ОБЩЕСТВО«Сердце разрывается от равнодушия людей». В Тазовском возмущены поступком женщины, которая переехала собаку и уехала НОВОСТИЛегенды Севера сложили из бревен СПОРТТаркосалинцы отличились в финале Спартакиады учащихся России ОБЩЕСТВОДайджест Арктики: у спасателей – сезон охоты на заплутавших грибников НОВОСТИ«Шокер не нужен, хватит тревожной кнопки!» Врачей взяли под защиту от неадекватов и автохамов НОВОСТИЛабытнангская пенсионерка пропала на день позже, чем считалось ОБЩЕСТВОПутин присвоил звания Героев России летчикам, посадившим самолет в кукурузном поле СПОРТМуравленковец нокаутировал американского бойца на международном турнире по самбо КУЛЬТУРА«Цой жив»: ноябряне спели хором легендарные хиты ОБЩЕСТВОНа острове Белый проверяют загрязнение атмосферы Арктики НОВОСТИЯмальцев 36+ допустили до жилищных субсидий по программе «Молодая семья» ПРОИСШЕСТВИЯ«Истыкал ложкой до полусмерти». На Ямале вахтовики устроили побоище в поезде ВЛАСТЬНа Ямале начинается досрочное голосование ВЛАСТЬГубернатор поручил отремонтировать поликлинику в Лимбяяхе и построить бассейн в Коротчаево ЭКОНОМИКАПАО «Запсибкомбанк» снижает ставки по ипотеке НОВОСТИМэр ямальского города «качественно» высмеял хейтеров ОБЩЕСТВОВ аэропорту Салехарда по-новому «просветят» багаж НОВОСТИНемецкие журналисты снимают фильм про Ямал НОВОСТИНа Ямале подростки набирают команды на турнир «Уличный красава» НОВОСТИПереправу через Пур закроют на три ночи, а мост продолжают строить ОБЩЕСТВОРемонт подъездной дороги к Ноябрьску выходит на финишную прямую ЖИЛЬЁСнимать квартиру в ЯНАО дороже, чем на курортах НОВОСТИ«Обдорск» на связи, «джип» поднимается в небо ОБЩЕСТВОКрупнейшее исследование проводится в акватории Обской губы ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги продолжили поиски пропавшей пенсионерки

  • Пётр ПАДАЛКИН: «Самая высокая награда для меня – звание почётного гражданина Ямала»

    18.08.2011 12:55:36

    Пётр ПАДАЛКИН: «Самая высокая награда для меня – звание почётного гражданина Ямала»

    Петру Прохоровичу Падалкину 18 августа исполняется 80 лет. Почти половину из них он проработал на Ямале. Годы не изменили его. Всегда собранный, энергичный, неравнодушный по жизни человек. В Тюмени возглавляет Совет ветеранов при представительстве Ямала, который объединяет сейчас около четырех тысяч человек. К нему так же, как в былые времена, идут люди со своими заботами и переживаниями. Мы беседуем с Петром Прохоровичем в его тюменской квартире.

    Приветливо встречает жена Ольга Сергеевна. В следующем году они отметят 60-летие совместной жизни.

    Самые лучшие годы связаны с Севером. О нем многое напоминает. На стенах  картины дочери. Одна из них – пейзаж, на котором узнаются окрестности Салехарда. На другой – три богатыря, почти по Васнецову. Но если приглядеться к лицам, то в них можно узнать Константина Ивановича Миронова, Николая Петровича Тишина и самого Петра Прохоровича. Они в свое время возглавляли органы власти в округе. Приехали на Ямал еще до начала интенсивного нефтегазового освоения. Сейчас трудно даже представить, с какими сложностями добирались тогда сюда.

    С этих воспоминаний началась наша беседа с Петром ПАДАЛКИНЫМ.

     

    ТРУДНАЯ ДОРОГА НА СЕВЕР

     

    Пётр Прохорович, как вы попали на Ямал?

    – Приехал я сюда в 50-м, когда мне было всего 19 лет. После окончания медицинского училища. Само путешествие из Воронежской области на Ямал заслуживает того, чтобы о нем рассказать. Ехали мы поездом до Москвы, потом из Москвы до Тюмени. В поезде я познакомился со своей будущей женой Ольгой. Она тоже по распределению ехала на работу. Окончила планово-экономический техникум в Ивановской области. В Тюмени мы, пятеро ребят – выпускников медучилища, получили направление на Ямал. Оля тоже. Десять дней ждали парохода. Она еще оставалась в Тюмени, а мы на колесном пароходе «Ленин» отправились в Салехард. Через восемь суток прибыли туда. Поразило меня то, что я впервые в жизни увидел почти полностью деревянный город. Было лишь два каменных здания – не действующая тогда церковь и ресторан «Север».

    Но путь продолжили дальше?

    – Меня направили в Красноселькупский район фельдшером районной больницы. Туда из Салехарда добирались более двух месяцев. Сейчас даже трудно это представить. Хотя в 19 лет это как-то не очень возмущало. Думали, так и надо. Сначала пытались улететь в Тазовское, а оттуда уже до Красноселькупа. Тогда по маршруту Тюмень – Салехард – Тазовское летал американский гидросамолет, который брал на борт до 30 человек. Но погоды не было. Двадцать дней безрезультатно ходили в гидропорт. Попытались уехать на барже с последним теплоходом «Микоян», который вел караван судов до Тазовского. Но около Нового Порта настиг шторм. Все восемь барж разбросало. «Микоян» нас потом собрал, мы вернулись назад. Уже был лед.

    И только 22 октября с аэропорта 501-й стройки мы полетели в поселок, в 45 километрах от Красноселькупа. Через двое суток на катерке прибыли на место назначения. Два года отработал там, потом перевели в Салехард в окружную санитарно-эпидемиологическую станцию. А через три года начал работать в комсомоле. Прошел путь от заведующего отделом пропаганды Салехардского горкома комсомола до первого секретаря окружкома комсомола. О том времени у меня остались самые теплые воспоминания.

     

    В ОТВЕТЕ ЗА ВСЁ

     

    Чем же тогда занимался комсомол?

    – Были неразлучны комсомол и спорт. Впервые в Салехарде мы, комсомольцы, залили на стадионе каток. Брали воду с реки. Ни одного спортивного зала тогда не было, зато энтузиазма хоть отбавляй. Зимой лыжи, летом футбол. В Салехарде в то время было 12 футбольных команд. А еще молодежь очень рвалась к знаниям. Многие по вечерам учились в школе рабочей молодежи.

    Отмечу еще одно большое дело, за которое брался комсомол. Это ликвидация безграмотности среди коренного населения. Из Салехарда тогда сотни ребят, имеющих среднее образование, отправлялись в тундру. Проработали там кто год, кто два. Мы договорились с Тюменским и Тобольским пединститутами, и ребята без экзаменов были приняты в эти учебные заведения.

    А в партийной работе что было особенно важным?

    – После комсомола десять лет проработал в аппарате окружного комитета партии. Как заведующий орготделом занимался в основном подбором кадров. К тому времени я уже окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Мы взяли в аппарат целую плеяду людей с высшим образованием из числа коренных народов Севера. Тогда, в начале 60-х, их практически не было. Пришедшие к нам Мирон Ямкин, Лида Вэлло, Сергей Ириков, Роман Ругин и другие молодые специалисты – состоялись. Многие до сих пор служат округу.

    Пять лет работал первым секретарем Шурышкарского райкома партии. Бюджет района был небольшой. Выше головы, как говорится, не прыгнешь. Но округ помог району в выделении средств на строительство школ. Мы построили четыре школы. Хотя и в деревянном исполнении, но это были новые здания, уже не печное отопление. И пять новых детских садиков появилось.

    – И вот вы снова вернулись в Салехард, уже первым секретарем горкома. Город по-прежнему в основном оставался деревянным, каким он встретил вас в 50-м. С какими проблемами вы столкнулись?

    – Проблемой номер один было ЖКХ. Прежде всего  вода и тепло. Водопровода в Салехарде не было. Воду возили, как помнят старожилы города, сначала с реки, потом скважины пробурили. Я приехал – они уже были. Из них брали воду, развозили по домам. И не только на лошадях, появились водовозки. И тепло – 32 котельные, все на угле. Их мы начали переводить на жидкое топливо.

    Постоянно возникали непредвиденные ситуации. Ложишься спать и не знаешь: может, придется среди ночи вставать и искать замену пьяному кочегару, устранять неполадки в котельной, тушить пожар. Беспокойное было дело, и за всё приходилось отвечать.

    Второй большой проблемой были дороги. Уже при мне построили дорогу из настоящей шестиметровой плиты, которая выпускалась у нас в Харпе. Проложили дорогу через рыбокомбинат до аэропорта и начали асфальтировать. Эти вопросы мы решали через газовиков. Пробили и окружную дорогу.

    Считаю, удачно решили проблему перевода школ на односменку. Ведь раньше занимались в две смены. Построили школы на Мостострое, в районе рыбоконсервного комбината и на улице Мира. И второе – ликвидировали дефицит мест в детских садах. К тому времени наконец-то был снят запрет на строительство зданий в капитальном исполнении. Разрешались только деревянные дома в связи с тем, что до этого времени существовал план строительства Нижнеобской ГЭС. Если бы его реализовали, здания ушли бы под воду. Когда запрет сняли, появились детские сады в капитальном исполнении. Очередь исчезла. А капитальные здания стали расти одно за другим.

    Порой говорят, что освоение северных месторождений в то время прошло мимо Салехарда. Но ведь это не так?

    – Конечно, не так. Всё-таки Салехард как был окружным центром, так им и оставался. Все нити управления шли из окружкома партии и из окрисполкома. И потом, первые объединения геологов и геофизиков были созданы именно здесь. Салехард оставался основным пунктом, в котором сосредотачивались материально-технические ресурсы. Они шли потом дальше. Это был сложный период. Люди приезжали, их надо было разместить, накормить, напоить. За это отвечали окружные власти.

    Если подводить итог северной работе, то самой высокой наградой для меня является звание почетного гражданина Ямала. До сих пор делаю всё, чтобы быть полезным округу.

     

    ПОДДЕРЖАТЬ ВЕТЕРАНОВ

     

    После Севера вы ведь тоже не оставили работу?

    – Я покинул Салехард в 1988 году. Переехал в Тюмень. Работал инструктором в облисполкоме, в отделе народов Севера. Пять лет — заместителем председателя комитета по делам национальностей. Последняя моя должность была – эксперт представительства. До 70 лет трудился. Ушел на пенсию,  и в том же году меня избрали председателем Совета ветеранов при представительстве. И вот я уже одиннадцатый год председателем.

    Как пришла идея создать Совет ветеранов Ямала?

    – Должен сказать, мы к этому долго шли. Еще в начале 70-х начали составлять списки тех, кто переехал в Тюмень. Вначале взяли на учет бюджетников. Представительство выделило небольшие средства, чтобы оказать им помощь. Но приехали на юг области и лучше обеспеченные газовики, геологи и строители. У них были свои добавочки к пенсии, хоть небольшие. Мы составили списки и этих ветеранов. Затем – работников сельского хозяйства, потребительской кооперации. Ну а потом постепенно взяли всех, кто проработал на Ямале 15 и более лет, – свыше тысячи человек. Администрация округа инициативу поддержала. Мы поняли, что нужна организация, которая занималась бы ветеранами. Создали Совет. 6 апреля 2000 года, как сейчас помню, подписан приказ и утвержден состав Совета. С тех пор мы работаем.

    Многое удалось сделать?

    – Считаю, да. Благодаря тому, что получали постоянную поддержку наших идей со стороны губернатора Юрия Васильевича Неёлова. Какие вопросы решались? Прежде всего, оказывалась материальная помощь. Хоть даже 500, 200 рублей. В то время это были деньги. Во-вторых, медицинское обслуживание в поликлинике имени Нигинского. Все ветераны до сих пор лечатся там. Процедуры получаем бесплатно, за исключением зубопротезирования и массажа.

    Позже решили вопрос о более существенной поддержке. Стали ежемесячно доплачивать две тысячи рублей к пенсии по программе «Сотрудничество». До сих пор каждый ветеран получает эту прибавку. Но не только.

    Ямальцам, которые имеют, к примеру, ордена, звания заслуженных работников отраслей, ежемесячно выплачивают плюс к тому две тысячи рублей. Еще при Юрии Васильевиче ветеранам, проживающим на юге области, стали выделять по 10 путевок в год в санаторий «Ахманка», это то же детище Ямала. Сорок тысяч рублей за путевку далеко не каждому по карману.

    Новый губернатор Дмитрий Николаевич Кобылкин поддержал доброе дело и выделил нам 15 путевок в год. Он очень внимательно относится к нуждам ветеранов. Мне рассказывают: когда он собирает в Салехарде свою команду, глав городов и районов, всё время напоминает о том, чтобы не забывали ветеранов.

    Но северянам, которые оставили привычные места, нужны не только материальная помощь и лечение?

    – Конечно, людям надо еще и общаться. Надо, чтобы никто не чувствовал себя покинутым. Для этого мы стали создавать землячества. Первое было «Надымчане». Вслед за ним образовали «Полярный круг», «Ямал», «Заполярное», «Пуровчане». В этом году появилось еще одно, в Ялуторовске. Всего землячества объединяют 880 человек. Организуют праздники, экскурсии.

    Правда, одно время землячества стали жить тяжко из-за финансирования. Федеральный закон запретил муниципалитетам выделять деньги на общественные дела. Когда пришел новый губернатор, он встретился с нами, выслушал. Дмитрий Николаевич  молодец – вопрос решил основательно. Нашел возможность, как это сделать законным путем. В соглашении между правительством округа и нефтяниками записали такой пункт: три миллиона рублей выделять ветеранам, переехавшим на жительство на юг области. И сейчас землячества горя не знают на ближайшие три года.

    Чтобы упорядочить работу, мы создали Союз, который объединил все землячества. Первые полгода возглавлял его я, но тяжело справляться с двумя должностями. Недавно, 4 августа, руководителем Союза ветеранов мы избрали Фуата Ганеевича Сайфитдинова.

    У вас всегда бодрое настроение, вы всегда, как говорится, в форме и готовы к работе. В чем секрет?

    – Наверное, это потому, что люди меня окружают добрые. Мне всегда везло на людей, на учителей и учеников. Вообще, северяне – народ особый. Летуны на Севере не задерживаются, остаются основательные люди. Ямал сближает.

    Мы сейчас еще одно дело начали. Решили сделать традиционными встречи со студентами-ямальцами. Рассказывать, какая нам жизнь досталась на Севере и какие качества нам помогали. Возможно, наши советы им в будущем помогут. В землячествах каникулы до первого сентября. После  начнем готовиться ко Дню пожилых людей. Встретимся в очередной раз и с нашими студентами.

    СПРАВКА «КС»

    Пётр Прохорович Падалкин почетный гражданин ЯНАО.

    Родился 18 августа 1931 года в Воронежской области. Окончил Острогожское медучилище (Воронежская обл.) в 1950 году и Высшую партийную школу при ЦК КПСС в 1965 году.

    На Ямале работал с 1950 по 1987 год. С 1955 годана комсомольской работе, с 1963-гона партийной. Был заведующим организационным отделом окружкома партии, первым секретарем Шурышкарского райкома партии (1975 – 1980), первым секретарем Салехардского горкома партии (1980 – 1987).

    Награжден орденом «Знак Почета», медалями.

    Людмила НИКИФОРОВА

    Фото автора

    На снимке: Опыт супружества четы Падалкиных представляет интерес не меньший, чем личные заслуги юбиляра. Ведь в наше время бриллиантовые свадьбы, которую отметят супруги через год, случаются очень редко.

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...