-6...-8°C

Цифровое ТВ
16+
  • В детдом пока никого не отправляют

    31.10.2013 03:41:40

    В детдом пока никого не отправляют

    Работа с нерадивыми родителями выходит на новый виток. Дождутся ли дети счастливых перемен?

     

    На днях ноябрьский детский дом «Семья» отпраздновал двадцатилетие: огромное количество гостей, концертные номера, и, конечно же, большой торт.

    Одна из выпускниц принесла на юбилей стихи собственного сочинения. О том, что «родные забыли», но есть работники детского дома, которые «вырастили с любовью»…

    К сожалению, не все кровные родители могут удостоиться такой похвалы от детей.

     

    РИСК И СТЫД ЭФФЕКТА НЕ ПРИНОСЯТ

     

    – За годы существования из детского дома «Семья» вышли в жизнь 77 ребят и девчат. Восемьдесят четыре процента из них вполне успешны, – отмечает директор детдома Валентина Белоцерковец. – Они учатся или работают, некоторые уже завели собственные семьи.

    – А как дела у тех ребят, информация о которых публикуется в СМИ? Часто их забирают в семьи? – интересуюсь я.

    – Парадоксально, многие детдомовцы по всей стране – не круглые сироты, их родители просто лишены родительских прав, которые, кстати, можно восстановить, – отвечает Валентина Степановна. – Правда, родители, почему-то не торопятся. Зачастую информация о многих детях, даже имеющих мам и пап, попадает в СМИ для того, чтобы эти родители действовали активнее. Это, кстати, существенный стимул для тех, кто обещает забрать ребенка, восстановить родительские права, даже навещает своего сына или дочь с подарками, а вот конкретных дел от них мало.

    Встречаясь с родителями наших детей, я объясняю, чем они рискуют: если проходит полгода после ограничения в родительских правах, они либо должны подавать заявление на отмену ограничений, либо реально лишатся этих прав. И потом, хотя фамилии детей в СМИ мы не называем, конечно, родителям становится стыдно. Даже если отбросить «информационное стимулирование» нерадивых родителей, по закону детский дом обязан публиковать информацию о таких детях. Например, для организации гостевых семей – когда ребенок посещает семью на праздники, выходные или каникулы.

     

    ДВАЖДЫ НЕ СЧИТАЕТСЯ

     

    К слову, в плане устройства детей местные специалисты применяют самые разнообразные формы.

    – Несмотря на то, что мы находимся в провинции, многие технологии внедряем первыми, – отмечает Валентина Степановна. – Наш опыт даже публиковался в нескольких федеральных специализированных изданиях – речь идет о патронатных проектах, которые мы реализовывали с 2003 по 2009 годы. Подавляющее большинство детей, переданных под патронаж (восемьдесят шесть процентов), остались в этих семьях. Эксперимент прошел удачно, но не получил распространения.

    Дело в том, что закона о патронатном воспитании на федеральном уровне не существует, его может принять лишь субъект Федерации. Заинтересованности, особенно экономической, патронат не несет. Ведь ребенок, помещенный в патронатную семью, остается на попечении детского дома, а учреждение продолжает получать финансирование по количеству детей, которые числятся в нем. При этом параллельно из бюджета субъекта РФ выделяются средства на содержание этого же ребенка в патронатной семье. Так финансовые затраты удваиваются, ребенок в разных отчетах считается дважды – как детдомовец и как устроенный в семью. Поэтому чтобы говорить об удачной социальной политике, то лучше, если ребенок обретает реальную семью – либо замещающую, либо возвращается в родную.

     

    ЗАКРЫТЬ И «РАЗДАТЬ»

     

    В последнее время в ноябрьскую «Семью» дети не поступают. Связано ли это с тем, что сирот действительно становится меньше?

    – Сейчас активизировались кровные родители детей, – рассказывает Валентина Степановна. – Часто восстанавливают родительские права и забирают своих детей. Кроме того, дело еще и в том, что и сотрудники опеки, и представители полиции стали более мягко работать на местах. Если раньше, увидев мать в состоянии алкогольного опьянения, детей безоговорочно забирали, то теперь с такими родителями начинают работать – проводят беседы, действуют через школу. Забирают сегодня только в самых крайних случаях.

    Согласно государственной политике в ближайшие пять-семь лет на территории России количество сиротских учреждений должно сократиться, а их воспитанники – обрести родных.

    – Думаю, что закрытие детских домов – не самоцель, – уверена Валентина Белоцерковец. – Главное, чтобы ребенок рос и воспитывался в семье. Скорее всего, именно поэтому патронат на Ямале не прижился, и те, кто принимал решения на законодательном уровне, посчитали, что патронат – лишнее звено. Конечно, в идеале опека и усыновление – это гораздо лучше для ребенка, поскольку в этом случае он автоматически перестает быть воспитанником детского дома и обретает полноценную семью окончательно и бесповоротно.

    Рано или поздно приемные семьи, конечно, сделают свое дело и детских домов у нас не будет. Вместо них, к примеру, наш детский дом перепрофилируют в центр содействия семье и детям, – уверена Валентина Степановна.

    Сложно говорить, что стоит за желанием «быстрее пристроить всех сирот»: экономическая целесообразность или искренняя тяга властей избавить общество от острой социальной проблемы. Может, и то и другое. Однако очевидно, что «ликвидация» детдомов решает лишь последствия такого явления, как социальное сиротство, но не его первопричину – неблагополучные семьи, дети из которых становятся сиротами при живых родителях. Для этого требуются другие, более фундаментальные методы.

     

    -------------------------------------------------------------------

    Родителям, взявшим ребенка на попечение или усыновившим его, платят хорошие денежные пособия.

    Из-за этого появилось мнение, что при усыновлении могут превалировать меркантильные интересы…

    Для того чтобы исключить экономические мотивы, во многих городах, в том числе Ноябрьске, создаются бесплатные школы приемных родителей, где психолог, кроме всего прочего, выясняет мотивацию потенциальных усыновителей. Только после этого департамент образования выносит заключение – готов ли претендент стать приемным родителем.

     

    На Ямале существует успешный опыт усыновления с национальным окрасом.

    Педагог, представитель коренных народов Севера, брала в семью на воспитание детей кочевников, оставшихся без родителей. Все они жили чуме, готовясь ко взрослой жизни в тундре, – их учили охотиться, ловить рыбу, собирать ягоды, вести хозяйство. Этой большой семье были выделены угодья, олени.

    Таким образом женщина решила две проблемы сразу: создала семью для детей, оставшихся без попечения родителей и сирот, а также вернула к исконному образу жизни небольшую часть своего народа.

     

    Ефим Дубинкин

    second45n@yandex.ru

    Фото из архива ноябрьского детского дома «Семья»

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...