16+
  • «Тум-балалайка» предупреждала о пурге

    17.01.2015 02:08:28

    «Тум-балалайка» предупреждала о пурге

    Как шутили и за что наказывали первопроходцев Ямала полвека назад, рассказывает 90-летний ветеран войны.

    Судьба Ивана Путилина, фронтовика из Лабытнанги, неразрывно связана с нефтегазовыми открытиями в Западной Сибири. Там, где только предстояло работать геофизикам и бурильщикам, первыми шли геодезисты. Как они выживали, как из-за метелей переходили на ночной режим работы – в воспоминаниях Ивана Александровича.

    – В 1963 году я был назначен в Салетинскую сейсмопартию старшим топографом. Обещали прислать позже еще техника-геодезиста, да так и не было его несколько лет. Бытовые условия получше, чем в тайге. В тундре видимость – тысяча метров, я обрел родную стихию. Коллектив сейсмопартии был сформирован еще в предыдущем сезоне, новых работников принимали настороженно: что за человек прибыл?.. Рабочие молча рассматривали меня, новичка, и вдруг:

    – Иван Александрович, ты ли это? Откуда?

    Спрашивал Костя Захаров – взрывник, с которым я познакомился еще в Берёзово. Благодаря этой встрече я был более дружелюбно принят в топоотряде. На полевые работы выехали где-то в начале ноября. Трактор один на две единицы – сейсмостанцию и балок. Отработаем восемь-десять километров, возвращаемся по отработанному профилю в балок, ночью приходит трактор и везет нас к тому месту, где мы закончили. Так работали два или три полевых сезона.

    Несмотря на суровую погоду, было весело. Подъем, завтрак, «Спидола» передает рядовые песни и музыку, значит, днем будет прекрасная погода. Но вот как-то эфир «заело» – крутили только «Тум-балалайку», и ровно через час-полтора началась пурга. На отбое слушали народную еврейскую, оказалось, это к понижению атмосферного давления, так нам пояснили на метеостанции.

    Каждые десять дней делали баню в палатке. А когда встречали на пути охотничью избушку, при ней всегда устраивали помывку по-черному. Продукты завозили в определенные места, куда мы с профилем должны подойти, на оленях или лошадях – как придется.

    Иногда по два-три дня ждали, чтобы распогодилось, в другой раз за три часа всё стихало. Однажды пурга бесновалась целый день, а ночью стало тихо, луна полная. Почему бы не поработать? Сделали приспособление для освещения вешек – и вперед. Утром связь с базой. Соседние отряды докладывают: климатический простой. А у нас десять километров сделано.

    – Это шутка? Как же так, ведь пурга!

    – А мы ночью работаем, днем спим.

    По правилам ведения геодезических работ я должен ставить теодолит через каждые 250–300 метров. Но зачем, когда видимость больше километра?.. Взрывной интервал был у меня 920 метров. На точке с теодолитом больше пяти минут стоять опасно. За это время нужно установить инструмент, точно по центру и уровню, произвести отсчеты по горизонтальному и вертикальному кругу, записать и вычислить, нет ли ошибки. И вперед, на следующую точку.

    Как-то холод стоял дикий. Я вынужден был пренебречь инструкцией и работать ускоренным темпом. Тогда любое новшество принималось в штыки, хотя потом было доказано, что та инструкция для северных широт давно устарела… В общем, по новой методике на Новопортовской площади в полевой сезон 1963–64-го годов мы плановые задания выполнили где-то к середине марта. Так как со связью были длительные перебои, решили наращивать полигоны. И к концу мая 1964 года без ведома руководства экспедиции отработали еще один план. Впоследствии оказалось, что мы оконтурили Новопортовское месторождение, где на своде была поставлена буровая Р-50, которая выдала газ-конденсат. Честь и слава газовикам, немного – геофизикам, а что нам? Меня понизили в должности за нарушение инструкций до старшего техника-геодезиста.

    Прошло много лет. Сейчас в местах, тогда нехоженых, современные постройки. Проложена железная дорога в тундре, на вечной мерзлоте. Чувство гордости переполняет меня. Я по праву могу говорить: «Мой Ямал».

     

    КРЫЛАТЫЙ БАЛОК

    Выдумщиком всевозможных авантюр был Женя Васильев. Как-то отряд отрабатывал площадь где-то в районе Нейтинских озер. Погода ясная, я замыкающий, впереди разбивка профиля. Смотрю в трубу: куда-то все исчезли. Вижу, на пригорке наш трактор и еще какой-то объект. Спешу туда. Двухмоторный самолет, была аварийная посадка, часть раскурочена, моторы и крылья целы. Смотрю, вся бригада занята крыльями, в ход пошли все инструменты. Подхожу:

    - В чем дело, ребята?

    Женя тут как тут:

    – Александрович, отрубим хотя бы по два-три метра крыльев, прибьем к балку, трактор легче балок возить будет, крылья – это подъемная сила. Вот ребята и стараются.

    – Да вы что, друзья?

    Повытаскивали из крыльев проводов, успокоились. Очередная хохма Жени удалась на славу.

     

    НАС НАЗЫВАЛИ ЗВЕЗДОЧЕТАМИ

    Для измерений через каждые десять-пятнадцать километров на пересечении профилей наблюдался азимут по звездам. Учитывались созвездия Орион, близнецы, созвездие Льва и другие. Каждая звезда определенного созвездия на данный год имеет свое склонение, что учитывается при вычислении азимута. Есть упрощенный метод без вычислений, по высотам положения звезды до кульминации и после нее. Звезду для этого нужно караулить всю ночь. Пилоты нашу бригаду из-за этого называли «звездочетами». Но этот метод был более трудоемкий.

     

    СТУДЕНТЫ РЫДАЛИ НАВЗРЫД

    В сезоне 1972-73 годов неблагоприятная погода стояла у Харасавэя с 29 января по 3 марта, пуржило, какая-то дымка, видимость ноль. Благо, трактор работает, свет есть, а вот продукты кончились, осталась крупа. Если сварить всю сразу, хватит на один-два дня, а так мы растянули на десять-двенадцать дней. Горсти хватало на весь день. Чаем запьешь – хорошо. Были в бригаде рабочими два студента, молодые.

    Подходит ко мне старший рабочий и говорит: «Ну, Александрович, мы-то с тобой пожили, всего повидали, умирать не страшно. Но студенты еще молодые».

    Они лежат на верхних нарах и навзрыд плачут как дети. Но главное, у нас кончилось курево, уж кочергой под печкой поискали – окурков нет. Пробовали заварку, чай цейлонский – не то. Наконец, третьего марта самолет.

    – Выгружайте продукты!

    Думали, поесть спешили? Нет. Раскрыли ящик с «Беломором», все как один задымили. Потом смотрю, распечатывают двухлитровые железные банки с сухим молоком, содержимое в пакет пересыпают. Зачем?

    – Да чтобы я окурок в печку бросил, да ни в жизнь!

     

    Друзья-геодезисты на юбилей Ивану Путилину сложили стихотворение:

    «Когда геологи земные,

    Взяв рюкзаки и котелки,

    Слетятся на Луну впервые,

    Чтоб вымыть первые шлихи,

    А там, на пепле вулканистом,

    Кто бы поверить в это смог?

    Нашли следы геодезиста,

    Подошвы кирзовых сапог!»

     

    Подготовила Анна ЧЕРНОВА

    sobkor_lbt@rambler.ru

    Фото из архива Ивана ПУТИЛИНА

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика