16+
  • Война, норма, Победа

    22.06.2014 01:07:49

    Война, норма, Победа

    В 1882 году у безоленного ненца Салиндера, жившего на берегу Обской губы, родились мальчишки-двойняшки – Хасико и Хэвдалё.

    Ребята выросли достойными следопытами. Шкуры песцов, лис, росомах обменивали у купцов на продукты и хозяйственную утварь.

    А когда пришло время жениться, выбрали себе достойных жен. Для Хасико сосватали невесту из Ямальского района, а Хэвдалё взял в жены одну из местных девчат, и вскоре родился у него первенец, которого нарекли Опой…

    Шли годы… На мысе Сэр-Сале на правом берегу Обской губы в три ряда стояли чумы рыбаков. Большевики-коммунисты организовывали простейшие производственные товарищества, колхозы. Учили ненцев, как нужно трудиться сообща.

    У Опоя, который уже сам стал главой семьи, было к той поре трое детей. Шестилетняя Лена, старшая дочь, однажды услышала громко говорящих на непонятном языке людей. Девочка выскочила на улицу. Опой Салиндер, встав на одно колено, обняв детей, произнес:

    – Война! Увижу ли вас когда-нибудь?!

    Он шагнул в строй мужчин, уходящих на фронт.

    Так впервые маленькая девочка услышала страшное слово «война», которая унесла многих людей в вечность. Мать Лены стала членом комсомолько-молодежной бригады из 12 женщин, которые занимались неводным ловом. Ни резиновых сапог, ни курток у них не было… Добытчицы очень поздно приезжали на стойбище. Они заменили мужчин, ушедших защищать Родину.

    Мама успевала сварить еду троим детям – Лене, Коле и младшей Лиде. И при этом наказывала:

    – Лена, следи за малышами. Никуда не ходите. Меня не будет три дня.

    Показывала маленький сверток с едой и тихо говорила дочери:

    – Это ваша норма. Я оставлю в соседнем чуме. Вам должно хватить на трое суток.

    Лена неукоснительно выполняла наказы матери. Пятимесячную Лиду кормила вареной рыбой. Поила прямо из кувшина. Затем ходила по воду к реке. Ведром служила литровая банка из-под американских мясных консервов. С мальчиком-сверстником приделали к ней ручку, и получилось ведерко.

    Нормы, оставляемой детям, не хватало, чтобы наесться досыта… Однажды в полдень девочка зашла в соседний чум, откуда доносился запах свежего хлеба. Сразу у входа ее заметила женщина.

    – Зачем пришла?

    Переминаясь с ноги на ногу, Лена еле слышно произнесла:

    – Хлеба хочу!

    – Да ты что? Вы свою норму давно съели! Иди в свой чум! Больше не приходи!

    Повернувшись и собираясь уходить, она увидела перед собой пожилого мужчину. Он спросил у нее:

    – У вас есть еда?

    – Ничего нет…

    – Поздно вечером на берег причалит лодка рыбаков. Ты возьми медный тазик и иди к ним. Они дадут тебе рыбы.

    Остаток дня Лена ждала лодку с добытчиками. Наконец она увидела их. Встала в сторонке, стала наблюдать, как тает куча улова, тазик Елены остался пустым. Без единой рыбешки девочка побрела в свой чум. К этому времени приехала мама. Она покормила трех своих детей. Старик, чинивший сети около их чума, посоветовал:

    – Завтра снова иди на дележку. Будь смелой. Проси свою норму.

    Рано утром мама ушла на берег. Весь день Елена занималась братиком и сестренкой, лежащей в люльке. В сумерках она снова пошла на берег. Четверо добытчиков уже делили норму по семьям. Лена не стерпела и громко выкрикнула:

    – Где моя норма?!

    Один из руководителей сказал:

    – Дайте ей норму за вчерашний и сегодняшний день.

    Старики наполнили тару доверху. Не под силу оказалась ей ноша. Только к полуночи Лена дошла до чума…

    Так проходили дни за днями. Лена взрослела не по годам. К некоторым соседям приходили письма с фронта, но отец и его племянники были неграмотными, поэтому мама и Лена писем не ждали... Однако всё равно надеялись, что они останутся в живых. Так прошло четыре долгих года войны. Чувствовалось, что скоро снова наступят мирные дни. В мае 1945 года из радиоприемника донеслось долгожданное: «Победа!» Люди стойбища обнимали друг друга, кто-то вытирал слезы радости. В детской душе навсегда отпечаталось завораживающее слово «Победа!». Радостная мать стала копаться в своих вещах. И, ничего не найдя, подошла к дочери, сняла с нее потрепанную ягушку. Она осталась в красном платье в белый горошек.

    – Это же мое! Не снимай! – выкрикнула девочка.

    – Теперь это, доченька, будет красное знамя Победы, – женщина вышла из чума. Привязала рукавами платьице на конец длинного шеста и воткнула флагшток в землю острым концом. Все люди рукоплескали ей.

    Шли недели… И вот однажды открылся бесшумно полог чума. Повзрослевший, возмужавший Ласа Салиндер вернулся в родное стойбище. Долго слушали его рассказ о страшной войне.

    – Мне очень трудно говорить. Много наших солдат полегло, но мы победили злейшего врага…

    Люди тихо разошлись по своим чумам. А фронтовик стал заниматься своим привычным рыбацким делом. Два года спустя Ласа Салиндер трагически погиб, спасая семью, тонущую в реке.

    Год спустя приехал в Ныду Юрий Петрович Саков, который сносно разговаривал на ненецком языке. Он обучал детей грамматике и математике. Лена успешно училась, ей легко всё давалось. К шестому классу у нее были одни пятерки. А директор Ныдинской школы однажды объявил:

    – Кто из вас, ребята, будет отлично учиться, того отправлю в город Ленин-град, в педагогический институт имени Герцена.

    Лена запомнила слова педагога. Из пяти ребятишек-ненцев ей выпало счастье продолжить обучение в названном учебном заведении. Открылась большая дорога к знаниям. Она избрала специальность преподавателя педагогики, психологии и методики обучения дошкольных педагогических училищ. Быстро пролетели студенческие годы. Лену Салиндер полюбил парень из поселка Тамбей Ямальского района – Семён Окотэтто, мастер спорта по борьбе самбо, впоследствии тренер по лыжам детско-юношеской спортивной школы города Салехарда.

    Молодая семья уже с ребенком приехала в окружной центр. В ходе педагогической деятельности Елена Николаевна Окотэтто стала разрабатывать пособие для воспитателей детских садов. Но думы об отце и ныдинцах, ушедших защищать Родину, не покидали ее. Стала собирать сведения о воинах-ямальцах. Она часто видела свою маму, которая украдкой вытаскивала пожелтевший листок – извещение с фронта, где значилась дата гибели воина Опоя Хэвдалёвича Салиндера в марте 1943 года у деревни Дроздино Залучского района Ленинградской области. Лена тихонько выходила из чума, чтобы не видеть слезы матери.

    Белые седины сегодня украшают виски Елены Николаевны Окотэтто. Хотя она давно на пенсии, активно продолжает воспитывать подрастающее поколение. Ею написаны несколько методических пособий и книга сказок северных народов. Но самое главное, она проявила гражданскую инициативу – помогает окружному Совету ветеранов в составлении Книги памяти о воинах-северянах из числа КМНС, ушедших на фронт, а также нашла всех своих родственников, защищавших отечество.

    P. S. Опой Салиндер с женой имели троих детей. Они подарили им 18 внуков, 53 правнука и 12 праправнуков, которые почитают свою бабушку Елену. Все работают на благо России и Ямала.

     

    Хабэча ЯУНГАД

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика скрипт статистика посещения
HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика