ОБЩЕСТВОНоябряне надеются вернуть себе излюбленный пляж СПОРТПловец из Ноябрьска взял «серебро» всероссийских соревнований ОБЩЕСТВОКомары злые, а виды шикарные! Жители Вологды провели отпуск на Ямале ЗДОРОВЬЕВ новоуренгойской больнице освоили новый метод обследования сосудов сердца ПРОИСШЕСТВИЯВ Муравленко после попойки гость оказался мертвым ОБЩЕСТВОИз Ноябрьска в космос отправят бандероль ПРОИСШЕСТВИЯВажно: поезд Москва-Лабытнанги задержится из-за ЧП в Коми НОВОСТИВидео дня: надымчанка приютила в своей квартире семь утят ОБЩЕСТВОУшла из жизни Наталья Ного ЭКОНОМИКАИпотека на приобретение жилого дома с земельным участком или просто земельного участка по ставке от 10.1% ПРОИСШЕСТВИЯВ Тарко-Сале горела стройплощадка детского сада ПРОИСШЕСТВИЯВыпавшая из окна девятилетняя ноябрянка отделалась испугом ПРОИСШЕСТВИЯНа Ямале осудят деда за сексуальное насилие над пятилетним внуком ПРОИСШЕСТВИЯЯмальца, уклонявшегося от алиментов, «догнали» гаишники НОВОСТИ«О, счастливчики»: сколько на Ямале зарплатных миллионеров? ОБЩЕСТВООколо Салехарда установили первую фотоловушку ЖИЛКОМХОЗВ Уренгое отремонтируют 900 метров дорог ОБЩЕСТВОНадымчане навели чистоту на водоемах НОВОСТИКуда летим? Топ-5 самых популярных авианаправлений у ямальцев НОВОСТИТрагедия на «Калашникове»: спасти пассажира не удалось НОВОСТИВ ЯНАО полыхают лесные пожары ЭКОНОМИКАЯмальцы поедут на самый большой чемпионат «Ворлдскиллс» за всю историю ОБЩЕСТВОВетер закрыл переправу между Салехардом и Лабытнанги ОБЩЕСТВО«Украсть не получится!» В окрестностях Ноябрьска расставляют «капканы» на тех, кто мусорит НОВОСТИПоезд Лабытнанги - Москва, задержавшийся из-за ЧП с грузовозом, нагоняет время по спецрасписанию

  • Узнать, что сын – наркоторговец

    20.11.2014 06:00:37

    Узнать, что сын – наркоторговец

    Мы все – родители, и никто из нас не застрахован.

    Фильм снимаю. Заказной. О последствиях употребления «спайса». Одна из серьезных проблем современного общества. Понятное дело, что в тему погрузилась глубоко: много всего прочитала, посмотрела, со многими пообщалась. Жуткое, скажу вам, зрелище! И в момент так называемого прихода, и потом, когда налицо уже последствия. Например, срок. Четыре года. А тебе всего восемнадцать…

     

    НЕ ТОРОПИТЕСЬ СУДИТЬ

    Моему сыну восемнадцать через год. В школу его вожу я, на машине, потому что холодно, автобусы переполненные, поспать можно подольше, в общем, ему комфортнее, мне спокойнее. Из школы, правда, сам ездит. Но обязательно докладывает, что вернулся, уже дома. Обязанностей бытовых – минимум. Жалею. Жизнь всё равно возьмет свое, будут еще и обязанности, и ответственность. Пока можно побаловать. В очередях стоять ему не приходилось, время не то. С формулировкой «нет денег» он не знаком, Ямал, спасибо большое, регион вполне благополучный. Заботиться по большому счету не о ком – я пока не нуждаюсь, младших братьев и сестер нет.

    Не торопитесь судить. Меня – за излишнюю опеку, его – за инфантильность. Это вполне себе среднестатистические отношения обычной среднестатистической семьи. Нынешних подростков принято относить к поколению «игрек» или «некст», кому как нравится. Многозадачность, когда одновременно делаешь уроки, читаешь, чатишься и слушаешь музыку, клиповое мышление и потребность в самовыражении – это про них. А еще про них – это первое небитое поколение. Физическое наказание, если речь не идет об асоциальных семьях, в прошлом. Моральное… Раньше родители за провинность не пускали гулять, но в век гиподинамии это слишком сурово – раз, да и сами подростки не понимают, что можно делать на улице – два. Запретить компьютер, планшет, телефон и телевизор в век высоких технологий – несовременно, а часто и невозможно – родители же целый день на работе. И давайте честно признаемся хотя бы себе: мы давно отстали от наших детей в вопросах, связанных с развитием технологий. «Родительский контроль» – это для нас, для очистки нашей совести, вроде как воспитываем, уделяем внимание. Для наших детей – это всего лишь функция, которую легко отключить, незамысловатый такой квест.

    Мы их не бьем, не унижаем наказаниями, напротив, опекаем, возможно, чересчур, всячески лелеем и балуем, целуем, выставляем напоказ в социальных сетях. И вдруг… тюрьма. Абсолютно реальная тюрьма. С колючей проволокой, решетками, парашей. С надзирателями, баландой и законами – дикими, жесткими, обязательными для всех заключенных. «Здесь у вас совсем другая жизнь. Вы просто не представляете, как там унижают! Приезжаешь по этапу, и первые несколько дней тебя бьют, тупо бьют, просто потому, что ты новенький», – подсудимый С., 34 года, пятая по счету судимость, один из героев будущего фильма.

    Четыре года ребенку нужно продержаться там. Четыре года маме предстоит прожить здесь. Без него. Ребенок этот  плечист, высок, но с подростковым акне, по-детски растерян и напуган. На крупных, мужских уже вроде бы руках – какие-то мальчиковые дешевые фенечки. Когнитивный диссонанс, в общем. И мама – маленькая такая, в смысле невысокая, изящная, очень приятная. И в глазах не страх даже, а ужас. Плачет постоянно. И общество еще – орущее, плюющееся вслед и камнями кидающее. Прямо в них. Оно и понятно – статья-то за распространение. «Вырастила урода! Он же детей наших с пути истинного сбивает! Он знал, на что идет! Поделом ему, наркоману проклятому!»

    И снова не торопитесь судить. Экстраполируйте. На мгновение поменяйтесь с ней местами, представьте, что это ваш ребенок там. Представили? Не можете? Страшно? Это нормально. Правда, нормально. Я тоже не могу. В школу на автобусе отправлять жалко, а тут – в тюрьму! Говорю же вам – когнитивный диссонанс.

     

    МЫ ЗАНЯТЫ, КОГДА ИХ НАДО ЛЮБИТЬ…

    Я это всё к чему. Обут, одет, накормлен и в тепле – это для поколения «некст» далеко не всё, что нужно для счастья. Они не жили в другой реальности: без бананов, с гудроном вместо жвачки и в шортах на вырост. Думаете, я знаю, что им нужно для счастья?! Нет, конечно. Но точно знаю, это мы виноваты, когда они самовыражаются за счет «спайса» и сомнительной компании! Мы всегда на работе (детям же нужны состоявшиеся родители!). Я – по 13–14 часов точно. Пришел, накормил, буркнул что-то между «портфель собери» и «спокойной ночи» и спать. А он – в «аську», рассылочку «кинуть клиентам». Вы об этой его «преступной деятельности», говоря языком протокола, узнаете много позже, как и мама нашего осужденного. «Гром среди ясного неба» перестанет быть метафорой. Только поздно уже.

    Что она теперь может сделать, маленькая изящная мама? Плакать и молиться. Сначала за то, чтобы сумел, чтобы прижился, потом, чтобы эти четыре года не стали решающими для всей дальнейшей жизни, чтобы выкарабкался, забыл прошлое и взялся за ум.

    – Когда на него надели наручники, я думала, что сойду с ума! Я так устала жить в страхе! Вы себе не представляете. Очень часто приходят мысли, что пора заканчивать. Я так устала жить... А потом вдруг понимаешь, что если тебя не будет, то кто будет с ним, кто его поддержит? – делится сокровенным мама осужденного подростка.

    Я не педагог, не психолог, просто мама, местами не очень успешная: порой излишне лояльная, иногда слишком требовательная – женщины, они же в принципе непостоянные, просто тема эта по-настоящему напугала. Мы все разные родители, и никто из нас не застрахован. Есть одно общее для всех историй, которые войдут в этот фильм, – в тот самый момент, когда ребенок впервые затянулся, укололся, понюхал, съел, втер – родители отвлеклись. На работу, нового возлюбленного, решение каких-то там проблем. Они и не заметили вовсе. Это уже потом выяснилось, когда в обратную сторону прокручивали события. Жизнь в одночасье – вдребезги. Зато муж новый! Или карьера как раз в рост пошла!

    – Я приехал из реабилитационного центра и первое, что сделал, пошел гулять с мамой, а раньше даже слово «мама» стеснялся произносить… Теперь, конечно, всё изменилось. Жалко только, что поздно. Раньше я жил, чтобы употребить, и употреблял, чтобы жить, можно так сказать. Сейчас у меня и планы новые: переехать в другой город, уже документы готовы для поступления, меня там берут. Что еще сказать? Простите меня, – фрагмент «последнего слова» осужденного подростка. Восемнадцать лет. Первая судимость. Приговор – четыре года лишения свободы.

    Понятно, что мы любим своих детей. И буквально готовы отдать за них жизнь. Главное теперь, чтобы они это знали. Научиться выражать любовь их языком. Научиться любить, как им надо. Чтобы не фильмами потом спасать наркоманов, а настоящим своим родительским вниманием предупреждать взрослые преступления наших во многом совсем еще маленьких детей.

     

    СПРАВКА «КС»

    Внимательные читатели «КС» наверняка заметили, что в последних номерах появилось имя – Алёна Середина. А попробуйте его не прочитать, а произнести вслух. Ее имя хорошо известно в Новом Уренгое, ее тексты, подкрепленные картинкой, – сюжеты, которые выходят в эфир «Импульса». Вместе с коллегами по цеху она подготовила не один запоминающийся фильм, чего только стоит программа «4500», а серия репортажей в поддержку центра «Антон тут рядом» для аутистов? Не видели? Посмотрите. Между тем Алёна Середина не только автор этих материалов, но и идейный вдохновитель для коллег, снимающий, а теперь и пишущий главный редактор телерадиоинформационного агентства.

     

    Алёна СЕРЕДИНА

    Рисунок: Мария АРТЕМЬЕВА

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...