ЭКОНОМИКАРазбирают по камушкам. В Надыме вторую городскую школу превратят в конфетку НОВОСТИПрокуратура проверит администрацию Лабытнанги и «управляшку» из-за развалившегося дома ОБЩЕСТВОО судьбе осевшего дома на Обской и его жителей спросили губернатора ПРОИСШЕСТВИЯСалехардца осудили за угон правительственного авто СПОРТВолейболисты новоуренгойского «Факела» вошли в состав символической сборной мира ПРОИСШЕСТВИЯСалехардца осудили за истязание сожительницы ЭКОНОМИКААэропорту Новый Уренгой дали добро на прием бразильских самолетов ПРОИСШЕСТВИЯ«Их просили сильно не раскачиваться…» В Ноябрьске спорят, надо ли демонтировать качели, на которых «поломался» ребенок ЭКОНОМИКААвто не дрогнет на кочке. Возле Обдорского острога ремонтируют дорожное полотно ОБЩЕСТВОБезопасность детских площадок на Ямале – под особым контролем ОБЩЕСТВОПосле уборки на Харасавэе экобригады очистят побережье Карского моря ЭКОНОМИКАСельхозкомплекс «Ноябрьский» увеличивает поголовье дойных буренок НОВОСТИЯмальцы отправили более трехсот килограммов посылок пострадавшим в Иркутской области ЭКОНОМИКАВ Харпе устроят заезды на лыжероллерах ЖИЛЬЁУ ямальцев меняются запросы к недвижимости на Большой земле ОБЩЕСТВО«Биографию» Ямала напишут студенты НОВОСТИШторм-прогноз на 17 июля. Ямальцев просят заранее преодолеть переправу через Обь ОБЩЕСТВОВ Кутопьюгане в честь праздника приготовили 150 литров ухи ЭКОНОМИКАСамый большой в мире мерзлотник готовят к реставрации ЭКОНОМИКАЯмальским предпринимателям бесплатно сделают сайт, видеоролик или подберут фирменный стиль ПРОИСШЕСТВИЯМальчику из Гыды возместили вред от укусов беспризорной собаки СПОРТИгрок ямальского «Факела» стал призером летней Универсиады ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги сгорел ангар с газовыми баллонами и ГСМ ПРОИСШЕСТВИЯВ Приуральском районе спасают туриста с острой болью в сердце НОВОСТИНа Ямале до конца недели будет жарко

  • Шёл по малолетке, а сидел – по-взрослому

    21.05.2012 06:26:30

    Шёл по малолетке, а сидел – по-взрослому

    Свое первое «образование» он заканчивал за решеткой. Год назад вышел, речь – сплошной жаргон. Постоянно приходилось просить, чтобы перевел сказанное на русский язык.

     

    Делиться воспоминаниями отказывался категорически: «Вам не понять всего, да и зачем мараться в этой грязи…» Однако на днях Степан (из этических соображений имя изменено) сам меня нашел. Долго молчал, собирался с мыслями, теребил в руках вязаную шапочку… И начал рассказывать.

     

    Круто ты  попал…

     

    С детства он рос в тепле и заботе. Слыл ласковым мальчиком. В школе проказничал, но не больше других. После девятого класса поступил в местное профессиональное училище. И уже на втором курсе познакомился с «крутыми пацанами».

     

    – С ними закурил, выпил пива, – вспоминает парень. – По их совету начал качать мускулатуру.

     

    Стал прогуливать училище, а в редкие дни, когда заглядывал на занятия, хамил преподавателям и сокурсникам. Зарвавшегося подростка пытались урезонить, но натренированный кулак молниеносно разбивал в кровь нос или лицо «обидчика».

     

    – Хотелось, чтобы меня уважали и боялись. По наводке дружков стал отнимать деньги, вечно ввязывался в какие-то разборки, драки. И, что интересно, проблемы-то не свои решал, а чужие. Но никто мне был не указ – ни родные, ни друзья детства.

     

    Беспредельничал 16-летний подросток вволю, пока по заявлению родителей пострадавшего школьника его не задержали сотрудники милиции. Степан в очередной раз избил мальчика и отнял мобильный телефон.

     

    – Мне дали год условно, вроде успокоился, – продолжает Степа. – Но через два-три месяца всё началось заново, только злее и агрессивнее. Вновь  пиво, сигареты, спортивный зал, в котором я качался до одури, тюремный «блатняк» и полная потеря страха перед законом…

     

    Находясь на условном сроке, прямо в фойе крупного торгового центра, «нашпигованного» видеокамерами, он избил малолетку и отнял у него деньги. Действовал, как говорит, по указанию «друга». Позже того отпустили, а Степана закрыли в одиночной камере СИЗО.

     

    – Поначалу, если честно, думал, что всё это несерьезно: подержат и отпустят. Надеялся на лучшее.

     

    Жизнь – в  прах

     

    В одну из ночей он покрылся холодным потом от осознания: «Это конец, впереди – зона!» Затем были допросы, свидетели, одиночка – изо дня в день одно и то же. После Степана «покатали» по ИВСам (изолятор временного содержания), пока не состоялся суд.

     

    – Когда объявили приговор, я ушам не поверил – больше двух лет заключения в Харпской колонии особого режима, – хмурится от воспоминаний Степан. – Почему туда? Я уже знал, что там большинство зэков – это опасные насильники, убийцы, рецидивисты… И меня к ним?! Переживал сильно. Пока не попал на зону, не мог поверить, что это происходит со мной, – он глубоко вздохнул и замолчал, прикрыв глаза рукой. Отпив глоток воды из стакана, парень тихо продолжил свой грустный монолог:

     

    – Когда прибыли в Харп, я уже знал, что это «красная» зона, то есть большинство осужденных сотрудничает с администрацией. И как только мы переоделись, начались «ломки на повязки» – согласившийся надеть на руку повязку становился помощником администрации. Тех, кто не подписывался, ломали. За малейшую провинность бьют, да так, что ломают не только физически, но и дух твой убивают.

     

    – Кем бы ты ни был – вором, бродягой, «мужиком», но если «таранишь» (отрицаешь режим содержания), то попадаешь под «пресс».

     

    На мой вопрос «Ты попадал?» он утвердительно кивнул головой:

     

    – И не раз. Посадили как-то в изолятор за то, что ходил в неуставном виде. Несколько пуговиц расстегнул, штаны слегка подкатал – и на десять суток загремел. Окон нет, мебели минимум. Вентиляция высоко на потолке, – вспоминает Степан. – Когда идет проверка, надо докладываться, а я не так сделал – тут же поставили в «позу звезды». Встал не так – ударили по почкам. Затем под ноги насыпали хлорки и залили всё это водой. Пришлось дышать этими испарениями.

     

    – Били за всё, в изоляторах держали. Даже за то, что просто поделился пайкой чая, – продолжает бывший заключенный. – «Стукачом» был бит в «душу», да так, что сломался нательный крестик и кровью плевал. Много чего было… Там и к потолку за ноги подвесить могут, и «парашу» чистить заставить. «Опустить» хотели, били беспощадно, но я остался мужиком – выдержал, отстоял себя.

     

    – А вообще, прочитайте «Харп» наоборот и поймете, во что превращается отсидка для человека за полярным кругом, да еще и при особом режиме отбывания. Врагу не пожелаю туда попасть! – грустно резюмировал Степан.

     

    ОТ РЕДАКЦИИ

    История, рассказанная Степаном, впечатляет. И вряд ли останется без официальной реакции со стороны заинтересованных структур. Наверняка на эту публикацию откликнутся и УФСИН России по ЯНАО, и органы прокуратуры.

     

    А пока этого не случилось,  уместно подчеркнуть, что подобные истории обсуждались в стенах «Красного Севера» неоднократно. Случалось, после освобождения из колонии захаживали к нам смурные граждане, чтобы на условиях анонимности поведать похожую историю. Однако всякий раз, когда журналистам «КС» доводилось бывать по службе в ИК-8, ИК-3 или ИК-18, нашему взору являлась совсем иная, вполне позитивная картина. Об этих визитах мы многократно писали в газете, представляя подробные фотоотчеты и живые беседы с тамошними сидельцами. Случалось, что жалобы о нарушении прав осужденных в ЯНАО доходили до правозащитных организаций с громкими названиями. Итог проверок, в которых, помимо силовых структур, участвовали и представители общественных организаций, бывал один и тот же – жалобы на жестокое обращение не находили своего подтверждения.

     

    При этом участников таких проверок трудно обвинить в предвзятости. Органы прокуратуры регулярно находят в ямальских колониях какие-нибудь нарушения. Так, буквально на днях по требованию окружной прокуратуры к дисциплинарной ответственности привлечены должностные лица УФСИН РФ по ЯНАО. Они не обеспечили исполнение требований законодательства о противодействии коррупции. Но даже эти нарушения не имеют ничего общего с психическим воздействием и пытками, о которых нашему журналисту рассказал Степан.

     

    Тем не менее этот рассказ Степана мы решили опубликовать – в надежде, что хоть кого-нибудь из юных слепцов, заразившихся вирусом блатной романтики, он заставит задуматься, испугает, предостережет.

     

    ----------------------------------

    УРОКИ ЧУЖОЙ НЕВОЛИ  ДОХОДЯТ НЕ ДО ВСЕХ

    Может ли чужой пример донести что-то до юных хулиганов или только идущих к этому «статусу»? «КС» решил это проверить.

    С исповедью Степана мы отправились в салехардский отдел по делам несовершеннолетних. Попросили сотрудников показать готовящийся к печати материал их подопечным, чтобы потом расспросить тех о впечатлениях.

    Тут нас ожидало разочарование. Двое салехардских ребят, состоящих на учете в отделении ПДН, отреагировали на текст без особых эмоций. Подобных историй в наше время множество, объяснили «КС» сотрудники отдела.

     

    – Вообще, такие примеры, мне кажется, работают не для всех, – говорит врио начальника отделения Наиль Мукабенов. – Есть люди, которые преступают закон необдуманно, скажем, порисовавшись перед «друзьями». На них наказание, даже сама его возможность, влияет. Однако есть и подростки, которые просто начинают тщательней скрываться.

     

    На многое, уверен капитан полиции, влияют жизненные обстоятельства, скажем, неблагополучие в семье.

     

    – Таких ребят заметно сразу. От обычной жизни в рамках закона они уже не ждут ничего хорошего, так что не видят иного выхода, как встать по другую сторону баррикады.

     

    Подросткам, состоящим на учете, в отделе демонстрируют наглядные примеры их возможной судьбы, до которых далеко строчкам текста. Их возят с экскурсиями в колонии, чтобы посмотрели, как там живется заключенным. И даже это помогает не всем.

     

    – Конечно, на кого-то колония производит впечатление. Но есть такие, для кого это – смех. А вот когда они оказываются там сами, получив реальный срок, многие меняются и что-то осознают, – говорит Наиль Владимирович.

     

    – Даже письма оттуда пишут. Мол, поняли всё, теперь бы другим объяснить, что так, как мы, поступать нельзя. И ведь предупреждали нас, а мы выводов не делали… – добавляет старший инспектор отделения Марина Волкова.

     

    Надежда Хабаза, Андрей Баландин, Данил Колосов

    21.05.2012

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...