...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Сосредоточились на выживании

    08.02.2015 02:22:57

    Сосредоточились на выживании

    Сегодня День российской науки – «КС» знакомит с теми, кто производит новые знания об Арктике. Сотрудники научного центра изучения Арктики – о том, что привело их в профессию и к чему они стремятся. 

    Разработки ямальских ученых, о которых регулярно сообщает «КС», не случайно привлекают интерес всего мира. Арктическая тема – первая из стратегически важных. И именно она дала мощный толчок для развития на Ямале научной отрасли четыре года назад. 

     

    ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ – ПОЛЬЗА

    – Наука и практика – области взаимосвязанные, – уверен заместитель директора Научного центра изучения Арктики, доктор медицинских наук Андрей Лобанов.

    – Знаете, мне всегда странно видеть, когда исследователь, проживший жизнь, не может объяснить, чем он занимался в науке, – признает Андрей Александрович. – А ведь каждый выход к больному – это уже научная работа, каждая постановка диагноза – пусть небольшое, но исследование.

    Практический подход к науке сформировался в нем еще в годы учебы.

    – В медакадемии нам преподавали люди, которые пришли в профессию во время войны и к моменту, когда я попал в вуз, достигли «мудрой золотой осени». Именно они задавали такой вектор студенческих исследований.

    Кстати, свой профессиональный выбор Андрей Лобанов сделал, несмотря на то, что среди его родных медициной не занимался никто. Не изменили его устремлений даже серьезные успехи в художественном творчестве – уже в те годы он профессионально занимался керамикой и регулярно выставлял свои работы. С красным дипломом окончил Шадринское медучилище, затем Омскую медицинскую академию.

    Оглядываясь в прошлое, ученый признает: новость о том, что НИИ медицинских проблем Крайнего Севера ищет специалистов для научной работы, была счастливой возможностью открыть для себя новые профессиональные перспективы.

    – Практически я начал работать на стыке терапии и биофизики, – вспоминает он. – Разрабатывал методики эндобронхиального дренажа, когда с помощью небольшой энергии можно очистить дыхательные пути, начиная от трахеи и заканчивая очень мелкими бронхами. Позже разрабатывал «умные аэрозоли» на основе серебра, к которым в отличие от антибиотиков у бактерий не возникает устойчивости.

    Эти разработки легли в основу кандидатской и докторской. А еще, будучи достаточно простыми, но эффективными, были взяты на вооружение некоторыми медучреждениями страны, в том числе Санкт-Петербургской военно-медицинской академией.

    Защищать докторскую Андрею Александровичу пришлось уже после распада НИИ МПКС. И хотя у него несколько специальностей – он пульмонолог, терапевт, кинезиолог, рефлексотерапевт, когда появилась возможность вновь по-настоящему заняться наукой на базе Научного центра изучения Арктики, согласился сразу.

    – Мы начинали работать дома, практически с нуля, – вспоминает он. – Пришлось быть и бухгалтерами, и юристами, и архитекторами-строителями, подготавливая проекты обустройства разных зданий под надымский филиал НЦИА.

    Тем не менее при поддержке губернатора и большой практической помощи директора НЦИА Святослава Алексеева всё получилось.

    – Самым сложным было, пожалуй, создание коллектива, подбор сотрудников, таких, кто действительно будет с тобой трудиться, – размышляет Андрей Александрович. – Ведь люди в науку приходят по разным причинам – кто-то, чтобы не вкалывать на производстве, кто-то из личных амбиций. А для Центра изучения Арктики нужны были специалисты с высокими профессиональными качествами, готовые работать в экспедициях и лабораториях по нескольким направлениям деятельности, умеющие и желающие выполнять общие задачи.

    – На первый взгляд, эти требования почти нереальны, – признает Андрей Александрович, – но создать такой коллектив удалось. Сегодня наши ученые не просто собирают необходимые науке данные, но готовы оказать медицинскую помощь человеку, приехав в удаленное стойбище, умеют починить снегоход и лодочный мотор, профессионально работают в компьютерных программах.

    Будучи заместителем директора центра и, по сути, руководителем надымского филиала, Андрей Лобанов продолжает участвовать в экспериментальной деятельности и выезжает абсолютно во все экспедиции. Он проводит собственные исследования, работает над созданием инновационных продуктов. Его любимая тема – выживаемость в экстремальных условиях. Продолжает он и практическую врачебную деятельность, связанную с пульмонологией, мануальной терапией, кинезиологией и фитотерапией. Свое желание «объять необъятное» объясняет просто:

    – Знаете, как только ты выпадаешь из практики, из научного процесса, ты теряешь квалификацию и превращаешься в чиновника. Поэтому иначе свою работу не представляю.

     

    АЛЬТЕРНАТИВЫ АРКТИКЕ НЕТ

    Регион будет развиваться, поэтому сохранение здоровья северян – не только гуманитарный аспект, но и экономический, уверен Андрей Попов, кандидат медицинских наук, заведующий сектором медицинских исследований НЦИА. За его плечами богатый и разносторонний опыт ученого, врача-реаниматолога и кардиолога, доктора спортивной медицины, практического фтизиатра-пульмонолога.

    – Я окончил Кишиневский медицинский институт, где трудились преподаватели эвакуированного в годы войны из Ленинграда государственного мединститута, половина сокурсников были обладателями золотых медалей, – вспоминает Андрей Иванович. – Можете представить, какое там царило уважение к науке и каков был интерес к тому, чем все мы занимались!

    С началом перестройки я переехал жить в Надым. Работать начал в районной больнице, но вскоре перешел в НИИ МПКС, сыграл роль преподавательский опыт и научные труды по кардиологии и пульмонологии, – говорит собеседник.

    Вскоре молодой ученый возглавил лабораторию массовых исследований и в 2007 году защитил диссертацию по артериальной гипертензии у работников автотранспорта.

    – Мы побывали с обследованиями во всех районах Ямала! – рассказывает Андрей Иванович. – Работать было, безусловно, интересно. Но в 2008–2009 годах НИИ перестал существовать, и я вновь перешел в ЦРБ.

    Ученый не скрывает: был рад, когда в округе вновь появилось научное учреждение, нацеленное на широкую исследовательскую работу. И не упустил шанс вернуться к любимому делу. В сфере его интересов: кардиология, пульмонология, адаптация человека к арктическим условиям, защита бронхолегочной и сердечно-сосудистой систем от экстремального воздействия Севера. А еще – увеличение работоспособности, улучшение качества жизни и активного долголетия, в том числе за счет использования биодобавок и ценного природного сырья.

    – С учетом того, что в Арктику человек пришел надолго и всерьез, – констатирует Андрей Попов, – эти направления будут актуальны еще долгие годы. В этой сфере я и работаю, вижу перспективу и интерес!

     

    ЧЕМ ЖИВЁТ ПРИРОДА ЯМАЛА

    Кто хоть раз окунулся в научную среду, ощутил азарт исследования, близости искомого ответа, никогда не сможет оставить эту сферу деятельности, убеждена Елена Агбалян, главный научный сотрудник НЦИА, кандидат биологических наук.

    Наукой она мечтала заниматься еще со студенчества в Тюменском государственном мединституте.

    – Но отсчет моей научной биографии начался только с 1994 года, в НИИ медицинских проблем Крайнего Севера РАМН, – говорит Елена Васильевна. – Здесь я стала младшим научным сотрудником лаборатории эпидемиологии и профилактики хронических неинфекционных заболеваний. Моему ликованию не было предела!

    Темой ее первого научного исследования стала роль факторов питания в здоровье старшеклассников Крайнего Севера. Была выполнена огромная теоретическая и практическая работа, и к защите кандидатской, которая состоялась в 2001 году в НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени Сысина, Елена Васильевна подошла с опытом и серьезным багажом знаний. После нее она стала ученым секретарем НИИ МПКС и возглавила лабораторию по изучению факторов питания.

    – Здесь накопился огромный первичный материал, его надо было осмыслить и обобщить, – вспоминает она. – С 2002 года я начала работать над докторской, которую посвятила изучению того, как влияют факторы питания на формирование хронических неинфекционных заболеваний на Крайнем Севере. В 2005-м я ее защитила.

    В 2010-м в связи с ликвидацией НИИ МПКС Елена Агбалян перешла работать в Научный центр изучения Арктики. Фокус ее исследований изменился.

    – Промышленное освоение богатейших ресурсов Ямала сегодня невозможно без научных данных по экологии, – говорит она, – без современных инновационных технологий, которые могут снизить антропогенную нагрузку на окружающую среду и защитить здоровье северян. Этим мы и занимаемся.

    Есть и первые результаты. Создан медико-экологический атлас ЯНАО – сборник карт с экологической и медицинской информацией по каждому из муниципальных образований и городских округов. Эта работа будет совершенствоваться и расширяться по нескольким направлениям. Экологи НЦИА намерены оптимизировать систему мониторинга природных сред и разработать научные подходы к ее управлению. Это позволит прогнозировать и предотвращать явления, негативные для экологии. Еще одно направление – клеточный биомониторинг, который позволит уже на ранних стадиях определять, как и что влияет на здоровье людей. Предполагается взаимодействие с другими российскими НИИ и исследовательскими центрами.

     

    В ВОРОНКУ ЗАТЯНУЛО ИЗ МОСКВЫ

    sinickii 06022015Антона Синицкого, заведующего геологическим сектором лаборатории комплексных исследований ООО «Газпром ВНИИГАЗ», «КС» отыскал в школьном классе: ученый участвовал во встречах с учениками, которые прошли в Салехарде в рамках окружной «Недели науки».

    – Не воспринимаю пока слово «ученый», – улыбается кандидат геолого-минералогических наук. – Я все-таки молодой, а ученые – люди серьезные.

    Да и загар, и внушительная фигура не слишком соотносятся со стереотипами. Всё объяснимо: в кабинете Антон Синицкий подолгу не засиживается, а к ученой степени прилагаются звания КМС по силовому троеборью, мастера – по самбо, и любовь к экстремальному спорту.

    – Личным примером готов доказать, что наука интересна и востребована. Разные экономические времена бывают, но есть вещи, которые нужны всегда. Не секрет, что наша страна в первую очередь кладовая ресурсов. Если связывать жизнь с изучением этой земли, работа найдется для всех. Мода на экономистов и юристов проходит, а мерзлота – вечная, – говорит он.

    Как же коренного москвича занесло на полярный круг?

    – Если бы кто об этом сказал курсе на третьем, ни за что не поверил бы, – вспоминает Антон Иванович. – Учился я в университете нефти и газа имени Губкина – хоть и не на пятерки, но с интересом. За время учебы прикипел: наш вуз – как дружная семья, по внеучебной работе он всегда был в лидерах. И, чтобы остаться там, пошел в аспирантуру. Параллельно устроился в НИИ природных газов при «Газпроме». Тогда еще не рассматривал это как свое будущее, просто нравились лаборатория и коллектив.

    На предзащите, признаётся собеседник, его разнесли в пух и прах. Но это только придало сил: кандидатскую он все же защитил, получив неоценимый опыт.

    Север же молодого ученого существовал всегда – через отца-нефтяника. Когда в Салехарде открыли небольшой отдел по научному и техническому сопровождению комплексного освоения месторождений полуострова Ямал, сюда и прибыл на работу наш герой.

    – В названии вся суть: отдел работает по самым разным направлениям, от геологии и экологии и до разработки проектов транспорта газа. Занимаемся экологическим мониторингом, изучаем криогенные процессы – то, как ведет себя мерзлота в районе инфраструктурных объектов, строительство которых всегда связано с растеплением, – перечисляет он. – Это очень важно и производственные компании активно за этим следят, выделяют немалые средства. Основная наша работа в полевой сезон, начиная с июня, – обход инфраструктурных объектов. Буквально обходим: и вдоль газопровода, и по берегам Обской губы. По месяцу-два живем в палатках и строительных городках. Наш отдел – глаза нашего института на Ямале. Он там, в Москве, – две тысячи человек. А мы организуем логистику для наших ученых, собираем и обрабатываем первичные материалы. Параллельно, поскольку у нас в городе и округе своей академической науки нет и ученых не так много, особенно в узких специальностях, тесно сотрудничаем с окружным департаментом науки и инноваций, Российским центром освоения Арктики.

    Посчастливилось геологу и дважды побывать с экспедициями на ямальской воронке.

    – Это образование – феноменальное явление, для изучения которого было собрано более пяти научно-исследовательских институтов. Конечно, в первую очередь озаботились производственники: кратер возник в сорока километрах от месторождения и всего в четырех – от газопровода. Повторится ли это в будущем? С какой периодичностью? Предварительная гипотеза, что взрыв вызван газогидратами, пока подтверждается. Но за один полевой сезон невозможно дать прогноз, надо исследовать и другие воронки, изучить набор факторов. Сказать, что подобного не произойдет завтра, пока еще не можем – материал собирается и обрабатывается, – говорит Антон Синицкий.

     

    Елена ПЕККА

    ksnad@yandex.ru

    Данил КОЛОСОВ

    kdv-ks@mail.ru

    Фото Данила КОЛОСОВА и из архива НЦИА

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...