-1...1°C

Цифровое ТВ
16+
  • Величайший саркофаг посвящён живым и мёртвым

    27.04.2016 10:17:00

    Величайший саркофаг посвящён живым и мёртвым
    26 апреля – День памяти жертв радиационных аварий и катастроф.

    С момента Чернобыльской катастрофы минуло тридцать лет, но тема борьбы человека с ее последствиями будоражит умы миллионов. На книжных прилавках десятки изданий серии S.T.A.L.K.E.R, одноименные компьютерные игры, приключенческие фильмы.

    Но нужно ли фантазировать, когда герои Чернобыля ходят с нами по одним улицам? И то, что они пережили, их вклад в спасение многих тысяч людей ничуть не меньше вымышленных подвигов персонажей фантастических произведений.

    «ЗЕЛЁНЫЙ КОРИДОР» В АД ЧАЭС
    26 апреля 1986 года в атмосферу вырвались и осели на некогда плодородные земли тонны радиоактивных веществ. Они загрязнили леса, реки и населенные пункты в радиусе ста километров от ЧАЭС. Впервые в истории человечества появилась столь обширная зона отчуждения.

    В то время, наверное, не было в Советском Союзе ни одной республики, жители которой не участвовали бы в ликвидации ядерной катастрофы.
    – Дата эта очень серьезная. Многих, кто был там, уже нет с нами, – вспоминает житель Салехарда Анатолий Палюга. На место катастрофы он прибыл одним из первых.
    Тридцать лет назад наш земляк руководил пожарной охраной города Белая Церковь Киевской области. Едва поступил тревожный сигнал о ЧП, его подразделение из 15 пожарных на четырех машинах (две автоцистерны, насосная станция и рукавный ход) срочно выехало в Припять. Между городами – 180 километров, но ликвидаторы пролетели этот путь всего за пару часов. Милиция открыла для них «зеленый коридор», и к четырем утра наш собеседник с сослуживцами был на месте.
    К тому времени пожар на крыше разрушенного энергоблока практически был потушен силами шестерых местных пожарных. Они работали на высоте более 70 метров. Знали, что под ними поврежденный взрывом ядерный реактор, но не отступили, до конца выполнили свой служебный долг.

    – Каждого из них я хорошо знал, – говорит Анатолий Палюга. – В их числе был Виктор Кибенок, начальник пожарной охраны Чернобыля. Срочным самолетом ребят отправили в Москву на лечение. Но они в первые же минуты тушения получили дозы облучения, превышающие допустимые в сотни раз. Шансов на их спасение не было. Работы хватало и без огня. Пожарные постоянно подавали воду, чтобы осадить радиоактивную пыль. Рядом со станцией загорелись торфяники. Их тушили уже с вертолетов. А еще откачивали тяжелую воду из-под атомного реактора…
    Все, кого в будущем назовут чернобыльцами, знали, куда направляются, какой смертельный риск их там ждет. До этого огнеборцы Белой Церкви и Припяти часто выезжали на совместные учения, отрабатывали в том числе и возгорание на атомной станции. Тогда никто и предположить не мог, что гипотетическая ситуация разделит их жизнь на периоды до и после аварии.
    В первый же день работы на ЧАЭС Анатолий Иванович, как и все его товарищи, получил сильную дозу облучения.

    ОТ БОЛЕЗНИ СПАСЛО ГОЛОДАНИЕ
    Осознав масштаб катастрофы, партийное руководство привлекало для ликвидации ее последствий всё больше людей. В военкоматах страны начался призыв солдат запаса на военные сборы.
    – Увидев, что я служил в Афгане, особист участливо предложил свою помощь, дескать, хватит с меня и войны. Но я отказался. Как так – мои земляки едут по зову Родины в пекло, а я остаюсь в стороне? Я не мог с этим смириться, – говорит еще один салехардский ликвидатор Александр Марченко. Тогда он жил в одном из сёл Харьковской области, а в Чернобыль попал 20 мая. Три недели водил БРДМ с партиями ликвидаторов до станции, а вечером увозил их обратно в палаточный лагерь в 30 километрах от ЧАЭС.
    – Все ликвидаторы брились налысо, – продолжает наш собеседник. – У каждого был дозиметр, чтобы фиксировать ежедневную дозу облучения. Если ее сумма превышала 25 рентгенов, добровольца тут же отправляли на землю. После каждого рабочего дня весь личный состав проходил тщательную обработку. Сначала мыли руки физраствором, потом снимали и утилизировали всю одежду, а сами тут же заскакивали в баню. Необычно было видеть, как вечером в брошенной Припяти работали светофоры. Жутковатое зрелище…
    Чернобыльские командировки длились по 20 суток. Домой Александр Марченко вернулся после 9 июня. Вскоре начались проблемы со здоровьем, стали выпадать волосы. Лечился народными средствами: голодал по специальной методике восемь месяцев. Вроде отступило…

    ЧЕМ БЛИЖЕ К ЭПИЦЕНТРУ, ТЕМ ЯРЧЕ ЦВЕТ
    Жителей Припяти эвакуировали лишь на второй день, 28 апреля.
    – В воскресенье в город въехала большая колонна автобусов, по громкой связи стали передавать о срочной эвакуации. С собой разрешалось брать лишь самое необходимое. Многие были уверены, что через пару дней вернутся обратно, – говорит Анатолий Палюга. – За два часа город опустел. А Припять в то время была красивейшим современным городком, где практически не было одноэтажных домов.
    В конце мая ему пришлось посетить квартиру Виктора Кибенка, чтобы забрать оставленные там документы. Гражданских лиц в город не пускали военные патрули, но у него, как руководителя по ликвидации в Киевской области, были разрешающие документы. Бейдж красного цвета служил пропуском на территории ЧАЭС. Розовый – открывал дорогу в Припять. Зеленый – позволял пересекать 30-километровую зону. У Анатолия Ивановича на руках были все три цвета.
    Помощь чернобыльцам шла и из-за границы. Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер подарила ликвидаторам для защиты от радиации два скафандра. Анатолий Палюга тестировал их лично. Но излучение было настолько мощным, что и они почти не помогали. Смертоносные лучи были повсюду и проникали сквозь толщу свинца и бетона. В районе реактора ликвидаторы работали по минуте. Не мешкали ни секунды.

    Первой из строя выходила техника. С металла машин радиация практически не смывалась, приходилось все эти «ГАЗы», «Уралы» и «УАЗы» утилизировать в огромном котловане. Не выдерживала и электроника, а ликвидаторы всё трудились, сооружали защитный саркофаг, подвозили воду.

    То, что они совершили, – настоящий подвиг. На Ямале, по словам Анатолия Палюги, живут 356 участников ликвидации аварии на ЧАЭС, 19 из них – в Салехарде.
    Денис Рыбаков
    Денис Рыбаков

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    rybakob16@gmail.com

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...