-5...-7°C

Цифровое ТВ
16+
  • За них он продолжает жить

    22.02.2012 07:26:26

    За них он продолжает жить

    Вспоминать об этом он не любит. Хмурится, морщит лоб, закрывает глаза. Сидим в тишине, его рука в очередной раз тянется к пачке сигарет. Глубоко затягиваясь, на выдохе он начинает говорить…

     

    В 1980 году Валерия Халанского призвали в ряды Вооруженных сил Советского Союза. Для ребят эпохи «застойного» социализма служба в армии была почетной обязанностью. Никто из них и не думал о долге перед Родиной, они просто шли защищать ее рубежи, зная, что так было всегда. Воспитанные на достойных примерах старшего поколения, мальчишки эпохи «застойного» социализма знали, что армия закаляет и дает шанс стать настоящим мужчиной.

     

    ОТ ОГНЯ В…НЕБО

     

    – Я вырос в семье военнослужащих, – вспоминает Валерий, – где дорожили памятью деда-разведчика, прошедшего Великую Отечественную войну. И меня воспитали в духе патриотизма и любви к своей стране.

     

    Пройдя через военкомовские сборы, группу ребят из Белгородчины отправили в Киев. Попав в химические войска, Валерий практически сразу же прошел боевое крещение…огнем.

     

    –  Загорелась аккумуляторная, и я случайно оказался рядом. Все ребята разбежались, а я взял огнетушитель и начал заливать огонь, – рассказывает Валерий. – Когда приехали пожарные, все было закончено.

     

    Чумазого, всего прокопченного дымом паренька, заприметил начальник пожарной части и забрал к себе. Меньше чем за год Валерий освоил науку пожаротушения и основы пожарно-спасательного спорта. Уже, будучи зачисленным,  в команду Киевского военного округа по ППС, Валерий крупно повздорил с командиром.

     

    – Командир наш был классным мужиком, но я не считал, что служба в пожарной части – это армия. Мне хотелось по-настоящему служить, – говорит Халанский. – В итоге было решено, что если приедет «покупатель» из десантных войск, то я уйду к ним, а если нет, то остаюсь.

     

    ТРЕВОГА В НОЧИ

     

    Судьба была благосклонна к упрямому парню, и он попал в воздушно-десантные войска.

     

    – Помню, как учил нас командир премудростям военного дела и все приговаривал: «Дай Бог, ребята, чтобы вам все это не понадобилось», – говорит Валерий, покачивая головой. – Будто предчувствовал что-то…

     

    Глубокой октябрьской ночью 1981 года разведроту подняли по тревоги и загрузили в большие «Илы». Летели молча. Гнетущее напряжение усиливалось от  монотонного гула мощных авиамоторов.

    Приземление было долгим и каким-то тяжелым.  Как только вышли из самолета, все поняли сразу. А тут еще майор, четким поставленным голосом объявил: «Вы прибыли в Демократическую Республику Афганистан. Здесь идут военные действия. Не надо дергаться.  У меня и не такие орлы партбилеты на взлетку бросали. А то по законам военного времени далеко отводить не буду». От столь жесткого приема, молодые ребята растерялись.

     

    – Из нашего бравого десантного обмундирования нам оставили береты, тельняшки и выдали полевую форму – «песчанку». А роту расформировали, безжалостно разбросав по военным частям, – делится воспоминаниями Валерий. – Мы только и успели напоследок увидеться с нашим командиром роты, который извинялся, что так и не смог сберечь костяк подразделения.

     

    ПЕСНИ ХМЕЛЬНОГО ОФИЦЕРА

     

    Сначала он попал в провинцию Кундуз, а затем  в кишлак Шархан, который располагался на границе с Советским Таджикистаном.

    И началась настоящая служба, правда между собой десантники ее именовали работой. Приходилось и разминированием троп заниматься и караваны с военным грузом сопровождать. О боевых действиях, о потерях товарищей, Валерий не говорит. Он просто резко умолкает и опять начинает нервно курить.

     

    – Долго служить мне не пришлось – контузило, - продолжает ветеран Афганской войны. – Но вот забыть, как летел в самолете с грузом 200 вряд ли смогу…

     

    – И там же, рядом, изнемогая от боли, «утопая» в собственных стонах, лежали раненные бойцы. А вечно хмельной офицер похоронной бригады, пытаясь облегчить страдания ребят, пел во весь голос задушевные народные песни.

     

    Голос дрогнул, глаза наполнились предательской влагой. Будто подавившись сигаретным дымом, он закашлялся… нет, мужчины, не плачут…

     

    ПЕРЕЖИВШИЕ ВРЕМЯ

     

    Яркой вспышкой в глубинах памяти нет-нет да мелькнут лица тех, кто уже не сможет обнять мать, прижать к себе любимую и услышать лепет родного сынишки.

     

    – Помню молоденького парнишку, который во внутреннем кармане «песчанки», прятал маленький нательный крестик, – рассказывает Валерий. – Он будто предчувствовал что-то страшное, и как только начинался обстрел, он от ужаса  «терял» голову и неистово молился... И, кто его мог упрекнуть  в трусости?.. Погиб мальчишка. Единственный сын у матери был…

     

    Тридцать лет прошло, но горечь утрат не лечит даже время…

    И о них, вечно молодых, Валерий Халанский написал эти строки:

     

    Я приказал себе забыть,

    Как-будто было не со мной,

    И тот короткий жаркий бой,

    Я приказал себе забыть.

    Я приказал не вспоминать,

    О том, как гибли пацаны,

    Сыны пославшей их страны,

    Я приказал не вспоминать.

    Я в храмах свечи зажигал,

    Святых просил мне дать покой.

    Молился, бился головой,

    И каялся и проклинал,

    И боль хотел вином залить…

    Но даже сквозь хмельной запой,

    Перед глазами снова бой - за них я продолжаю жить…

     

    Надежда Хабаза

    Фото из семейного архива Валерия Халанского

    22.02.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...