0...2°C

Цифровое ТВ
16+
  • Ямальские поисковики рассказали о раскопках на Еланском плацдарме

    24.05.2018 13:27:00

    Ямальские поисковики рассказали о раскопках на Еланском плацдарме Фото предоставлено РЦПВ
    На Еланском плацдарме сегодня растет рожь и подсолнухи… А поисковики по сей день находят там неразорвавшиеся снаряды.

    Ямальские поисковики обнаружили останки 17-ти бойцов. Об этом корреспонденту «Красного Севера» рассказал командир сводного поискового отряда «Ямал» Сергей Качан.

    В этом году в команду вошли восемь из 25 поисковых отрядов округа: 52 человека из Тарко-Сале («Кречет»), Ноябрьска («Северный корпус» и «Внуки Победы»), Надыма («Патриоты Родины») и Муравленко («Искра»). Кроме ямальцев в походе участвовали ребята из Астрахани, Саранска, Ростова, Волгодонска и республики Мордовия – еще полсотни человек.

    – Уже четвертый год мы проводим экспедиции между станицами Вёшенской и Еланской Шолоховского района Ростовской области, – рассказывает Сергей Леонидович. – Это территория вдоль берега Дона, где готовился плацдарм для операции «Сатурн» по освобождению Сталинграда и окружению группировки Паулюса. С июня 1942-го там шли ожесточенные бои, бойцы 153-й и 266-й стрелковых дивизий пытались прорвать оборону противника. Местами расстояние между окопами противников не превышало двухсот метров. Под непрерывными обстрелами нельзя было головы поднять.

    Высота Урсик на правом берегу реки находилась под оккупацией. В 42-м наши войска выбили оттуда румынские и итальянские войска и закрепились на этих рубежах. В конце лета наши солдаты заняли высоту, оттуда начали операции по освобождению хуторов Ягодный и Дубовой.

    В районе Дубового поисковики обнаружили боевое захоронение тринадцати краснофлотцев.

    – Все они были одеты в морские бушлаты, мы находили пуговицы с обмундирования, обувь, личные вещи, которые нам подсказали, что это были моряки. А в одиночных могилах обнаружили останки четырех красноармейцев. К сожалению, смертных медальонов не было ни у кого, многие бойцы считали, что носить их – плохая примета…

    В настоящее время Сергей Качан работает со «Списком безвозвратных потерь», в открытом доступе размещенным на сайте Министерства обороны ОБД «Мемориал». На мониторе его компьютера – скан рукописного документа с именами бойцов 266-й стрелковой дивизии. Информация скудная, напротив фамилии: «Убит в бою 30.11.42 в районе хутора Дубового». Точной привязки и информации о месте захоронения нет.

    – Весь год мы изучаем архивные документы, – продолжает Качан. – Недавно так мы нашли данные о братской могиле, которая по учетным документам не проходит. Ищем ее уже четвертый год, указанное место исследовали подробно, но могилы там не оказалось. Поиски продолжаются. Помогают старые карты аэрофотосъемок, исторические свидетельства, мы узнаем, где располагались позиции. В итоге можем предположить реальное место захоронения. Уже есть мысли, где надо искать. Правда, в этом году не получилось – поле уже перепахано, начинается посевная страда…

    Фото не для слабонервных

    Все начинается с разведки: металлоискатели, щупы, лопаты… Далее работа тонкая, требующая предельного внимания и аккуратности. От этого зависит, обретет ли вечный покой погибший и потерянный боец.

    От фотографий, которые бережно хранит Сергей Качан, мурашки по телу бегут… Вот вскрытая братская могила, где ровным строем лежат останки краснофлотцев (публиковать такие фотосвидетельства нельзя). Здесь обломки пулемета. Рядом с ним было два бойца. Останки одного из них извлекли полностью, другого разорвало в клочья… нашли лишь фрагменты костей… А вот неразорвавшиеся снаряды, взведенные гранаты, которыми не успел воспользоваться боец, – нередкие находки для поисковиков. В такой опасной ситуации звучит команда: всем отойти на 250 метров от точки. Координаты направляют сапёрам, военные артефакты уничтожают на месте.

    – Ну да, рискуем, – говорит Сергей. – Детей, конечно, не пускаем на такие объекты. Работают только взрослые, как и на эксгумации… Ребята собирают гильзы, посеченные осколками каски, обломки орудий – радуются. А когда мы находим останки, мне кажется, перестраивается вся их психика. Они понимают всю серьезность и ответственность миссии. По-другому начинают воспринимать историю, размышляют о жизни. «Мажоры» к нам не приходят. В отрядах довольно много ребят, которых принято называть «трудными». Так вот, надо видеть, как они меняются, у нас «трудных» нет!

    – Сложно слова подобрать, чтобы передать чувства при первой серьезной находке, – делится переживаниями участник шести экспедиций, ныне специалист Регионального центра патриотического воспитания Александр Должиков. – Это и радость – не зря ехал, и ощущение трагизма. Ведь это люди, которые могли бы дожить до наших времен…

    Наши чужих не ищут

    – У нас нет установки на поиск солдат противника, но иногда мы находим их останки или личные вещи, – рассказывает Сергей Леонидович. – В этом году на линии соприкосновения позиций мы нашли медальон с именем итальянца, рядом серебряную иконку с ликами католических святых и обручальное кольцо из железа.

    Оказывается, уходя на фронт, итальянские солдаты сдавали государству золото, а взамен получали железные символы супружеской верности.

    Была в этом году еще одна удивительная находка.

    – Под железным листом мы обнаружили каску с подшлемником, наполненную стреляными гильзами. Похоже, наши бойцы развлекались, соревнуясь в меткости бросков. Гильзы выглядят как новые, никаких следов коррозии металла, – удивляется рассказчик.

    Отдыхать поисковикам некогда

    На сегодняшний день в округе зарегистрировано 25 поисковых отрядов, в них состоит 353 человека. В этом году в планах еще несколько поездок. В Новгородской области каждый год проходит экспедиция «Северо-западный фронт». Ее организует поисковое движение России, там собирается около трехсот участников – поедут в основном школьники. Взрослые отряды по 5-6 человек отправятся в Крым и Карелию. Там более сложные условия и очень много эксгумаций.

    В течение последнего десятилетия ямальские поисковики подняли более 2000 останков, установлено около 170 имен погибших бойцов.

    Всего по России поисковые отряды действуют в 76-ти регионах и насчитывают около 40 тысяч участников. Каждый год общими усилиями они находят 15-20 тысяч потерянных солдат Великой Отечественной войны.
    Ольга  Крикливец
    Ольга Крикливец

    Автор
    olga.kriklivec@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...