-1...1°C

Цифровое ТВ
16+
  • Всё началось под Сталинградом, ей было 18 лет…

    08.05.2013 08:29:48

    Всё началось под Сталинградом, ей было 18 лет…

    В рассказах моей бабушки Александры Фёдоровны Руденко  о войне нет ничего героического.

    И с виду она совсем не похожа на героя – бабушка,  одна из многих. Поражало в ней особенно одно –  тяга к жизни. Она спешила жить. Не ходила, она бегала. Угнаться было трудно. В шутку я говорила: «Посадка в дачный автобус – это не штурм Зимнего». Это ничего не меняло. Она всё равно торопилась, мгновенно решала сложные вопросы, на ходу давала указания. Казалось, до моих чувств ей нет никакого дела. Я ошибалась! Как я ошибалась!..

     

    ЛИЧНОЕ  ПРИКРЫТИЕ

     

    Мою самую замечательную бабушку брать ответственность на себя заставила жизнь. Та самая, которую она очень любила, потому что видела много смертей…

     

    Ее мобилизовали на фронт в августе 42-го, когда немец подходил к Сталинграду, – 4 месяца учебы на курсах медсестер и работа в госпитале там, под Сталинградом. На мое удивление, как она, молодая девчонка, смогла пережить то кровопролитие, тот ад, который там был, она спокойно ответила: повезло, командир нас берег. В окопах он постоянно наставлял: «Лежать! Не вставать! Не высовываться!»

     

    «Была зима, холодно, но мы лежали. А в госпитале обычная работа, только при бомбежке надо было прикрывать операционный стол» – это всё, что поведала бабушка о войне.

    «Чем прикрывать?» – спросила однажды я. А в ответ услышала: «Собой. Своим телом».

    Рассказать ей было о чем: 3-й и 4-й Украинский, Первый Белорусский фронты, освобождение Варшавы, взятие Кёнигсберга и Берлина. Охотнее она вспоминала, как познакомилась с дедом, как бегала к нему на свидания, как он о ней заботился.

    В лучших традициях советских фильмов встретили друг друга рядовой красноармеец Александра Дударева и капитан Пётр Руденко. Знакомство состоялось, когда они вступали в ряды Коммунистической партии Советского Союза. Дело было в феврале 1944 года. Больше они не расставались.

     

    РУССКО-НЕМЕЦКИЙ НАВИГАТОР

     

    В полку, где служил дед, было три батальона, он командовал третьим. Этот батальон всегда ставили «в лоб» против фашистов. Часто, особенно утром, на заре, когда всё хорошо слышно, немцы кричали: «Давай, сдавайся! Иначе поймаем – казним». Бабушка вспоминала, как жутко переживала по этому поводу:

     

    – По ночам боев обычно не было. Тогда я ходила на передовую. Иногда старалась идти вместе с кухней. Она, правда, так тарахтела, что немцы могли услышать и обстрелять. Поэтому лучший вариант был без нее. Сама шла по полю, прислушивалась к говору, не немецкая ли речь. Нет – дальше двигалась. А если да, возвращалась к тому месту, где последний раз слышала русских, и бежала чуточку в сторону. Один раз прибежала, дед сидел возле телефона – высокий, красивый. Он перешел ко мне на другой конец землянки. А туда, где он сидел, – ба-бах! – упал снаряд. Если бы я не пришла в этот вечер, он мог бы погибнуть.

     

    АХ,  МОЛОДОСТЬ…

     

    Дед считал Днем Победы 2 мая, день взятия Берлина. Я допытывалась у бабушки: «Как это было? Какие чувства испытывали? Что делали?» Она не скрытничала: «Ночью обстрел сильный был, раненых много было, мы работали в подвале. К утру стихло, мы смогли выйти. Наши части возвращались с передовой, так мы и узнали, что Берлин взят. Позже мы с девчонками бегали смотреть, как немцев гнали по Берлину, а они бросали свои флаги. Еще побежали по магазинам, я себе такую кофточку купила…»

     

    Последнее откровение повергло меня в шок. Я только тогда поняла, что в мае 45-го ей шел всего 21 год. Я в этом возрасте только университет закончила и, по сути, ничего в жизни не видела…

    Рассматривая берлинские фотокарточки победного мая, ловлю себя на мысли: медсестры действительно  просто молоденькие девчушки. Об этом говорят и позы, и туфли, и легкие платьица – пусть они не подходят к теплым чулкам, но это уже ни шинели, ни гимнастерки, ни сапоги.

     

    Потом была демобилизация. Вернее, демобилизовали только бабушку, но дед не пустил ее домой, сказал, что вместе поедут. В Берлине они зарегистрировали брак, деду дали двухкомнатную квартиру. Так они и жили: он на службе, она дома. О послевоенной Германии бабушка тоже вспоминала с улыбкой:

     

    – Деду давали зарплату в марках и продукты. За 12 километров я на велосипеде ездила за молоком, когда коровы возвращались с пастбищ. Однажды приехала, а коровы не пришли. Меня женщина-немка пригласила в гости. Маленький дворик, деревца, она меня угостила печеньем. Они все хорошо пекут. Я не боялась тогда, молодая была, даже не подумала, что могут прибить. А ведь солдаты и после войны погибали, уходили в самоволку и не возвращались...

     

    ДОМОЙ,  НА  РОДИНУ

     

    Войну дед закончил майором, его еще долго уговаривали продолжить военную карьеру, направляли в академию, но он отказался. В 1946 году они вернулись на Родину, дед поступил в педагогический институт, бабушка пошла в медшколу.

    Я не переставала поражаться силе ее духа. С дедом, у которого было четыре ранения и две контузии, они прожили более 50 лет, воспитали двух детей. Нет, не всё было безоблачным. Но он всё время называл ее Сашенькой.

    Сегодня, мне кажется, мало сказать: «Я горжусь бабушкой и дедом». Я берегу память о них – каждую деталь, каждую мелочь, взгляд, интонацию, наставления, подсказки и советы. Очень хочу, чтобы мой сын, которому пока нет года, но он уже удивительно похож на прабабушку, когда вырастет, знал об их подвиге, знал об их Победе над злом, понимал, что она далась ценой их молодости…

    Они так далеко, откуда не возвращаются. Благодаря нашей памяти они бессмертны. И в нашей семье останутся такими навсегда.

     

    К  СВЕДЕНИЮ

    Пётр Иванович Руденко (1920–1999) награжден орденами: Александра Невского, Красной Звезды, Отечественной войны I степени, Красного Знамени; а также медалями: «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Ветеран труда. Александра Фёдоровна Руденко  (1923–2011) награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Ветеран труда.

     

    Алевтина  Руденко

    Фото из архива семьи РУДЕНКО

    08.05.2013

     


  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...