0...-2°C

Цифровое ТВ
16+
  • Три сестры: квартира есть, а жить негде

    01.03.2012 03:46:43

    Три сестры: квартира есть, а жить негде

    Как решённый жилищный вопрос превратился в краеугольную проблему спустя 15 лет.

    «В Москву! В Москву!» – стремились чеховские три сестры. Наши героини: рукодельница Татьяна, певунья Ирина и самая младшая Ленуца – лучшую долю искали в родном крае. Но…

     

    Выпускниц Красноселькупского детского дома «Родничок» жизнь не баловала с раннего детства и сейчас продолжает ставить перед ними сложные вопросы. Главный для них – жилищный – сестры не могут разрешить несколько лет. И дело не в традиционном отсутствии квартиры, а наоборот, в ее наличии.

     

    Еще в 1997 году за ними, тогда несовершеннолетними воспитанницами детдома, мать которых лишили родительских прав, была закреплена «двуш-ка». В доме номер три по улице Губкина, что в Тольке, им выделили «хоромы» – целых 54 квадратных метра. И как с ними быть сейчас, когда девочки выросли и обзавелись собственными семьями, очевидного ответа нет ни у кого…

     

    КАК  ЖЕ  ТАК СЛОЖИЛОСЬ?

     

    Раньше всех покинула детдом Таня. Вышла замуж, уехала в родную Тольку. Стала жить в той самой закрепленной квартире. Вскоре у молодых родились двое детей. Спустя время они приобрели квартиру по программе «Молодая семья».

    Ирина, окончив в 2005 году одиннадцать классов Красноселькупской школы-интерната, решила учиться дальше. Поступила в Салехардский педколледж на социального педагога. Проучилась год и вернулась в родной детдом. Но уже в интересном, как говорится, положении.

     

    – Всё могло бы сложиться немного иначе, – рассуждает сегодня 25-летняя Ирина. Она считает, что и образование тогда могла бы получить, и со статусом молодого специалиста претендовать на жилье. Ах, если бы кто тогда подсказал, помог разобраться в этих непростых житейских вопросах!

     

    – Мы, воспитанники детдома, были всем обеспечены, ни в чем не испытывали нужды. Но, выйдя из стен казенного учреждения, я абсолютно не разбиралась в  элементарных, на первый взгляд, вещах, к примеру, как пойти и приобрести авиабилет, – вспоминает девушка. – Тем более не знала о том, что мне могли бы оплачивать обучение в учебном заведении до 24-х лет. Об этом никто и никогда не говорил.

     

    – Узнав о беременности, в детдоме мне дали понять: на помощь рассчитывать нечего, – продолжает рассказ Ира, в ту пору не знавшая о том, что для таких, как она, существует постинтернатное сопровождение до достижения 23 лет.

     

    Тогда она ушла к отцу своего будущего ребенка. Жить стали в Красноселькупе у его родителей.

     

    К  МАМЕ  – С  МИЛОСЕРДИЕМ

     

    В сентябре 2006 года Ира стала мамой. И с дочерью на руках начала долгий путь по кабинетам: просила предоставить жилье в районном центре. Местные чиновники, действуя в рамках закона, настаивали на том, чтобы девушка возвращалась в родное село, где у нее и сестер квартира.

     

    – Я категорически против этого. Во-первых, в Красноселькупе я нашла работу, устроила ребенка в детсад. А в Тольке на тот момент было очень сложно с работой. И, в конце концов, меня же никто не лишал права выбора места жительства, – объясняет свою позицию собеседница.

     

    Спустя некоторое время Ира рассталась с отцом своей девочки. О себе и малышке ей пришлось заботиться самой. В период скитаний по углам Ирине удалось наладить отношения с мамой, о которой дочь хранила с детства только хорошие воспоминания. На какое-то время они даже поселились вместе.

     

    – Думали о том, чтобы всем вместе переехать в Тольку. Но без работы что там делать? Потом у мамы ухудшилось здоровье, ей потребовался постоянный уход, и районный дом милосердия, где мама проживает до сих пор, стал самым подходящим вариантом, – объясняет Ирина.

     

    Сама она работает в Центре селькупской культуры, руководит детским творческим коллективом, дает уроки вокала юным соплеменникам. Активно участвует в общественной жизни села и района.

    Старшая Татьяна трудится помощником воспитателя в Красноселькупском детском саду «Теремок». Так вышло, что в семейной жизни у нее не всё сложилось, как мечталось. Поиски работы привели ее в райцентр. В одиночку воспитывает двоих детей, живет в съемной квартире.

     

    – Самое сложное положение у нашей младшей сестренки Ленуцы, – печалятся молодые женщины.

     

    СЪЁМНЫЙ ЗАМКНУТЫЙ  КРУГ

     

    Ленуца Булгарь живет в Лабытнанги. Окончив девять классов, она приехала сюда учиться на повара-кондитера в ПУ-21, здесь познакомилась с будущим мужем. Молодые люди расписались и стали жить вместе, учебу пришлось оставить, так как вскоре родился сын Вася. Почти три года семье приходится снимать жилье.

     

    – В толькинской квартире прописана я, старшая сестра и двое ее сыновей, – рассказывает Лена, которую эта ситуация сковывает по рукам и ногам. Ведь  постоянная прописка у девушки есть. Но так как она в другом муниципальном образовании, девушка по месту фактического проживания не может встать в очередь как нуждающаяся в жилье. Кроме этого, выяснилось, что так называемые «детские» тоже не получить.

     

    – Васе сейчас год и три месяца. Я собрала пакет документов, последней оставалась справка из налоговой инспекции, но из-за того, что я прописана в Тольке, мне отказали, – говорит она. – Кстати, мне объяснили, что даже если я откажусь от той квартиры, то, как минимум, пять лет не смогу встать в очередь на жилье. Поэтому отказываться от нее не хочется. Остается что? Только продать свою часть квартиры, но цены на жилье очень низкие, и я не уверена, что вырученных денег хватит даже на первоначальный взнос ипотеки.

     

    В апреле семья Лены ждет появления второго ребенка.

     

    – Нам очень тяжело – работает только муж, вдобавок приходится снимать жилье, потому что обстановка в доме его родителей, где прописаны и он, и наш сын, крайне неблагополучная.

     

    – Мы были бы рады любому жилью в Лабытнанги, – вздыхает во время прощания Ленуца.

     

    ВЫХОДА  НЕТ?..

     

    Все сестры понимают: продажа квартиры не дает надежды на благополучный исход. Несмотря на то, что их квартира в доме типа «Тура» не является ни ветхой, ни аварийной, как большинство жилья в Тольке, шансы найти покупателя мизерны… Неужели три сестры, три семьи навсегда попали в зависимость от несчастных 54 квадратных метров?

     

    Безнадежных ситуаций не бывает, утверждают мудрецы. Ямальские власти доказывают это на деле, взяв ориентир на адресное оказание социальной помощи. К проблеме трех сестер подключился глава Красноселькупского района Василий Паршаков. Он собрал специалистов органов опеки, жилищной политики, представителей других служб и администрации села.

     

    –  Жилье за девочками 15 лет назад закрепляли по закону и из лучших побуждений, – уверен Василий Петрович. – Что ж, жизнь вносит коррективы. Сейчас, чтобы решить проблему, рассматриваем разные варианты.

     

    Какие из них более приемлемы, сообщила «КС» Марина Воронова, начальник отдела жилищной политики районной администрации:

     

    – Мы знаем об этой ситуации. Напомню, что действительно квартира закреплена в соответствии с законодательством. Но Татьяне, старшей из сестер, приобретено жилье по программе «Молодая семья» в Тольке. Ирина отказалась от закрепленной за ней доли и тем самым сознательно ухудшила свои жилищные условия. Остается Булгарь. Если она пропишет своих детей в Тольке, то сможет встать в очередь по трем программам: федеральная целевая до 2012 года, приобретение жилья для детей-сирот и «Молодая семья».

     

    Маргарита Пяк, Анна Иванова

    01.03.3012

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...