬНОПОЛОЖЕНИЕ о проведении Всероссийского конкурса «МедиаТЭК» на территории Ямало-Ненецкого автономного округа ЭКОНОМИКАВ Ноябрьске для «Парк-кафе» найдут эксперта НОВОСТИНа Ямале будут бороться не с бездомными животными, а с их бездомностью ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске полицейские устроили экскурсию по СИЗО для трудных подростков НОВОСТИ«Русский буйвол» вошел в спортивную элиту Ямала НОВОСТИНа Ямале два зимника прекращают работу до следующего сезона НОВОСТИДмитрий Артюхов отреагировал на жалобы ямальцев на весеннюю распутицу ПРОИСШЕСТВИЯНапал, отобрал и сдался. Лабытнангца признали виновным в разбойном нападении на подростка ПРОИСШЕСТВИЯЖительница Тюмени обвиняет двух геев из Салехарда в совращении сына-школьника ОБЩЕСТВОНавигация – 2019: округ продолжит субсидирование межрегиональных перевозок ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске виновный в гибели молодой подруги пытается оспорить решение суда ЭКОНОМИКАЖурналист «Красного Севера» увидел, как разведывают газ на Тамбее НОВОСТИВ оленеводческих бригадах СПК «Тазовский» родился первый в этом году олененок НОВОСТИ«Пойми меня полностью»: «Красный Север» занялся переводами «китайской грамоты» НОВОСТИУлететь в отпуск – и не разориться. Губернатор сэкономил салехардцам пятизначные суммы ПРОИСШЕСТВИЯНа Ямале задержали насильника-форточника КУЛЬТУРАТворческую карьеру ямальцам предлагают выстроить «Руками женщины» НОВОСТИВ Ноябрьске разыскивают фургон, нелегально сгрузивший мусор на контейнерную площадку ОБЩЕСТВО «Сразу решила – заберу!» Как начальник поезда вернулась за сиротой из Ноябрьска, которую увидела случайно КУЛЬТУРАМамонтенок Люба желает познакомиться: у музейного экспоната – своя страничка в ВК ОБЩЕСТВОСалехардских школьников «завалили» работой в «Полярисе»

-7...-9°C

Цифровое ТВ
16+
  • Почём фунт ямальского лиха?

    27.07.2012 18:01:07

    Почём фунт ямальского лиха?

    Нелегалы-неудачники из таджикистана покинули Салехард с пустыми карманами и… тоской по Родине.

     

     

    Воскресным утром, когда почти весь город спал, из Салехардского ИВС вышли четыре иностранца. Остановившись на миг, они поблагодарили полицейских за хлеб-соль и понесли к спецмашине ФССП одинаковые спортивные сумки.

     

    Ямал давно переполнен мигрантами, многие из которых  закоренелые нелегалы. Вряд ли кто-то сомневается в том, что этих людей тысячи. Особое положение среди них занимают граждане Таджикистана. Гонимые бедностью и безработицей, которая царит у них на родине, они по полной программе эксплуатируют безвизовый режим между нашими странами. Так что вряд ли стоит удивляться тому, что среди тех немногих правонарушителей, кого удается выявить и депортировать, этнические таджики представлены абсолютным большинством.

     

    ЗНАКОМЬТЕСЬ, БАХА

     

    Спецмашина судебных приставов ничем не хуже полицейского автозака. Да и наручники у приставов из той же проверенной на многих запястьях стали. Вот только воскресные пассажиры не нуждаются в «браслетах» и о побеге даже не помышляют. В ближайшие часы их ждет вылет в Екатеринбург, а оттуда – в солнечный Душанбе, на родину, к заждавшимся женам, детям, матерям…

     

    Вся четверка нелегалов – сама любезность, того и гляди, растают от улыбок, вот только фотографироваться не хотят, и с этим приходится считаться. Самый старший из них – тертый калач спортивного телосложения, с цепким, понимающим взглядом. Разговорить такого – большая удача, но он предпочитает отделываться шуткой: зачем ему откровенничать с местной прессой? Прячу фотоаппарат, беру тот же тон. Подействовало.

     

    – Меня зовут Баха (очевидно, Баходир. – Прим. автора), – устав отшучиваться, говорит мой собеседник. – Я в ИВС три месяца сидел, всё считал дни. Мои земляки тоже долго ждали – кто 80 дней, а кто и 100.

     

    – А когда в Россию приехали?

     

    – В прошлом году 21 ноября. Ага, в самые холода попал. Страшно было. На ногах кроссовки, на плечах осенняя курточка, так три месяца и выживал, пока не поймали.

     

    – Что же вы, не знали куда едете?

     

    – Знал немного, но не думал. Я ж сюда не за деньгами отправился, – Баха многозначительно улыбается, потом поясняет: – Меня сюда девушка позвала, землячка. Только она от меня на следующий день сбежала. Так я очутился на улице. Никакой поддержки у меня не было, долго ночевал по подъездам. Потом встретил земляка, он и подсказал, где работу искать.

     

    – А разве вы не в курсе, что своё присутствие здесь нужно легализовать?

     

    – Знал, конечно, но для этого мне не хватило денег. А когда стал зарабатывать – уже и времени на это не было. Кем работал? Да кем придется, шабашки всякие, уборка, ремонт.

     

    ХОДИ ГДЕ ХОЧЕШЬ, ЖИВИ КАК ВСЕ?

     

    – Баха, а сколько трудовой мигрант может заработать в месяц?

     

    – Кто как устроится. Можно даже двадцать тысяч в месяц заработать. А кому-то и этих денег не дадут. Я вот долго работал за копейки, только на живот и хватало. Жил в магазине.

     

    – Большинство ваших земляков тоже ютятся по месту работы?

     

    – Нет, я думаю, основная масса живет на квартирах.

     

    –  А как попались?

     

    – Меня лично старший помощник городского прокурора поймал (прокуратура тоже участвует в рейдах по выявлению нелегалов. – Прим. автора), – он всё про меня знает…

     

    – А это, часом, не работодатель вас сдал, чтобы зарплату не платить? Нет? То есть, ваш последний хозяин честный человек?

     

    – Ну, вообще-то нечестный, – смеется Баха. – Честные все уже на нормальном месте спят, а не в подъезде. Меня по-любому кинули… Если честно, мне за работу 60 тысяч остались должны. Но я не жалуюсь, всё нормально…

     

    – Неужели такая доля лучше жизни у себя на родине?

     

    – Я просто по жизни заблудился, вот и приехал… По сути дела, меня использовали, обманули. А в Таджикистане тоже можно жить и зарабатывать те же деньги. Можно рыбу ловить на Каракумском водохранилище. Там много разной рыбы, жаль только муксуна нет.

     

    – Помимо работы, есть чем заняться нелегалу или приходится пахать с утра до вечера?

     

    – Можно и отдыхать, не работать. У кого телевизор в каморке есть – можно футбол смотреть, можно по городу гулять, сходить на какой-нибудь праздник, с девушкой познакомиться. Вообще здесь, в Салехарде, гораздо больше возможностей, чем в Москве. Я был там в 2004 году на заработках. И знаю: очень трудно зацепиться за рабочее место и выжить. Чуть не туда ступил – уже проблемы с полицией. Северный же народ гораздо дружелюбнее и спокойнее. Поэтому для нас на Ямале главное, чтобы документы были в порядке, тогда никто мешать не будет: ходи где хочешь, живи как все.

     

    – Вы с такой радостью домой возвращаетесь, наверное, вас есть кому ждать …

     

    – Да, жена есть, дети.

     

    – И супруга безропотно отпускает вас на заработки в соседнее государство?

     

    – Говорю ей, что надо ехать. Разве воспитанная жена возразит своему мужу?

     

    Про беглую землячку я тактично промолчал…

     

    ОБЕЩАЛИ К ЧЕМПИОНАТУ ВЕРНУТЬСЯ

     

    Особенности национального характера накладывают неизгладимый отпечаток на миграционные процессы. По разным данным, сейчас в России находятся от 700 тысяч до полутора миллионов таджикских мужчин, у многих  на родине остались семьи. То есть от 9 до 20 процентов населения всей страны обретается в России! И если жены вынуждены мириться с отсутствием своих мужей, возникает вопрос: насколько лояльно к поведению своих землячек на чужбине относятся таджикские мужчины?

     

    Пока наши герои ожидали высылки в Салехардском ИВС, достоянием гласности стали московские похождения киргизской банды так называемых «патриотов». Эти негодяи ловили землячек, замеченных в связях с мужчинами других национальностей, жестоко избивали их и унижали. Рассказав эту историю Бахе, я поинтересовался, приходилось ли ему сталкиваться с людьми, которые поддерживают такие действия? Кроме того, было интересно, достойно ли, с его точки зрения, ведут себя на Ямале его землячки?

     

    – Конечно, достойно! – не задумываясь, выпалил мой собеседник. – Я про таджикских девушек ничего плохого сказать не могу. У всех, кого знаю, есть подобающее занятие. Многие работают продавщицами в ваших магазинах. Так что ничего про подобные конфликты сказать не могу.

     

    Приставы вывели своих подопечных покурить. Баха радостно морщился на солнышке, потом изрек:

    – Эх, упустил я в жизни такой шанс!

     

    – Какой же?

     

    – Паспорт российский получить. Ох и сглупил… Я ведь, когда молодой был, в погранвойсках на таджикско-афганской границе служил. Защищал своих и ваших. Ишкашимский погранотряд, начштаба у нас был подполковник Долгов, а комбат – капитан Науменко. После службы можно было получить российское гражданство, но родители соскучились, говорят: возвращайся, сынок. Вот я и не стал заморачиваться этим вопросом, сейчас очень жалею.

     

    – Значит, и с наркокурьерами довелось повоевать?

     

    – Тех, кто отстреливался, валили на месте. Я тоже стрелял: и из миномета, и из калаша, но, честно скажу, ни одного афганца не убил. Зато подучился по-русски шарить…

     

    – А как же жизнь в СССР? Неужто до службы русским языком не владели?

     

    – Молодые были,  говорили по-таджикски, очнулись, когда Союз нам ручкой помахал…

     

    – А сейчас какое отношение к России у вас лично и у тех, кто живет в Таджикистане?

     

    – О, очень хорошее отношение. Нам ваш главный вот какие шансы дал: в Киргизию только по визам заходим, а к вам без виз – пожалуйста… Однако нам пора на регистрацию…

     

    – На Ямал еще вернетесь?

     

    – Да кому нужны ваши холода, – в один голос с Бахой отвечают его попутчики. – Теперь только в Москву приедем в 2018 году, на чемпионат мира по футболу. Одну игру посмотрим – и домой!

     

    Про 2018 год – чистая правда. Им, как нарушителям миграционного законодательства, в ближайшие пять лет путь в Россию заказан.

     

    Экономика Таджикистана находится в сильнейшей зависимости от денежных переводов трудовых мигрантов. Эта сумма стремительно растет. И по данным Нацбанка республики, уже перевалила за три миллиарда долларов в год. Это ни много ни мало – 45,4 процента ВВП беднейшей из постсоветских республик, где среднемесячная зарплата едва превышает сто долларов. 

     

    По информации Центробанка РФ, на втором месте по зависимости ВВП от переводов из России стоит Киргизия — 23 процента, третье место делят Молдавия и Армения – примерно по 14 процентов. Для Узбекистана и Украины этот показатель составляет 9,6 и 1,7 процента соответственно.

     

    С начала года судебные приставы приняли к исполнению 48 исполнительных производств об административном выдворении нелегалов за пределы Российской Федерации. Ровно половина из них приходится на Новый Уренгой, 11 – на Надым и 7 – на Салехард. Наибольшее число выдворенцев, как мы уже отмечали, является гражданами Таджикистана.

     

    Андрей Баландин

    28.07.2012

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...