НОВОСТИСалехардцев из «поплывшей» двухэтажки временно расселят ОБЩЕСТВОДепутаты Тюменской областной Думы в Сургуте выбрали маршруты для межрегионального детского туризма ОБЩЕСТВОГлавные события форума «Мед» будут транслировать в интернете ЗДОРОВЬЕВсе условия. Ямальцев ждут на диспансеризацию по вечерам и выходные ПРОИСШЕСТВИЯВ Новом Уренгое отправили за решетку группу наркоторговцев ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске двое детей укололись найденными на улице шприцами ЭКОНОМИКААналитики выяснили, сколько ямальцев терпеть не могут свою работу НОВОСТИЮную салехардку будут два месяца ставить на ноги в Челябинске ПРОИСШЕСТВИЯВ Челябинске задержали мошенника, похитившего у ноябрянина 100 тысяч НОВОСТИВ Салехарде появилась экспериментальная разметка из пластика ОБЩЕСТВОНа День города в Новый Уренгой приедет певец лейбла Black Star ПРОИСШЕСТВИЯВ Ноябрьске байкер на скорости вылетел из седла НОВОСТИДети мерзнут. На Ямале досрочно начался отопительный сезон ОБЩЕСТВОЗачем окольцевали малых лебедей на Ямале? ЭКОНОМИКАКруче, чем Олимпиада. В Казани стартует чемпионат WorldSkills ОБЩЕСТВОВ День российского флага водителям Салехарда раздали ленты с триколором ПРОИСШЕСТВИЯЗа пьяную аварию салехардскую мать-одиночку ждет колония с отсрочкой ЭКОНОМИКАВ сентябре на Ямале начнется сезон тюменских ярмарок ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги пройдут «Игры героев» ОБЩЕСТВОСамая знаменитая коза Ямала уехала… к челябинскому козлу ЭКОНОМИКАСалехардцев ждут в Школе социального предпринимательства НОВОСТИРекордный штраф за укус «заработала» чихуа-хуа из Нового Уренгоя ПРОИСШЕСТВИЯЛодочника из Приуралья, угробившего трех сельчан, ждет суд ОБЩЕСТВООчень близко… В Салехарде лисы продолжают «разводить» горожан на еду НОВОСТИЛетать нецелесообразно. «Аэрофлот» уходит из Салехарда

  • Потерявшие оленей мечтают о стаде

    16.07.2014 07:51:59

    Потерявшие оленей мечтают о стаде

    Корреспондент «КС» побывал в гостях у оленеводов ярсалинской тундры.

    – Эх, надо было болотники одеть! – зоотехник общины «Харп» Николай Пырирко тщетно пытался вытолкнуть моторную лодку подальше от берега.

    Я, обряженный поверх ветровки в маскировочный костюм и теплую куртку, с сомнением посмотрел на свои короткие резиновые сапоги.

    – Помочь? – делаю шаг вперед. И в ту же секунду металлическая «Казанка», поддавшись усилиям, оторвалась от песчаного дна.

    Глубина вокруг бортов приличная, поэтому с носа лодки заскакиваем внутрь. Следом дворняга хозяина, незлобный пес Пуру. В переводе с ненецкого – рыжий.

    Наша цель – противоположный берег ярсалинского сора – большого озера, вытекающего из реки Юмба, которая, в свою очередь, ответвляет русло от матушки-Оби.

    Там в десятке километров от Яр-Сале на холмах виднеются маленькие чумы, где, по словам председателя общины «Харп» Александра Сэроттэто, вынужденно остались на летовку более полусотни семей оленеводов.

    В это время они должны находиться за сотни верст на севере Ямальского района. Но в бескормицу потеряли практически всех своих оленей. И теперь каслать привычной дорогой им не на ком и не с кем…

     

    ТРОЕ В ЛОДКЕ, СЧИТАЯ СОБАКУ

    Под шум лодочного мотора «Ямаха» устремляемся вперед. Ветер крепок, бойкие волны, ударяясь о «Казанку», постоянно встряхивают ее. Кажется, что едешь на машине по бездорожью… В крови прибавляется адреналин. Мысленно прикидываю, успею ли снять куртку, если окажусь в озере, и куда девать фотоаппарат…

    Тем временем наш Пуру, видимо забыв, что любит путешествовать на воде, о чем перед отплытием уверял его владелец, начал истошно завывать, мечась от борта к борту.

    «Сомнительная рыба» – так дословно переводится фамилия Пырирко – только посмеивается, глядя на Рыжего. А пес, в очередной раз издав утробный рев, больше похожий на звук корабельной сирены, спрятал ушастую голову под мои руки и так крепко прижался к коленям, словно нашел самое безопасное место на свете...

    Постепенно приближался берег, еще метров триста и бояться нечего…

    Едва пристали, Рыжий стрелой вылетел на пригорок, и пока мы перепрыгивали на твердь, сцепился с «чумовыми» псами.

    У первой стоянки встретила туча комаров и бывший, как сам он представился, оленевод Михаил Худи. Сообщил, что вместе с женой и еще двумя семьями они не первый год устанавливают здесь чумы. Своего рода ненецкая дача.

    – Так-то у нас квартиры в Яр-Сале, где все удобства, – пугая сигаретным дымком мошкару, живописал он. – Только что там летом делать? Выезжаем сюда и живем, как раньше, когда еще кочевали. Нам нравится, рыбу ловим, а потом ягоду начнем собирать…

    Долго мы у Михаила не задерживаемся. Желаем удачи – и в лодку. По окаймленным зеленым кустарником и травой протокам закладываем виражи к следующей стоянке. Тут и там взлетают дикие утки, и, без шуток, совсем низко пролетело два гуся. Казалось бы, ничего особенного, скромная северная природа, но истинная красота заметна во всём…

     

    МЯСА ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ

    Новая порция «Дэты» – устрашение для комаров, и я направляюсь к трем чумам, расположенным выше по берегу. Поднявшись, вижу почти настоящий поселок из переносных жилищ. В стороне примостились еще два чума, чуть дальше сразу четыре, а за ними еще три. Людей вокруг нет. Однако у ближайшего строения жужжит переносной генератор.

    Остановившись перед пологом, заменяющим дверь, задумался, куда постучаться – сплошной мягкий брезент. Кричу: «Есть кто дома?» В ответ: «Есть».

    Заглядываю. Внутри в железной печи весело потрескивает огонь, закипает чайник, над жаровней вялятся янтарные рыбьи брюшки. Слева расположился хозяин жилища Андрей Вануйто. В дословном переводе фамилия звучит как «корень».

    Рядом неприметная среди одеял крохотная люлька, а в ней месячный младенец Хасава, что на русском означает «мужчина». Папаша заботливо покачивает четвертого сына, а всего у него пятеро детей. Вместе с женой ребятня постарше ушли в тундру за мхом. В просушенном виде его используют вместо памперсов и пеленок в люльке малыша.

    – Вы оленевод? – обращаюсь к взрослому.

    – Бывший, – короткий ответ.

    – Почему бывший?

    – А потому что оленей не осталось…

    Разговорились. Вануйто рассказал, что было у него немного оленей, всего 160 голов, и те пропали.

    – Примерно половина погибла от голода, а другие разбрелись по тундре и сейчас их не на чем искать, – вздыхает он. – Осенью, когда ребятишек вертолет в школы собирать станет, мы полетим в тундру, отыскивать своих животных.

    – Не голодаете здесь? – смотрю на скромную обстановку. Из традиционного убранства чума выделяется недорогой ноутбук и сотовый телефон на подзарядке.

    – Нет, – спокойно отвечает. – Сейчас перешли на рыбу. Правда, очень мяса хочется, давно не ели, а привыкли мы к нему, трудно без мяса…

    Недавно семья оленевода получила в районном отделе соцзащиты компенсационную выплату за потерю 60 оленей. По утверждению отца и мужа, эти деньги в сумме 30 тысяч рублей пошли на хозяйство. Вещи и продукты детям, запчасти и топливо для бурана и генератора.

    При всей сложности бытия Андрей Вануйто не выглядит мрачным, улыбается.

    – На сливочное масло, которое любят дети, денег не хватает, – говорит ненец и, показывая на вяленые брюшки рыбы над печкой, добавляет: – Делаем порца, такое ненецкое блюдо из вяленых, нарубленных и вытопленных брюшек белой рыбы. В полученный жир макаем хлеб и едим вместо масла. Вкусно и полезно…

     

    НЕТ НАСТРОЕНИЯ ЖИТЬ НА ОДНОМ МЕСТЕ

    Провожатый Николай Пырирко остался в гостеприимном чуме. А я пешком отправился дальше.

    Тундровая почва неустойчивая – прогибается под ногами, кое-где лужицы и ручейки, благо сапоги выручают. Ориентиром мне служат радостные детские крики. Необычное зрелище: девочка лет восьми играет с серой вороной. Валя, так зовут ребенка – дочь семьи Сэроттэто, что значит «владеющие белыми оленями», а ворона, точнее вороненок Кара, – ручной. Весной нашли со сломанным крылом, выходили и оставили.

    Глава семейства с утра на рыбалке, а его вторая половинка Хабычаи занята чисткой свежих щекуров. Прямо на ягеле. Вокруг собрались двое ребятишек, столько же собак, линяющий кот и тот самый Кара. Бросив рыбину животным, которую принялся дербанить клювом только вороненок, женщина ловко потрошила одного чира за другим. В ее семье двенадцать детей, старшие живут отдельно.

    – Рыба и выручает, – подтвердила она. – На пять семей у нас было больше тысячи оленей. Погибло примерно четыреста, остальные потерялись в тундре, в поисках корма. Вот мужья занялись рыбалкой, чтобы нам не голодать.

    В разговор вступает худощавый Ейко Худи. Чья фамилия, по его словам, означает «крепкий», а имя, в широком понимании, «родившийся вместо кого-то умершего…».

    – Здесь в основном сырок и щекур ловится, – говорит он. – Муксуна в озере нет, да мы его и трогать боимся. Запретами запугали, инспекторы постоянно наведываются. А вообще, рыба уже надоела, оленины хочется…

    Тундровики заверили, что кроме материальных выплат администрация Ямальского района помогала топливом для снегоходов, община выдала брезент для летних чумов.

    Буквально вчера приезжали представители администрации, интересовались, что еще нужно. А что нужно, повторяя вопрос, пожимают плечами Хабычаи и Ейко, «нам бы своих оленей вернуть, чтобы каслать, как раньше, на Север, на одном месте нет настроения и желания жить…».

     

    КОЧУЮЩИХ ЗОВЕТ ТУНДРА

    – Сытый олень всегда в стаде остается, а голодный – не знает куда идти, и бредет лишь бы корм найти, – объяснил на берегу глава общины «Харп».

    По его словам, те оленеводы, которые успели перебраться осенью на Хэнскую (Надымскую) сторону, дольше продержались. Помогли деревья, а точнее мох на них.

    – Ягель на почве сначала замерз, потом намели сугробы, а на стволах деревьев он был доступен, и животные объедали его. Только вот в Ямальском районе деревья не растут, – заключил Александр Сэроттэто.

    На сегодняшний день в общину входит более 250 семей тундровиков. Из стада в 68 тысяч голов недосчитались почти 9 тысяч оленей. А всего в Ямальском районе, по данным департамента АПК, торговли и продовольствия ЯНАО, погибло около 70 тысяч «дающих жизнь».

    – Больше надежды возлагали на отел, но телят мало, – продолжил оленевод. – Мой старший брат кочует с сыном. В их стаде родилось всего 180 животных, а ожидали около 500 олешек. Потери очень большие, ослабленные важенки не смогли выходить потомство, а родившиеся слабы…

    – Сейчас идут разговоры о том, чтобы потерявшим стадо оленеводам больше его не восстанавливать, перебираться в поселки. Как вы к этому относитесь?

    – Кочующий никогда не согласится променять кочевье на квартиры, – уверен собеседник. – Именно эти люди, которые уже давно вросли в оленеводство, резко сменить свою жизнь не могут. Они и сейчас там, на берегу изнывают, ждут осени, чтобы хоть часть стада своего найти и отправиться каслать по родной тундре….

     

    НИКТО НЕ БЫЛ ГОТОВ

    Под конец разговора Александр Сэроттэто признался. На его взгляд, к таким потерям в оленеводстве от бескормицы не был готов никто.

    – Мы до осени, до самого октября жили себе спокойно, готовились к очередной забойке, уже подсчитывали ожидаемые прибыли… и вдруг всё резко поменялось, – сожалеет оленевод. – Пришла непогода, а с ней голод…

    Он считает, что округ вначале даже не знал, как себя вести в этой ситуации. И меры принимались не на упреждение, а по ходу нагрянувшей беды. Да, ученые предупреждали о перевыпасе, о возможных природных катаклизмах, но когда реально столкнулись с проблемой, не оказалось продуманного алгоритма действий.

    – Правда, пришли в себя быстро, – согласился он. – Правительство округа выделило большие средства, и власти района внесли немало. Сам глава муниципального образования Андрей Кугаевский много раз выезжал к тундровикам, контролировал, как помогают людям, что требуется, беседовал с оленеводами, успокаивал. А такие встречи людям очень важны…

     

    МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

    Восстановить хотя бы частично.

    Проведена большая работа по выявлению пострадавших семей и оказанию им помощи.

    Об этом рассказал заместитель начальника управления по делам КМНС Ямальского района Семён Вануйто, пояснив, что отсутствие дорог в тундре в разы усложняло задачу доставки товаров и техники оленеводам, оказавшимся из-за падежа в чрезвычайной ситуации.

    – При поддержке округа власти района приобрели комбикорм и минерально-витаминные добавки на сумму более 7 миллионов рублей, – проинформировал он. – На 3,5 миллиона рублей закупили медикаментов. Лекарственные средства передали оленеводческим предприятиям «Ярсалинское» и «Панаевское», общине «Харп». Почти 10 миллионов ушло на снегоходную технику. Для бригад этих же оленеводческих предприятий купили 27 снегоходов «Ямаха». Их использовали для транспортировки хозяйств вместо ослабленных или погибших ездовых быков.

    Поскольку изменились пути каслания, местным властям также пришлось в срочном порядке приобретать и доставлять людям дрова. Со слов собеседника более 1170 кубометров дров и 200 тонн топливных брикетов развезли в ярсалинскую, новопортовскую и тамбейскую тундры. На что потребовалось еще дополнительно 3 миллиона рублей. А стоимость доставки всей помощи обошлась почти в 20 миллионов.

    – Поддержали наши давние партнеры – предприятия «Газпромгеологоразведка» и «Газпромнефть Новый Порт», – отметил заместитель начальника управления по делам КМНС. – Они взяли на себя львиную долю затрат на доставку бензина и дров тундровому населению, оплатив три четверти всей суммы.

    Семён Вануйто также добавил, что власти округа и района готовят программу по восстановлению поголовья оленей. На средства, выделенные из окружного бюджета, планируется закупить от 20 до 25 тысяч особей. Это позволит частично компенсировать потери предприятий и оленеводов-частников.

     

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Прописная  истина...

    Когда ехал в гости к оленеводам, да еще потерявшим стадо, думал встречу неразговорчивых, придавленных нуждой людей. В реальности с улыбкой о своих проблемах говорили все ненцы, с которыми довелось пообщаться. Конечно, без ликования, но руки никто не заламывал...

    Видимо, таково восприятие жизни у них. Прописная истина – в тундре, как впрочем, и другом месте, нельзя впадать в отчаянье... А посему стараются довольствоваться малым и необходимым. Но о том, что «хотят поесть мяса», все жители берега также говорили единодушно.

     

    Владимир ГАНЧЕРКО

    utrennii@mail.ru

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...