0...2°C

Цифровое ТВ
16+
  • «Согретых Сибирью» отыскали журналисты

    09.05.2015 02:18:28

    «Согретых Сибирью» отыскали журналисты

    На зданиях бывших детских домов Тюменской области появляются мемориальные доски.

    Бывшую воспитанницу детского дома № 87, ныне ветерана Ямала Людмилу Ульянову пригласили в Ялуторовск – участвовать в открытии памятной доски.

    Она жила там уже в мирное время, но хорошо помнит рассказы поварихи тети Поли, которая выхаживала и откармливала перепуганных и голодных детей. Они прибегали к ней на кухню и у печки слушали, как она придумывала блюда, чтобы порадовать и сытно накормить ребятишек. Из крови, которую привозили с ялуторовской бойни, и яичного порошка тетя Поля готовила вкусный омлет.

    С вестью о Победе детские дома стали пустеть, родственники, знакомые, знакомые знакомых забирали детей обратно в Ленинград и другие города. Многие уезжать не хотели, плакали.

    – Свой рассказ тетя Поля всегда заканчивала так: «Вот бы посмотреть на тех ребятишек, кем они стали, что с ними стало». Жалко, что дети военной поры не приезжали к нам, что мы их не знали, жаль, что у нас не было интереса, надо было хотя бы переписываться, – с сожалением говорит Людмила Эрендженовна.

    Эти и другие факты о том времени стали достоянием широкой публики благодаря Всероссийской акции «Согретые Сибирью», в рамках которой Тюменский издательский дом совместно с редакциями городских и районных газет провел большую исследовательскую работу. Архивные документы и воспоминания воспитанников и воспитателей собрали в двухтомник «Согретые Сибирью».

    В нем подробно рассказано обо всех детских домах, эвакуированных в Тюменскую область в годы Великой Отечественной войны, и описано, какое участие в судьбе детей приняли тюменцы.

    За первые два года войны на тюменской земле было создано 97 детских домов, которые приняли почти десять тысяч детей из блокадного Ленинграда, Москвы, Калмыкии и с Украины. В городах и селах, где работали детские дома, организаторы акции «Согретые Сибирью» установили памятные доски.

    В двухтомнике описаны воспоминания воспитательницы Александры Гайдамак, которой в 1941 году было 20 лет. Тогда, холодным осенним днем 41-го, на станции Ялуторовск жители встречали эшелоны, женщины заботливо укрывали, усаживали на подводы озябших и голодных ребятишек, которых размещали в детских домах города и района. Старые люди говорили: тех, что покрепче, забирали в семьи, давали им свои фамилии, слабых не брали – боялись наказания, если они умрут.

    – Ребятишки были разные: очень маленькие, совсем изможденные, кто-то покрепче – этих детей деревня спасла, потому что и хлебушек немножко был, и молоко, и, как мама рассказывала, они стали поправляться, – пересказывает воспоминания воспитательницы ее дочь Надежда Шестакова.

    А вот блокаднице Эльвире Шефф никогда не забыть дорогу из Ленинграда, как их, плачущих, отбирали у матерей, чтобы отправить в Сибирь, где нет бомбежек, а дорогой всё время усыпляли, чтобы не кричали. Многие не доехали – в пути эшелон был почти месяц, девочек, которые лежали с ней рядом, Эльвира Карловна больше не видела.

    Инициатор издания книги, главный редактор журнала «Сибирское богатство» Иван Кнапик признается, что собрать и систематизировать материалы было не так просто. Во-первых, стерлись из памяти многие воспоминания, документы в архивах хранились разрозненно, во-вторых, нумерация детских домов постоянно менялась. Третья сложность заключалась в поисках воспитателей и воспитанников детских домов – на это ушло почти два года.

    Нет уже и того здания: бревна детского дома перекатали на другие избушки, на старом месте отстроили новое здание. С тех времен осталась только старая липа, которая сегодня является ориентиром для Людмилы Ульяновой, – по ее высокой макушке она из любой точки Ялуторовска найдет место, где находилось казенное учреждение. Почти 50 лет назад, может, так было и в годы войны: в тени кроны садились ребятишки – собирать липовые семечки, потому что подсолнуховых было не достать.

    – Садились под липой, наберем семечек – и в карман, а потом ходим и грызем их, песок хрустит, – с улыбкой вспоминает женщина. – Я рада, что липа осталась, и я всегда, когда здесь бываю, почему-то думаю, что она меня узнает.

     

    Алсу ХАЙРЕТДИНОВА

    alsu_x@mail.ru

    Фото автора 

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...