ЭКОНОМИКАКоренных ямальцев зазывают на рыбалку ОБЩЕСТВО17-летняя салехардка стала участницей нового сезона шоу «Пацанки» ЭКОНОМИКАЯмальский флот ремонтируют корабелы из Северодвинска ОБЩЕСТВОИ лечиться, и отдыхать. Детям-инвалидам раз в год будут компенсировать любой проезд НОВОСТИЧто делать с Вынгапуровским? Губернатор предложил сообща обсудить судьбу отдаленного микрорайона ОБЩЕСТВОВ Новом Уренгое появились первые дог-боксы СПОРТПолицейский из Салехарда пробежал 176 километров за сутки ОБЩЕСТВОВ Лабытнанги устанавливают фотозоны и скамейки с подогревом ОБЩЕСТВОКому скамейки с подогревом, а кому площадки для собак: ямальцы агитируют за уют ПРОИСШЕСТВИЯВ Тазовском районе рабочего убило током НОВОСТИКоробка «Малышу Ямала» станет контейнером для игрушек ОБЩЕСТВОВоспоминания об Анатолие Острягине: «У него был дар воспитывать людей» НОВОСТИВ Яр-Сале хотят устроить своп-вечеринки, а в Муравленко – велопрокат НОВОСТИНа Ямале зафиксировали рекордную жару ОБРАЗОВАНИЕДля школьников Ямала создадут сеть IT-кубов ЭКОНОМИКАЯмальцы больше всех в России тратятся на алкоголь и сигареты КУЛЬТУРАСалехардам предлагают посмотреть кино в палатке ВЛАСТЬДмитрий Артюхов завершил автопутешествие по Ямалу и обещал регулярно повторять поездки ОБЩЕСТВОНа Ямале стартовал сезон охоты на пернатую дичь ВЛАСТЬПравительство ЯНАО выделит полмиллиарда на покупку квартир на вторичном рынке НОВОСТИ«Там столько грязи, Кать, тебе понравится!» Больше сотни экстремалов пробежали «ТрансУрал» ОБЩЕСТВО Ямальцев зовут на «КедрФест» СПОРТЯмальская шахматистка сыграет на командном чемпионате Европы ПРОИСШЕСТВИЯХозяин заброшенного завода в Надыме осужден из-за гибели ребенка НОВОСТИКак распознать в любимом «домашнего боксера» и вовремя сбежать

  • Война запомнилась тяжёлой работой и слезами

    21.06.2013 11:03:55

    Война запомнилась тяжёлой работой и слезами

    Ветеранам труда из Губкинского Ангелине Дмитриевне и Виктору Ивановичу Синицыным, когда началась Великая Отечественная война, было по тринадцать лет.
    Сегодня эти уважаемые люди вспоминают военные годы со слезами на глазах и нескрываемой болью в сердце. Их переживания и поступки характерны для молодежи того, уже далекого для нас времени…

     

     

     

    ОТЕЦ  УШЁЛ  НА  ФРОНТ, А  СЫН – НА  «ПАХОТУ» В  СОВХОЗЕ

     

    О том, что началась война, в семье Синицыных узнали сразу – у них был свой радиоприемник.

     

    – Родители ничего не говорили, но чувствовалось, что они сильно расстроены и даже растеряны, – рассказывает Виктор Иванович. – По напряженности, по тишине, что поселилась в доме, и я, и обе сестренки поняли: пришла большая беда. Вскоре отца призвали в армию, а для меня началась настоящая «пахота»…

     

    В их городке Далматово, что в Курганской области, школьники после 6-го класса на летних каникулах обычно подрабатывали в местном овощесовхозе.

    Это было крупное хозяйство, снабжавшее картофелем, овощами и фруктами население городов Прибайкалья и Дальнего Востока. Но раньше ответственные работы выполняли взрослые мужчины. В войну всё легло на плечи женщин и подростков. А план сдачи продукции государству ничуть не уменьшился.

     

    – Наш рабочий день продолжался четырнадцать часов, – вспоминает ветеран. – Ребята пахали на лошадях, были прицепщиками на сеялках, возили на телегах зерно и сами его грузили, окучивали и пололи картофель.

     

    Я, тринадцатилетний пацан совсем не богатырского сложения, брал с телеги мешок с зерном весом в пятьдесят килограммов и высыпал зерно в сеялку. А таких мешков на телеге – десять… Это и взрослому тяжело, а уж мальчишке… Домой приходил «убитый», падал от усталости. А назавтра – снова подъем в 6 часов утра и снова та же работа…

    Опаздывать, делать порученное кое-как нельзя – подведешь бригаду. Ребята наши это понимали, таких случаев среди нас почти не было. А взрослых за провинности наказывали очень строго: за опоздание в полчаса женщин лишали на полгода половины зарплаты. Естественно, ни воскресений, ни отпусков ни у кого не было.

     

    Обедом нас кормили на полевом стане: привозили суп с мясом и кашу. Это считалось хорошей едой, дома питались намного хуже – в основном картошкой. Да и той хватало до Нового года. Потом ели очистки от картошки, их никогда не выбрасывали, а промывали и сушили. Хотя нашей семье повезло, у нас была своя корова, а значит, свое молоко…

     

    Зимой, во время учебного года, тоже хватало работы, – продолжает Виктор Иванович. – Ведь школы отапливались только теми дровами, что мы сами заготовим в лесу в пяти километрах от города. Сам директор формировал бригады из учеников с шестого по девятый классы. Мы одевались потеплее, брали с собой пилы и топоры и отправлялись в лес. Но запасенных дров не хватало, поэтому печки в школе топили мало, только чтобы можно было терпеть холод. На уроках мы сидели в верхней одежде, электрического света не было, жгли лучину, а писали на старых газетах…

     

     

    СУДЬБА  СОЛДАТА

     

    Запомнилось Виктору Ивановичу Синицыну, как было тяжело на душе в начале войны, когда наши войска отступали и сдавали города противнику. Но очень поддерживал своими письмами отец.

    Иван Александрович Синицын ушел на фронт в июле 1941 года и за четыре года войны прошел с боями от Москвы до Кенигсберга. Награжден медалями «За оборону Москвы», «За отвагу», орденом Отечественной войны.

     

    На фронте, где постоянно рядом была смерть, Иван Александрович думал о семье. Детям писал, чтобы хорошо учились, а сыну Вите – отдельное наставление: не курить! Беспокоился, есть ли семена для посадки картофеля, хватает ли сена кормилице-корове, и призывал жену Екатерину Петровну беречь себя. Ему хотелось знать, как живут земляки-далматовцы. Поэтому просил не только писать подробные письма, но и высылать районную газету «Путь к социализму».

     

    Отцовские письма с фронта бережно хранятся в семье Синицыных.

    В декабре 1943 года Иван Александрович побывал дома. За героизм, проявленный в боях за Белоруссию, сержант Синицын был награжден десятидневным отпуском.

     

    – Все эти дни он посвятил заботам о доме и семьях фронтовиков, – рассказывает Виктор Иванович. – Где только не был! И в совхозе, и в райисполкоме, и в райкоме партии, и в военкомате. Возмущался безобразным отношением к семьям фронтовиков, я никогда не видел его таким разгневанным…

     

    Десять дней пролетели быстро, мама слезно просила отца сходить к военкому (тот был его другом) и продлить отпуск хотя бы на неделю. Но он отказался…

    На всю жизнь запомнили дети последние минуты прощания с отцом. Он прижал к груди рыдающую мать, потом обнял дочерей и сына, которые не удержались и тоже заплакали. Иван Александрович отвернулся, достал из кармана шинели чекушку водки, откупорил и залпом выпил. И вдруг неожиданно слезы полились из его глаз…

     

    – Ваня, что с тобой? Я никогда не видела твоих слез! – закричала Екатерина Петровна.

     

    – Дорогие вы мои, –вздохнул он, – я-то знаю, куда еду…

     

    Летом и осенью 1944 года весточки шли из Прибалтики, а зимой в письме из Восточной Пруссии глава семьи сообщил родным, что наступление идет очень быстро и теперь-то уж он обязательно выживет и вернется домой.

     

    Не выжил.

    Не вернулся.

    Иван Александрович Синицын погиб, не дожив до Великой Победы считанные месяцы, 16 февраля 1945 года. Похоронен под Кенигсбергом (Калининград), в городке, который носит сейчас название Багратионовск…

     

     

    В  ГОСПИТАЛЕ ПОМОГАЛИ КАЖДЫЙ  ДЕНЬ

     

    – А у нас дома даже радио не было, – вступает в разговор Ангелина Дмитриевна. – Мама пришла с работы и сказала, что началась война. И заплакала.

     

    Их отец Дмитрий Наумович Костиков умер еще в 1932 году, в коллективизацию.

    А Аграфену Петровну и пятерых детей война застала в Ленинске-Кузнецком Кемеровской области. С первых же дней войны в городе был организован военный госпиталь.

     

    – Мы, девчонки, после занятий в школе каждый день бежали туда, – вспоминает Ангелина Дмитриевна. – Помогали принимать раненых, читали бойцам письма из дома и писали письма под их диктовку, устраивали концерты для выздоравливающих… Кому-то подушку поправишь, кому-то попить принесешь, с кем-то посидишь и поговоришь… Было их так жалко, так тяжело видеть боль и страдания. Я тогда решила, что стану врачом…

     

    Жили они в ветхой пристройке вросшего в землю деревянного дома – окошки вровень с землей, в комнате – самое необходимое: две кровати и стол.

    Питались скудно, продукты получали по карточкам. Старшая сестра Лины, ей исполнилось семнадцать лет, работала в военкомате. А три брата один за другим ушли на фронт.

     

     

    О  СИЛЕ МАТЕРИНСКОЙ МОЛИТВЫ  И  СЫНОВЬЯХ-ГЕРОЯХ

     

    В 1942 году, проводив в армию младшего сына, Аграфена Петровна в церкви дала обет и взяла на себя бессрочное служение: больше никогда не употребляла ни мясного, ни спиртного, ни других продуктов, запрещенных православным постом. Она много молилась за своих детей, за всех воинов, за Победу.

    Ангелине запомнилось, что в годы войны мама никогда ничего не ела дома. Она работала на хлебокомбинате – занималась сушкой сухарей для фронта.

    Прямо на работе можно было поесть немного хлеба и попить квасу. Аграфена Петровна считала, что этого достаточно.

    А ее дети – артиллерист Пётр, танкист Николай и десантник Вениамин – все пришли с войны с боевыми наградами. Участвуя в Курской битве, Николай горел в танке, но спасся. Не иначе как помогла материнская молитва.

    Была еще одна история в их семье. Такой случай мог произойти только в войну…

     

    – Мама наша вышла замуж за немолодого, но хорошего человека, – вспоминает Ангелина Дмитриевна. – Отчима Василия Дмитриевича мы полюбили, звали его папой. Он был сильно ранен, лежал в госпитале и там узнал, что вся его семья на Украине погибла в бомбежку. А через несколько лет после войны пришло известие, что жена осталась жива. Мама сразу сказала, чтобы он уезжал, и сама собрала его в дорогу…

     

     

    БРИЛЛИАНТОВАЯ СВАДЬБА –  ШУТКА  ЛИ СКАЗАТЬ!

     

    Ангелина Костикова и Виктор Синицын встретились, когда были уже вполне взрослыми людьми.

    Она – специалист Иркутского аэрогеодезического предприятия, он – землеустроитель Куйбышевской проектно-изыскательской экспедиции.

    Случай свел их в сибирской тайге, и всего полтора месяца понадобилось, чтобы молодые люди соединили свои судьбы.

    С тех пор вот уже шестьдесят лет идут супруги Синицыны по жизни вместе! Много лет отдали они изыскательскому труду, почти полвека прожили в воспетом советскими композиторами городе Ангарске.

    В трудовой книжке Виктора Ивановича всего две записи о работе. На ядерном комбинате Ангарска он занимался промышленным и гражданским строительством.

    Жена много лет работала главным архитектором города, а затем Ангарского района.

    Синицыны вырастили и выучили сына и дочь, сегодня имеют двоих внуков и троих правнуков.

    В 2010 году они переехали к дочери в Губкинский.

    И сразу влились в общественную жизнь города: стали членами организации «Ветеран», поют в народном хоре «Лейся, песня», встречаются с молодежью, участвуют в спортивных мероприятиях.

    Совместно с управлением по физкультуре и спорту Виктор Иванович разработал проект городской «Тропы здоровья», а вместе с Ангелиной Дмитриевной – проект «Аллеи Славы» на площади Победы.

    Все заветы отца он выполнил: как бы ни было трудно, хорошо учился и закончил институт, всегда занимался спортом, никогда не курил и не курит.

    Ангелина Дмитриевна хотя и не стала врачом, но сумела получить два высших образования, а после выхода на пенсию полностью посвятила себя семье и внукам.

     

     

    Виктория ВОРОБЬЁВА

    21.06.2013

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...