-9...-11°C

Цифровое ТВ
16+
  • Псих и немножко нервно

    18.02.2017 14:08:00

    Псих и немножко нервно
    На третий день после открытия квеста-перформанса «Псих» в Салехарде мы направились его опробовать. Если в прошлый раз нашу команду намеревались отравить ядовитым газом, то сейчас ее хотели придушить. Представляете? Всех. Руками неуправляемого душевнобольного
    и без малейшего чувства жалости.

    ПРОСТО КЛИНИКА КАКАЯ-ТО

    18.00. Пока меня не убили, я буду записывать всё, что увижу и услышу. Почему у меня есть стойкое чувство, что нас убьют? Потому что с психически буйными, что тут, говорят, водятся, вряд ли можно договориться.

    18.10. Вспоминаю историю этой комнаты. Раньше на этом месте располагалась психиатрическая клиника, сейчас здание по-прежнему хранит страшные тайны и «питается» чужими страхами. Надеюсь, не нашими.

    18.15. «Свет, свет», – кричим мы Денису. Свет горит несколько минут, а потом мы оказываемся в кромешной темноте.

    18.20. Из рации доносятся вопросы, на которые мы не знаем ответа. Мы ищем ответы в этих самых, выхваченных незоркими глазами, предметах. Нам немного боязно, потому что псих где-то рядом. Мы даже не представляем, насколько. 

    18.22. Впереди нас дрожит дверь. Куда нам деваться? Разве что залезть в тумбочку или под стол.

    18.30. Из рации идет бодрое: «Отлично». Значит, мы на верном пути. Во второй комнате кровать с цепями, жестяные медицинские банки. Что бы это значило? Если есть больные, значит, тут есть и врачи?

    18.35. Наш коллега включает компьютер, думаем, в этом «ящике» хранится важная информация о том, как выбраться из западни. Но техника в руках опытного компьютерщика расслабляется и не выдает нужные нам пароли. Кажется, выхода нет…

    ЧЕЛОВЕКА ПРОЩЕ НАПУГАТЬ

    – Вы прошли квест за 45 минут, – радуют организаторы Сергей Никитенко и Ричард Спиридонов уже после того, как мы находим все ключи и выходим из заточения. – Пока только две команды справились с заданием за такое время.

    – Вообще, легко ли «построить» подобный квест? – спрашиваем.

    – Как это делаем мы? Мы смотрим помещение, определяемся с тематикой, сочиняем сценарий, оборудуем комнату, тестируем ее, – рассказывает Ричард. – Сейчас думаем сделать игру, рассчитанную на более ранний возраст (два существующих квеста («Пила» и «Псих») – это 12+. – Прим. авт.). Но это сложнее, ведь многие делают хоррор-квесты, так как человека проще всего напугать, чем доставить ему другую эмоцию. С детской игрой нужно продумать всё тщательнее.

    КОПЯТ ДЕНЬГИ И ИДЕИ

    Как рассказал Ричард, их самому юному квестоману было девять лет, а самому опытному – 55. Квесты в полярной столице пользуются популярностью, а активисты видят результаты своей работы в искренних эмоциях искушенных и неискушенных северян.

    В других ямальских городах интерес к подобным играм немного поугас: кто-то копит деньги и силы, кто-то не нашел в людях эмоциональной и денежной поддержки. Так, в 2016 году в Новом Уренгое прикрылся квест «Взаперти», ноябрьские «Игры разума» ищут средства на реализацию проекта, а губкинский активист Андрей Глущенко, который в прошлом занимался квест-бизнесом, равнодушно отвечает: «Меня перестают интересовать проекты, которые никому не нужны».

    Автор

    Фотограф

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...