-9...-11°C

Цифровое ТВ
16+
  • Сирота в Ямальском-2: свобода и деньги кружат голову

    10.02.2018 12:57:00

    Сирота в Ямальском-2: свобода и деньги кружат голову Фото: smisektor.ru
    Детдомовцев, получивших квартиры, не жалуют коммунальщики и жалеют соседи. Почему, узнал «КС».

    СИТУАЦИЯ

    ДВА МЕСЯЦА ПОТЕРПЕТЬ… И УЖИВЁМСЯ

    Кабина лифта исцарапана посланиями негазетного содержания. Моя собеседница не утверждает, что «наскальные» надписи сделали сироты, но других детей в подъезде нет, а бабушкам это не надо… Вообще соседствовать с начинающими взрослую жизнь сиротами нестрашно, делает вывод женщина: на замечания реагируют, не дерзят. Бывало, мусор на лестничную площадку закидывали, так пожилые следопыты выискали концы – безобразие не повторялось.
    – В июле – августе было очень шумно, видать, только выпустились – гуляли. Музыка гремела до четырех утра, кричали, хохотали... Дом ходуном ходил! Правда, после того как я поднялась, объяснила, что так нельзя, выключили всё, больше шума такого не было. Видимо, вначале у них прямо голову срывает, это время приходится перетерпеть. А сейчас тихо-мирно уживаемся, – рассказывает Флёра Кинчевна. К участковым, по ее словам, сердобольные землячки не обращались, жалеют ребят, тем более что те к замечаниям прислушиваются, исправляются.
    В полицейском участке, к которому приписан Ямальский-2, жалобы на шум и громкую музыку нашли легко. Они поступают регулярно, раз в месяц точно. Северяне ведь народ дружный, любят собираться. Причем, по словам участкового, магнитофонов у молодежи нет, их роль выполняют чаще всего телефоны. А что соседям всё слышно, будто под ухом орет, так это «спасибо» монолитно-каркасному дому.
    С другой стороны, высокая слышимость позволяет держать ухо востро. Пожилую женщину беспокоит, что возле сирот время от времени крутятся парни постарше:
    – Именно к нашим ходят какие-то ушлые ребята. Боюсь, как бы не обработали их и без квартир не оставили…

    ЗАДОЛЖАЛИ ЗА ГОД

    Случаи, когда сироты продавали или проигрывали квартиры в Ямальском, прежде были. Пока региональное правительство не ввело своего рода «страховку»: оформляют квартиры в пятилетний наем. Если в течение этого времени нет замечаний – квартиру передают в собственность, в противном случае продлевают временный договор. У нанимателя связаны руки: продать, подарить жилье он не имеет права, остается жить, с соседями дружить и оплачивать вовремя «коммуналку».
    В управляющей компании сироты из 45 квартир на особом счету.
    – Средняя задолженность – 32 тысячи, максимальная – 81,7. Это те, кто ни разу не платил. Велась претензионная работа, носили уведомления в почтовые ящики, в дверях оставляли, подавали в суд, а воз и ныне там, – сетует специалист отдела по взысканию дебиторской задолженности Сергей Ашурков.
    Найти должников, по его словам, практически невозможно. По адресу регистрации в Тюмени они не проживают, на телефон не отвечают, квартиру чаще всего сдают.
    – Те, у кого уже не одно исполнительное производство, конечно, выходят на обратную связь, просят предоставить рассрочку. Мы прекрасно понимаем: сумму, которая копилась год, сложно выплатить за пару месяцев. Вместе составляем график, чтоб условия были реальные. Есть люди, которые просто тянут время, всё подписали, а платежи не поступают. Единицы понимают всю серьезность этого, другие – хи-хи, ха-ха… не работали, сдавали квартиры, ну и что… – говорит представитель управляющей компании.
    Долго ли должникам будет сходить с рук инфантилизм? Имущество за долги приставы всё равно не опишут, его просто нет – квартира в найме!..
    – Ограничение коммунальных услуг еще никто не отменял.

    Обычно это электроснабжение или популярное в последнее время водоотведение. В отношении сирот пока таких мер мы не принимали. Но это работает, людям некомфортно, сразу чудесным образом находится вся сумма, – привел пример Сергей Ашурков.

    С ВРЕМЕННОЙ ПРОПИСКОЙ ЛЬГОТ НЕТ

    Из детского дома «Сияние Севера», который находится в Исетском районе Тюменской области, во второй новый микрорайон переехали 13 выпускников. Они более-менее под контролем, заверила Татьяна Аникина, заведующая службой сопровождения. Всего на постинтернатном сопровождении (оно положено, пока сироте не исполнится 23 года) 43 человека – студенты и ребята, которых забрали в приемные семьи. Первых регулярно навещают в Тюмени. Помогают получить квартиры, обустроить их, выбрать мебель и технику.
    – Они же не умеют распоряжаться деньгами… Мы первое время ездим с ними и квитанции ЖКХ оплачивать. Контролируем, чтобы всё за один раз не потратили. Выезжаем часто, иной раз на неделе раза два бываем – по обстоятельствам, – рассказывает Татьяна Николаевна.
    О тех, кто выпустился на Ямале и пожелал получить квартиру в Тюмени, собеседница ничего сказать не может. Долги, по ее словам, копятся у тех, кто окончил колледж, выселился из общежития, не получает стипендию и пока не трудоустроился… Для некоторых аренда квартиры едва ли не единственный доход.
    – Есть две девочки, сестры, обе получили квартиры в Ямальском. Одну сдают и живут вместе на эти деньги. У кого-то есть пенсия по потере кормильца, у кого-то по инвалидности, кто-то только на стипендию живет. У всех по-разному, каждый выкручивается, как может, – отмечает Татьяна Аникина.
    Ребятам с особенностями здоровья сложнее всего. Не могут оформить субсидию на услуги ЖКХ. В Тюмени эту льготу предоставляют только тем, у кого постоянная регистрация, а как сказано выше, у сирот вначале прописка только временная – на пять лет.
    – У нас есть мальчик с легкой умственной отсталостью. Окончил лесотехнический колледж, но несамостоятельный очень. Жить один не может, работать – только под контролем. Пенсия у него восемь тысяч, а «коммуналка» зимой – три с лишним. На что ему жить? – разводит руками Татьяна Николаевна. – Мы регулярно вносим «коммуналку» из его пенсии, долгов нет. А за него самого боимся: помогли пройти МСЭ, сделали бессрочную группу, сейчас оформляем прописку, потом на биржу труда поставим… Но до бесконечности в детском доме он оставаться не может. Хорошо бы ему жилье дать в Аксарке, ближе к сестре, или в Салехарде.


    ЧАСТНЫЙ ПРИМЕР

    Три реальные истории выживания после детдома

    Совершеннолетия и расставания с детским домом сироты ждут, считая дни. Как узники в заключении. Там, за порогом, полная свобода и ни одного контролера. Только друзья, только веселье!


    МНЕ ХОТЕЛОСЬ ПОТРАТИТЬ ВСЁ СРАЗУ!

    – Я гуляла в свое время, хорошо гуляла, но на занятия ходила. А как еще, когда выходишь на волю, где можно всё, – рассказывает Арина Сокирка. – У кого есть голова – устоит, а у кого нет – извиняйте. Терялись у нас ребята, спивались, пропивали все деньги, кто-то умудрялся квартиры пропивать, менять на алкоголь…
    В лабытнангском детском доме она оказалась малюткой – 10 месяцев от роду. Выпустилась три года назад. Первая проблема – неумение распределять деньги. Глаза горят, хочется потратить всё сразу, невдомек, что доход надо распределить на месяц. Арину в таких ситуациях спасал старший брат, ругал, но не бросал.
    Из колледжа, где она училась на технолога общественного питания, ее отчислили, тогда решила устроить личную жизнь. Работает секретарем в финансовой организации, рассчитывает на рост. Будущим летом попробует восстановиться и закончить среднее образование, чтобы пойти на высшее. В университете она непременно хочет постигнуть право и стать адвокатом, чтобы бороться за справедливость. Это у нее еще с детдома, в любом споре брала роль третейского судьи. Жизнь несильно их раскидала, многие оказались в Ямальском-2.
    – На выходных наши детдомовские позвали меня обои поклеить. Я с радостью согласилась, еще и собрать мебель помогу. Но только своим, – отмечает девушка.
    На вопрос: хватает ли на жизнь, утвердительно кивает. Однако бывает нелегко, деньги сами в руки не идут.
    – Если с головой всё в порядке, руки-ноги целы, надо работать, платить за квартиру. Ведь если администрация начнет проверять, заметит долги или еще что – отберут квартиру, отдадут другому, поэтому стараюсь не копить, – беспокоится собеседница.
    Сейчас она живет с подружкой, делят все расходы пополам. В «Сиянии Севера» Арина давно не была и повременит еще немного: летом планирует большую покупку – авто. На нем поедет в Кировский и заберет воспитателя из своей семьи Фаину Николаевну к себе погостить, показать, как обустроила свой дом.

    После девятого класса на свободу поторопилась и Ангелина Андреева. (Разговор получился очень откровенным, но девушка не захотела, чтобы о некоторых эпизодах стало известно родственникам и знакомым. Поэтому попросила изменить имя и фамилию.)
    – Когда я закончила учебу, получила квартиру, у меня на руках оказалась огромная сумма. Конечно, я голову потеряла, все деньги разлетелись. Нам всегда в детском доме говорили: не тратьте! А мы же из поселка выезжаем в большой город, всё интересно, всё хочется попробовать: новые вещи, новые впечатления, новые места. Ни о чем не задумываешься, – рассказывает девушка, у которой быстро начал расти долг по «коммуналке».
    Когда от скопленной за несколько лет пенсии по потере кормильца ничего не осталось, взялась за голову. Устроилась в кафе-бар официанткой. Решила учиться дальше. Честно признает: сама бы не справилась. Помогла служба сопровождения, куда в любой сложной ситуации звонят все выпускники. Геля не проходила в колледж по баллам, были сложности с восстановлением пенсии. Говорит, приехали, взяли за руку и пошли договариваться. Всё получилось. Теперь прилежная студентка живет в общежитии, квартиру сдает и долгов не копит. Надеется, что ее пример станет уроком для младшей сестры, которая выпускается через пару лет. Будут они друг другу плечом, как и всем своим.
    – Парень наш из Салехарда прилетел, ему негде тут остановиться, звонит: можно у тебя остановиться? Да конечно! Как я не пущу человека, с которым жила в одном детском доме. Еще один случай. Недавно другой наш парень в аварию попал, в коме лежал. Мы ночевали возле него, жили в больнице. Потом ему кушать было больно, зубы сломаны – помогали… Сейчас у него всё хорошо, – рассказывает девушка.
    Ей 21 год, еще два года она будет учиться на технолога общественного питания, пока идет пенсия и стипендия. Собирается в вуз, заочно. Может, воплотит детскую мечту и станет дизайнером.


    ЖИЛЬЁ НЕ СДАВАТЬ, ДОЛГИ НЕ КОПИТЬ

    Двери для гостей, особенно детдомовских, всегда открыты у Ираиды Яр (близкие зовут ее Ирой). У нее часто отмечают дни рождения, устраивают посиделки. Пусто в холодильнике не бывает, на крайний случай у хозяйки припрятана пара пачек вкусного печенья. Она и сама печет неплохо, по первому образованию кондитер – контролер качества. Сладкая жизнь, думаете? Бывало всякое.
    Ира, ее брат и две маленькие сестры из Тазовского района, они остались без мамы в 2012 году и оказались в Кировском. На память о матери не осталось даже фотоальбома. А на месте дома, где они жили, красуются новостройки.
    19-летняя Ираида, как самая старшая, изо всех сил старается держаться за родню. Когда получила квартиру, хотела забрать младших, но воспитатели сразу осекли – опека не дает детей неработающим. Девятилетнюю Герду и семилетнюю Анфису взяли приемные родители. Теперь юные тазовчанки живут в татарской деревне, учатся управляться по дому, ухаживать за скотом. Ира погостила у них, говорит, хорошая семья, за девочек спокойна. Почти каждый день разговаривают по телефону, строят планы на лето. С братом Амиром, которому исполнилось 17, старшая сестра хочет рвануть в Питер, погулять по мостам и обязательно попасть на чемпионат по футболу.
    Все житейские вопросы она научилась решать сама и всегда поделится опытом с младшими. Например, что делать, если во всей квартире не горит свет, перестала работать духовка и как надо разговаривать с электриком, который навязывает дорогие услуги. Она часто с тоской вспоминает родину, жалеет, что не там получила жилье. Ямальский-2 всем хорош, но далековато от центра, на дорогу до места учебы надо закладывать часа полтора, если не больше. Ираида одна из немногих принципиально не сдавала жилье, даже когда жила в общаге. Не хочет неприятностей и недоразумений.


    АКЦЕНТЫ

     Ветераны возьмут молодёжь под крыло

    В активе Союза ветеранов Ямала, узнав о долговых ямах сирот, крепко задумались. Переживаний по поводу молодежи хватает. «КС» записал основные.

    – Надо выяснить, из каких они муниципалитетов, и пусть каждое землячество за своих берется. Может, им на работу надо помочь устроиться.
    – А если работают, значит, выходить на начальство. Мы сами ничего не сделаем, поговорим разве, и что? Начальство должно обязать выплачивать либо из зарплаты отчислять!
    – Может, правда, под крыло землячеств их брать? Общаться, приглашать на мероприятия, чтобы почувствовали, что свои люди есть. Можно и одеждой помогать, они ж очень бедно живут…
    – Они настолько привыкают, что для них абсолютно всё готово, что сами для себя ничего не хотят делать…
    – В Салехарде не лучше была история… Выделили жилье, но что они сделали с ним спустя пару месяцев? Кучковались по пять-семь человек в одной квартире, спали непонятно на чем, а остальные квартиры сдавали... Как им помочь? Вложишь свои мозги, что ли? Это уже упущенный момент, вот с теми, кто выпускается, в этом плане можно поработать.
    …В итоге ветераны, активно развивающие волонтерскую помощь пожилым и неходячим, решили внести в свою повестку пункт по работе с сиротами.

    Алсу Хайретдинова
    Алсу Хайретдинова

    Автор
    alsu_x@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...