НОВОСТИЧто делать с Вынгапуровским? Губернатор предложил сообща обсудить судьбу отдаленного поселка ОБЩЕСТВОВ Новом Уренгое появились первые дог-боксы СПОРТПолицейский из Салехарда пробежал 176 километров за сутки ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги устанавливают фотозоны и скамейки с подогревом ОБЩЕСТВОКому скамейки с подогревом, а кому площадки для собак: ямальцы агитируют за уют ПРОИСШЕСТВИЯВ Тазовском районе рабочего убило током НОВОСТИКоробка «Малышу Ямала» станет контейнером для игрушек ОБЩЕСТВО«У него был дар воспитывать людей» НОВОСТИВ Яр-Сале хотят устроить своп-вечеринки, а в Муравленко – велопрокат НОВОСТИНа Ямале зафиксировали рекордную жару ОБРАЗОВАНИЕДля школьников Ямала создадут сеть IT-кубов ЭКОНОМИКАЯмальцы больше всех в России тратятся на алкоголь и сигареты КУЛЬТУРАСалехардам предлагают посмотреть кино в палатке ВЛАСТЬДмитрий Артюхов завершил автопутешествие по Ямалу и обещал регулярно повторять поездки ОБЩЕСТВОНа Ямале стартовал сезон охоты на пернатую дичь ВЛАСТЬПравительство ЯНАО выделит полмиллиарда на покупку квартир на вторичном рынке НОВОСТИ«Там столько грязи, Кать, тебе понравится!» Больше сотни экстремалов пробежали «ТрансУрал» ОБЩЕСТВО Ямальцев зовут на «КедрФест» СПОРТЯмальская шахматистка сыграет на командном чемпионате Европы ПРОИСШЕСТВИЯХозяин заброшенного завода в Надыме осужден из-за гибели ребенка НОВОСТИКак распознать в любимом «домашнего боксера» и вовремя сбежать НОВОСТИ«Ворота Ямала»: что мешает развиваться придорожному сервису? ЭКОНОМИКАБольше половины оленей в ЯНАО привили от «сибирки» ОБЩЕСТВОВ Салехарде убрали огромную бесхозную свалку ЗДОРОВЬЕОтделения Новоуренгойской ЦГБ приводят в соответствие нормам СанПин

  • Вопросы ставит война

    25.06.2014 06:50:05

    Вопросы ставит война

    Корреспондент «КС» встретился с жителем Славянска, который пытался поджечь автомобиль у администрации Ноябрьска.

    Ворота частного дома открыл приятный немолодой мужчина.

    – Вам кого?

    – Извините, что так поздно приехали. Валерий Викторович здесь живет? Я из окружной газеты,

    мне бы с ним поговорить.

    – Это я. Да о чем теперь уж говорить? –

    собеседник как-то безнадежно улыбнулся и махнул рукой, а из дома вышла хрупкая женщина.

    – Заходите.

    Сообщение полиции о том, что возле администрации Ноябрьска задержан житель Славянска, который пытался поджечь автомобиль, взбудоражило город. Кто он, что заставило его пойти на такой шаг? Только к вечеру следующего дня удалось разыскать адрес, по которому проживает семья Мартыненко.

     

    ПОЧТИ ЗАБЫТЫЙ МИР

    В небольшой кухне мы разговариваем с женой Валерия Натальей. Сам он категорически отказался общаться, доверил всё рассказать супруге. Периодически мужчина подходит к нам, прислушивается к разговору. Молчит.

    До начала военного конфликта семья Мартыненко проживала в центре Славянска, в однокомнатной квартире по улице Коммунаров. О Севере супруги знали не понаслышке. Наталья с родителями жила в Ноябрьске с 1986 по 1991 годы, ее девичья фамилия Остришко, а Валерий в молодости поколесил по России, ему приходилось бывать в Сургуте, городах Приполярья.

    – Меня привезли на Украину, когда я перешла в 10 класс, – вспоминает Наталья. – Но я все время тосковала по старому классу, друзьям. Лишь когда появились социальные сети, смогла разыскать «северных» одноклассников. Мы перебрались с Севера на Украину в 1991 году, все сбережения родителей пропали вместе с распадом СССР. Пришлось начинать все с нуля. Но жизнь понемногу наладилась.

    До апреля этого года семья Мартыненко жила как тысячи других. Старшая дочь Натальи – Алина – училась в пединституте, готовилась стать преподавателем украинского языка и литературы, младший, Алексей, оканчивал восьмой класс. Наталья трудилась в местной больнице, ее супруг таксовал, брался за любую работу. В 40 лет у главы семьи врачи обнаружили серьезные проблемы со здоровьем. У мужчины отсутствует одна почка – нужно постоянно принимать лекарства. Валерий оформил инвалидность, но при этом потерял работу старшего мастера по водоснабжению.

     

    УЕХАТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

    Тот день, 12 апреля, Наталья помнит хорошо.

    – В Славянске появились вооруженные люди, они стали строить баррикады, а вечером раздались первые выстрелы.

    Гору Карачун, которая сегодня известна всему миру, занимали несколько раз то ополченцы, то военные национальной гвардии. На этой возвышенности расположена антенна, которая позволяет жителям Славянска принимать телесигнал. Когда нацгвардия, отбив у ополченцев Карачун, завезла туда орудия системы «Град», народ запаниковал. Люди понимали, что если появились орудия, рано или поздно они выстрелят.

    – Пропало вещание российских, а потом и украинских каналов, новости мы узнавали в Интернете, – видно, что Наталье воспоминания даются не просто, но она справляется с собой. – Перестала работать мобильная связь. «ПриватБанк», а это основное финансовое учреждение в Славянске, прекратил выплаты пенсий, детских пособий, зарплат. Люди остались без денег.

    Начались бомбежки, стали погибать мирные люди. Город погрузился в дымовую завесу. Наталья говорит, что ополченцы жгли покрышки, чтобы спасти горожан. Сирена срабатывала не всегда, и ополченцы таким образом предупреждали жителей об обстрелах.

    Снаряды рвались уже в центре, нацгвардия разбомбила детскую больницу, в которой работала Наталья, поликлинику, несколько многоэтажек, рынок, пострадал пединститут. История с последним пациентом детской славянской больницы Женей Езекяном происходила у Натальи на глазах.

    Денег в семье не было. Валерий, несмотря на очевидную опасность, таксовал. Как-то мужчине довелось подвозить до блок-постов журналистов РЕН-ТВ. Когда они расплачивались за проезд, Валерий назвал им тарифную стоимость, те удивились: другие таксисты за тот же путь брали в два раза больше. Договорились, что при необходимости будут вызывать Валерия персонально. Несколько сюжетов для центрального телевидения снимались при его участии.

    Уже покинули Славянск многие знакомые и соседи, а Мартыненко ждали, вдруг все закончится?

    – Местные власти запретили жителям отмечать День Победы. Объявили, что будут стрелять на поражение во всех, у кого увидят Георгиевскую ленточку. А у меня дед до Сталинграда дошел, до смерти у него в спине сидело семь немецких осколков, – плачет женщина. – Каждый год мы ездили к деду на могилу, чтобы подкрасить оградку и звезду. Этой весной не смогли. В День Победы застрелили 12-летнего мальчика, его мама работала в роддоме. Он гулял с мальчишками во дворе, и только у него была приколота Георгиевская ленточка. Потом погиб сын моей коллеги. Он ехал в автомобиле, и в него случайно попал осколок. Моя мама сказала, что надо срочно увозить детей.

     

    ДОРОГА НА СЕВЕР

    С одноклассницей Леной из Ноябрьска Наталья не виделась 23 года. Прошлым летом женщины нашли друг друга в социальных сетях, возобновилась давняя дружба. Лена с мужем Константином приехали в Славянск, а когда началась война, подруга стала настойчиво предлагать приехать к ней на Север.

    – Мы все время созванивались с Леной, – рассказывает Наталья. – Как-то на балконе я разговариваю с ней по телефону, и она слышит выстрелы и взрывы. Говорит – срочно приезжай, ты хочешь, чтобы твои дети погибли? Как-нибудь прорвемся, в тесноте, да не в обиде.

    И Мартыненко решились. Взяли документы, палатку, котелок, еду, первые попавшиеся вещи. Мама Натальи осталась в Славянске, 62-летняя женщина отказалась покидать родной угол.

    Вначале отправились в Донецк. Дело в том, что Валерий – второй муж Натальи, поэтому пришлось ехать в столицу шахтеров за согласием отца несовершеннолетнего Алексея на выезд мальчика за границу. На постах врали гвардейцам, что едут в деревню к родственникам. Называли близлежащий населенный пункт.

    – Проехать очень трудно, – говорит Наталья. – Машину останавливают военные, наводят на пассажиров автоматы, под дулами заставляют рассказывать, кто и куда направляется. Страшно. Вдруг палец соскользнет? Несколько раз военные обыскивали машину, выбрасывали все наши вещи на трассу.

    27 мая семья пересекла границу с Россией. В Ростове-на-Дону Наталья получила деньги, которые ей переслала Лена на дорогу. До Ноябрьска добирались четыре дня. Несколько раз у них проверили миграционные карточки. О том, что придется документально оформлять свой побег от войны, устраиваться на работу, Мартыненко тогда не думали. Главное – увезти детей подальше от смерти. Но все оказалось не так просто.

     

    СОРВАЛСЯ ОТ БЕЗЫСХОДНОСТИ

    В Ноябрьске Наталья встретилась с одноклассниками, старыми друзьями. Те готовы помочь и делают это, но быть нахлебниками Мартыненко не привыкли и не согласны. Иностранцам же найти работу очень сложно. Чтобы оформить статус беженцев, необходимо ехать в Салехард, местное отделение УФМС выдавать удостоверения не имеет права. На поездку в столицу округа у семьи денег нет. У Валерия украинские водительские права, поэтому таксовать, как он делал это на родине, он тоже не может. Алексей не успел окончить восьмой класс, и как теперь быть с мальчиком, Наталья не знает. Кроме того, Мартыненко не хотят быть обузой для друзей, которые потеснились и поселили четверых беженцев.

    Наталья и Валерий пытались стучаться в разные кабинеты, но получали отказ. И тогда мужчина сорвался. Выпил для храбрости, хотя, как утверждает Наталья, он совсем не употребляет алкоголь, и от безысходности поехал поджигать машину к администрации города.

    Отмечу, что полиция и власти Ноябрьска с пониманием отнеслись к ситуации. Действия Валерия были квалифицированы как мелкое хулиганство, а администрация взяла решение судьбы этой семьи под особый контроль.

    – Управление социальной защиты населения и управление ГО и ЧС ищут механизмы оказания материальной поддержки семье, а управление по информационной политике организовывает сбор гуманитарной помощи для пострадавших, – сообщили в администрации города. – Также будут рассмотрены варианты предоставления жилья, устройства детей в трудовые либо пришкольные лагеря. После получения статуса беженцев – этим вопросом занимается УФМС России по ЯНАО в Ноябрьске – семье из Славянска помогут с трудоустройством.

    Механизмы оказания помощи вынужденным переселенцам из Украины лишь сейчас разрабатываются в российских регионах. К тому же Ямал не является приграничной с Украиной территорией. При этом очевидно, что семья Мартыненко – лишь одна из первых ласточек. Скоро в наш округ из Украины начнут прибывать родственники и друзья жителей. Только в Ноябрьске 40% горожан – выходцы из этой страны. И пока неизвестны ответы на вопросы, которые поставила война на Украине.

    …Мы расстаемся с Натальей поздно вечером. Предлагаем посильную помощь. Женщина плачет. Сетует, что нет связи со Славянском, она не знает, как там мама, тетка, родственники, уцелел ли их дом. Изредка в Интернете она видит фотографии разбомбленных зданий. Недавно дочь Алина узнала в руинах дом своей однокурсницы. Жива ли она? Я успокаиваю Наталью и в тот момент хочу лишь одного, чтобы ушли боль и тревога из глаз женщины, а слово «беженцы» не звучало сегодня, а оставалось лишь понятием из уроков истории.

    Валерия АКИМЕНКО

    a_valeriya@mail.ru

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...