16+
  • Счастливчик, или восемь месяцев войны…

    22.02.2012 07:04:59

    Счастливчик, или восемь месяцев войны…

    В канун 23-й годовщины вывода советских войск из Афганистана, воспоминаниями о своей молодости и о войне поделился воин-интернационалист, заместитель председателя Совета ветеранов Афганистана города Надыма и Надымского района Гулиев Габиль Фирдовсу-оглы.

     

     

    Так уж повелось, что разные эпохи рождают своих героев, и только смысл подвига остается единым во все времена — люди жертвуют собой не за что-то, а за кого-то. Самопожертвование всегда возносит человека на необычайную высоту, оставляя в веках память о его подвиге. В наших силах напоминать новым поколениям о том, что у них есть великая история. И это значит, что ее необходимо помнить и беречь.

     

    ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА…

     

    – Я родился в живописном городе Евлах  Азербайджанской ССР, – рассказывает Габиль. – Мои родители – очень честные, добрые и порядочные люди, воспитавшие в строгости четверых детей. Я – старший сын в большой дружной семье, на меня равнялись младшие, и для них я старался всегда быть примером – в учебе, увлечениях, в спорте. Родители жили дружно, отец работал инженером-строителем, мама-бухгалтером. К службе в Армии готовился с детства, серьезно занимался спортом, к совершеннолетию имел I разряд по вольной борьбе. Умел постоять за себя, и при необходимости защитить слабого. Перед армией окончил автошколу. К моменту призыва в ряды Вооруженных Сил - к осени 1987 года, имел на руках водительское удостоверение. О том, что могу попасть служить в «горячую точку», не задумывался, поэтому и страха  особого не было. Из сотни призванных в Евлахе новобранцев отобрали десятерых самых крепких и спортивных, и  отправили в Ашхабадскую «учебку». Среди «избранных» был и я.

     

    ПУТЬ В АФГАНИСТАН…

     

    С момента прибытия в Туркмению, Габиль понял, что новобранцев будут  готовить к серьезной службе. В Ашхабадской «учебке» особое внимание уделялось политзанятиям, физической подготовке, умению обращаться с оружием.

     

    – Мы постигали  непростую солдатскую науку, стараясь впитать все по-максимуму, – говорит Габиль, - так как догадывались, что нас  отправят в Афганистан. У меня была возможность перевестись в другую часть, как сделал, например, мой одноклассник, но я, во-первых - не хотел расстраивать родителей, а во-вторых – решил следовать своей судьбе. Получив сержантское звание, понял, что готов к участию в боевых действиях – назад пути для меня уже не было… С мая 1988 года в моей биографии открылась Афганская страничка.

     

    ЭХ, ПУТЬ ДОРОЖКА, ФРОНТОВАЯ...

     

    Габиля определили в 69 отдельную материального обеспечения бригаду (МОБ) 40-й армии. Служить предстояло в Баграмской провинции, вблизи перевала Саланг.

     

    Автомобильные колонны 69 МОБ обеспечивали снабжение всех частей и соединений боеприпасами, оружием, ГСМ, продовольствием.Основные маршруты следования колонн пролегали через перевалы  Саланг и Баграм.Выполняя многодневные рейсы на автомобилях «КАМАЗ»,  в условиях высокогорья и минной опасности, солдаты и офицеры проявляли мужество и героизм, так как колонны часто обстреливались «душманами».

     

     

    – Перевозящие грузы машины, постоянно подвергались нападениям со стороны местного населения, – вспоминает ветеран Афганской войны, – несмотря на то, что автомобили двигались по кишлаку со скоростью 70 км/ч, местные «лихачи» наловчились спрыгивать  с крыш хибар, деревьев, бордюров в кузов и сбрасывать наземь продукты, а мы не имели права ни остановить машину, ни, тем более, стрелять. Иногда происходил бартерный обмен  с афганцами: меняли тушенку и сгущенку на овощи и фрукты. Часто угощали афганских детей – они были чумазыми, оборванными и голодными. Советские солдаты жалели их, старались обогреть и подкормить.

     

    ПЕРВАЯ КРОВЬ

     

    – Советские солдаты особо  ни в чем не нуждались – было все необходимое для жизни в полевых условиях, – говорит Габиль, – но дело двигалось к выводу войск, а у кого-то и к «дембелю», поэтому иногда все же приходилось выезжать в город. Во время вылазок в «дукан» (магазин), старались держаться вместе по 2-3 человека. Обязательно надевали каски и бронежилеты, у каждого  в руках  был автомат. В основном, приобретали джинсовую одежду, подарки для близких: отцу и братьям – часы; маме, жене, сестре, невесте – украшения или платки. Местное население называло нас «шурави» (советские люди), или «бача» (молодой человек). В этот раз нам не повезло – мы встретили в «дукане» бандитов, которые затеяли драку. Один из них кинулся на меня с ножом – хотел убить. Хорошая реакция помогла мне увернуться от острого ножа, но, защищаясь, я сильно поранил лезвием руки. На всю жизнь остались у меня шрамы – своеобразная метка от злых «духов».  Так впервые впитала Афганская земля мою солдатскую кровь…

     

    ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ

     

    Летом 1988 года началась подготовка к выводу советских войск из Афганистана. Мы стояли в 10 километрах от города Пули-Хумри. Точной даты нашего выхода указано не было, время вывода войск все время откладывалось. «Духи» по-прежнему нападали на автоколонны, перевозящие грузы. В Пули-Хумри был убит брат командира бандформирования провинции Баграм Пульмуддина Хетматияра, и он поклялся жестоко отомстить «шурави», посредством их уничтожения. Особенно зверствовали бандиты в православные и советские праздники: на Рождество, Пасху, Крещение, Новый год.

     

    – Я был назначен командиром отделения. В нашем распоряжении было пять «КАМАЗов», занимающихся разведкой дороги на Кабул. В январе 1989 года, когда начался вывод войск,  мы, поставив палатки, приступили к патрулированию дороги. Контролировали  и учитывали двигающуюся мимо блокпоста технику,  докладывали в штаб  сведения о передвижении автоколонн. В тот злополучный  зимний день нас было четверо: командир, и трое солдат.

     

    Бандиты на наш блокпост напали внезапно, мы не успели  надеть  каски и бронежилеты, нас буквально «прошили» автоматные очереди.  Один солдат был убит,  я получил контузию и три пулевых ранения.

     

    Меня спасло то, что мы находились буквально в километре от батальона, где стоял госпиталь. Подоспевшая в считанные минуты подмога, подобрала нас двоих, как погибших, но по дороге солдаты заметили, что я жив и передали полевым хирургам. Они сделали необходимые операции и отправили санбортом в Союз. Я мечтал торжественно  уйти из Афганистана по Мосту Дружбы, традиционно выбросив шапку в мутные воды Амударьи,  но судьба распорядилась по-другому – в день вывода войск я лежал на операционном столе в 340-м Окружном Военном  Краснознаменном госпитале им. П.Ф. Боровского и опытные  хирурги продолжали бороться за мою жизнь.

     

    ЗДРАВСТВУЙ, ЖИЗНЬ!

     

    – Говорят, что я счастливчик – родился в рубашке и под счастливой звездой, улыбается Габиль, – наверное, это правда. Никто не думал, что я, имея три пулевых ранения, несовместимые с жизнью, выживу, но доктора верили в меня, а я верил в них, а еще немножко верил в себя и не хотел огорчать маму…

     

    Мне было всего 20, и мне так хотелось жить, дышать, любоваться солнышком, нежной зеленью, цветами… Я карабкался, как мог и смерть, видя мое упорство и жизнелюбие, через два месяца махнула костлявой рукой, и отступила. Мне было для кого и ради кого жить, было большое желание вернуться и я выжил!

     

    Здесь, в госпитале, у меня уже была поддержка – приехал отец, он пробуждал во мне боевой дух, обеспечивал усиленное питание, учил заново ходить… Мне  так хотелось приехать домой в афганской форме, но моя пробитая пулями и обильно политая кровью одежда к дальнейшему использованию была непригодной, в госпитале мне смогли выдать только парадную форму…

     

    ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМОЙ…

     

    Какой же долгой была через восемь  месяцев войны, тяжелых ранений и операций,  дорога домой! Я едва ходил и плохо представлял себе, как буду жить дальше, но была надежда, и я упорно тянулся за ней… Мы с отцом приехали домой 17 марта – в канун главного мусульманского праздника, который традиционно отмечаем вместе. Мама, увидев меня, упала в обморок. За время моего пребывания между жизнью и смертью,  она лет на 10 постарела и голова ее совсем стала седой, а было ей в ту пору всего 40 лет.  Сбежалась вся родня, знакомые, соседи, женщины почему-то все время плакали, а я все удивлялся: «И чего ж так убиваются – я же живой!?»

     

    ОДНАЖДЫ, ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ…

     

    Мы познакомились с этой замечательной историей, через двадцать лет, после свершившихся в Афганистане событий. А что же Габиль? Как дальше сложилась жизнь воина-интернационалиста? А хорошо сложилась! Через два года после демобилизации парень уехал на Крайний Север в поселок Правохеттинский, устроился водителем в ПМК-2. Здесь встретил свою судьбу – прекрасную, добрую, ласковую девушку Мзию. Сейчас Габиль и Мзия воспитывают  троих замечательных сыновей – Эмина, Нусрета и Али-Аслана.  Получив высшее юридическое образование, Габиль работать по приобретенной специальности не стал, а нашел себе работу по душе –  устроился бойцом  Ведомственной пожарной охраны Правохеттинского ЛПУ МГ ООО «Газпром трансгаз Югорск» - в мирное время спасает людей, их имущество и дома.

     

    Габиль бережно выкладывает на стол свои  награды – их девять. Среди них есть именные часы «Слава», Грамота Президиума Верховного Совета СССР, медали: «Ветеран боевых действий» и «Боевое братство», медали, врученные  к 70-летию Вооруженных сил, 15-ти и 20-тилетию вывода Советских войск из ДРА…

     

    – Мне часто снится Афганистан, – говорит Габиль, – все-таки восемь месяцев отдавал там воинский долг. Несмотря на ранения, на сон урывками в полной  амуниции и в обнимку с автоматом,  к афганскому народу у меня отношение хорошее. Мне жалко до сих пор плохо живущих простых афганских людей. А вот бандитов не жаль, но  у них, по моему мнению,  нет нации, и сердца у этих нелюдей тоже нет… У меня есть большое  желание побывать в республике Афганистан. Наведаться в те места, где служил, где ходил, где терял сослуживцев и друзей. Мне хочется побывать на земле, где когда-то пролилась моя кровь…

     

    Воины-интернационалисты выполнили в Афганистане свою миссию. Советские войска в 1979 году вошли в страну и через 10 лет, выполнив свою задачу, организованно вернулись на Родину. Различие между Советской Армией и вооруженными отрядами оппозиции, конечно же,  есть –  40-я армия делала то, что считала нужным, а «душманы» то, что могли.

    Память о храбрых воинах-интернационалистах  жила, живет и будет жить вечно.

     

    Татьяна Зубарева

    22.02.2012

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика