...°C

Цифровое ТВ
16+
  • Туда, где Одиссея

    28.09.2012 05:32:51

    Туда, где Одиссея
    Впервые за границей: исхоженный маршрут исполняет желания.

    Семь утра. Мы поднимаемся вслед за гидом по тропинке среди развалин Иераполиса. За нами остаются группы туристов, проходная, пять часов перелета и долгие переезды на автобусе через горные перевалы. Восхитительно!{jcomments on}

    Выбирая место отпуска, я хотела совместить, как говорится, приятное с полезным. Первая поездка за границу страшит и волнует неизвестностью. Что там? Куда отправиться? Выбор пал на Турцию, привычную многим россиянам, но не мне.

    Еще зимой, просматривая возможные места отпуска, я обратила внимание на фантастические пейзажи, на которых лазурная вода переливалась в белоснежных бассейнах. Памуккале – в переводе значит «хлопковый замок» – гласили подписи. Доступность и «заезженность» страны нашими соотечественниками плюс неземные краски природного памятника решили дело.

     

    WELCOME  ДЛЯ  «ЖИНАТЫХ»

     

    И вот паспортный контроль. Волнуюсь, смотрю по сторонам – лица попутчиков безмятежны. Подходит мой черед. Пограничник рассматривает мой паспорт (нового образца, с прицелом на будущие путешествия), вертит его и так и этак. И… зовет полицейского. Попутчики заметно оживляются.

    Душа в пятки? Не то слово. Судорожно припоминаю все свои грехи и проступки, пока меня ведут в стеклянный офис полиции аэропорта, но преступлений против Турецкой республики среди них точно нет.

    Собрав весь запас знаний немецкого и основ английского, пытаюсь выяснить: в чем проблема? Но полицейский, точно так же вертя в руках мой паспорт, становится слепоглухонемым. Пару раз прокатывает его через настольный сканер (за это время я успела мысленно сесть в тюрьму) и машет мне рукой, мол, пошли назад. На обратном пути к паспортному контролю случается чудо: пожилой полицейский обретает знание русского!

     

    – Жинат? – вопрошает он, кивая куда-то в сторону моей груди.

     

    –  Жинат, – радостно машу я головой. – Очень жинат.

     

    Добро пожаловать в Турцию.

     

    ТЕЛЕГРАММА СВЯТОМУ

     

    Освоившись первые пару дней, замахиваемся сразу на двухдневную поездку. Маршрут таков: городки Демре – Мира – Кекова, посещение церкви Святого Николая Угодника, а на следующий день, после длительного переезда через горы, – Памуккале и древний Иераполис.

    В Миру приезжаем утром. Ведомые гидом с родным для уха каждого советского человека именем Муслим (петь не буду!) входим в церковь, где святой Николай вел службы вплоть до самой смерти и где его останки были захоронены в мраморном саркофаге.

    В 1087 году итальянские купцы вывезли мощи святого и отправили их в Бари, где его объявили святым покровителем города. Сейчас в Турции остался саркофаг святого и часть мощей, которые хранятся в храме Святого Николая. За долгие годы церковь, в которой проповедовал святой Николай, опустилась ниже современного уровня дорог и зданий, поэтому, когда мы спускаемся вниз, возникает ощущение, что ныряешь в прохладную воду. Сюда едут, чтобы, приложив к саркофагу иконку или крест, обратиться за помощью. Кто-то просит здоровья, кто-то мира в семье. Считается, что святой Николай слышит и исполняет всё. Видимо, так и есть, раз многие потом возвращаются со словами благодарности. Под сводами церкви, где хорошо сохранились цветные росписи, подхожу к саркофагу и я. За несколько секунд мысленно адресую свою просьбу одному из самых почитаемых на Руси святых. Скажу сразу – всё исполнилось.

     

    Весь день едем через горные перевалы – уши в автобусе закладывает не хуже, чем в самолете. Вдоль трасс  сплошные ряды теплиц – турки с гордостью говорят, что первая статья доходов их страны всё же сельское хозяйство, а не туризм.

     

    – В этих теплицах, когда у овощей начинается цветение, мы ставим ульи с пчелами, которые окучивают их, – комментирует Муслим.

     

    В автобусе смех:

     

    – Муслим, ты по-русски хоть и хорошо говоришь, но ты ошибся. Наверное, ты хотел сказать «опыляют».

     

    – У нас пчелы специальные. А вы что в России сами растения окучиваете? У нас это пчелы делают.

     

    ПО   СЛЕДУ НИМФЫ

     

    После ночевки в отеле рядом с Памуккале беспощадный Муслим выгоняет всех рано утром в автобус:

     

    – Мы должны быть там раньше всех! Потом поймете, зачем.

     

    Идем среди руин Иераполиса. Тропинка вьется вверх. Первые строения появились тут еще во втором тысячелетии до нашей эры. Город не раз страдал от землетрясений, побывал курортом Римской империи, переходил из рук в руки, пока не был окончательно разрушен в 1354 году. Наконец, доходим до античного театра.

     

    Первые рассветные лучи заливают ряды сидений, где когда-то зрители наблюдали за боями гладиаторов, болели за участников морских сражений, ради которых арену наполняли водой. От масштабности перехватывает дух. За стенами театра – панорама долины до самых гор. Сюда вмещается до двенадцати тысяч зрителей. Гид поясняет, что гнал нас сюда не просто так: пока никого, кроме нас, нет, можно проверить акустику театра. Мы синхронно хлопаем в ладоши. Звук возвращается через секунду со всех сторон. Голос Муслима эхом прокатывается от одного края до другого. Слышен малейший шорох.

     

    Чуть «придавленные» живой древностью отправляемся мимо античных бань к травертинам – вода из кальциевых источников, столетиями стекавшая со склонов горы, образовала здесь целую систему природных бассейнов, террас и «балконов» кипенно-белого цвета. Турки назвали это место Памуккале. Несколько лет назад здесь запретили ходить в обуви: террасы хлопкового замка хрупкие, специалисты работают над их восстановлением. Поэтому на деревянных подмостках перед выходом можно увидеть обувь со всего мира: кроссовки американцев, которые шумно восхищаются панорамой чуть подальше, скромные шлепанцы закутанных во всё темное – боятся загара – корейцев и японцев с зонтиками.

     

    Когда ступаешь босой ногой на теплую ребристую поверхность Памуккале, понимаешь: эта вода под твоими ногами бежала здесь до тебя и будет бежать потом. Недаром именно здесь Андрей Михалков-Кончаловский снимал Огигию для своего фильма – остров, где жила прекрасная нимфа Калипсо, державшая у себя в заточении Одиссея. Здесь древность и сказка перекрывают реальность.

     

    Анна Дацкевич

    28.09.2012

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...