ОБЩЕСТВОВ Кутопьюгане в честь праздника приготовили 150 литров ухи ЭКОНОМИКАСамый большой в мире мерзлотник готовят к реставрации ЭКОНОМИКАЯмальским предпринимателям бесплатно сделают сайт, видеоролик или подберут фирменный стиль ПРОИСШЕСТВИЯМальчику из Гыды возместили вред от укусов беспризорной собаки СПОРТИгрок ямальского «Факела» стал призером летней Универсиады ПРОИСШЕСТВИЯВ Лабытнанги сгорел ангар с газовыми баллонами и ГСМ ПРОИСШЕСТВИЯВ Приуральском районе спасают туриста с острой болью в сердце НОВОСТИНа Ямале до конца недели будет жарко НОВОСТИДля 45-летних и старше. На Ямале стартует конкурс на миллион рублей ЭКОНОМИКАВ Ноябрьске станет еще больше местного молока ОБЩЕСТВОНа улицах Тарко-Сале появились кормушки для бездомных животных ЭКОНОМИКАТеперь к октябрю. Сдачу «Полярного» в Лабытнанги снова перенесли НОВОСТИРодителям и опекунам инвалидов на Ямале начнут платить пособие бессрочно НОВОСТИНа Оби пустят паром Салехард – Лабытнанги только с пассажирами ПРОИСШЕСТВИЯВ Надыме пьяные покатушки закончились аварией ОБЩЕСТВОИнтересное за ночь: психические угрозы больших городов, панда в аренду и лекции на пляже ОБЩЕСТВОУренгойские ветераны и их внуки очистили тюменский парк от мусора ОБРАЗОВАНИЕВ оленеводческих бригадах Надымского района малышей готовят к школе НОВОСТИИз-за сильного ветра 16 июля остановила работу переправа между Салехардом и Лабытнанги ОБЩЕСТВОНадымчане вооружились удочками и устроили состязания ПРОИСШЕСТВИЯТаркосалинец в шутку залез на столб и умер от разряда тока ПРОИСШЕСТВИЯПо Ноябрьску снова прогулялся медведь, еще один – гоняет оленей на газовом промысле (видеокадры) КУЛЬТУРА«Картину души» ямальской художницы оценили в четверть миллиона СПОРТЯмальский худрук посвятил отпуск… спортивной рыбалке КУЛЬТУРАНа курс дизайна и фотосессии возьмут только 20 жительниц Ямала

  • «Зачем пришли? Мы бы сами разобрались с Дудаевым»

    11.12.2017 08:52:00

    «Зачем пришли? Мы бы сами разобрались с Дудаевым» Фото с сайта petrogazeta.ru
    В понедельник, 11 декабря, в России отмечается горестная дата – День памяти погибших в Чечне. В этот день, в далёком 1994 году, с вводом войск в горную республику началась последняя война минувшего века в России. Через огненные жернова прошли 1557 ямальцев, 31 из них погиб, выполняя конституционный долг.

    Когда началась война, мне было всего 11 лет, но я жадно поглощал сводки теленовостей и уже тогда не мог понять: за что воюют жители одной страны, что они делят, почему хладнокровно расстреливают друг друга? Вопросов было много, на самые важные из них, я смог ответить лишь в 2001 году, когда будучи солдатом срочной службы, стал участником второй чеченской кампании...
    В канун скорбной даты «КС» беседовал со Станиславом Плыской, очевидцем событий зимы 1994–1995 годов. Познакомились мы с ним еще два года назад, на праздновании Дня ветеранов боевых действий. С тех пор, на предложения газеты рассказать читателям о войне, он отвечал одной фразой: «Не хочу вспоминать».
    Несколько дней назад он сам позвонил мне и предложил встретиться. Кроме него на беседу с «КС» пришёл его товарищ, Иван Бычков.

    НА  ВОЙНЕ  НЕ  БОИТСЯ  ТОЛЬКО  ДУРАК

    Станислав Плыска в 1993 году закончил Новосибирское высшее военное командное училище внутренних войск. Типичные для молодого лейтенанта армейские будни продолжались недолго. Известие о начале боевых действий застало его на Ямале, где он служил в отдельном конвойном батальоне, входящем в состав тюменской дивизии ВВ.

    – Как я попал в Чечню? На сутках был старшим оперативным дежурным, – вспоминает собеседник. – После утренней пересменки начштаба сообщил, что из нашей части в Москву для комплектации отдельной дивизии оперативного назначения нужно направить строевого офицера. Поступило предложение – я согласился. Конечно, с самого начала было понятно, куда меня командируют. Мог и отказаться, но отказники появились позже…

    Сформированную команду на самолетах Ил-76 перебросили из Подмосковья в Моздок. Дальше путь лежал в Грозный, куда солдат доставили на вертолете МИ-26. Городской аэропорт Северный был разрушен, поэтому приземляться могли лишь винтокрылые машины.

    Было это в феврале 1995 года.

    Попал наш офицер в состав второго батальона. Был командиром группы огневой поддержки, затем возглавлял штурмовую группу.

     Стояли они в Старопромысловском районе. Кругом блокпосты, ночью – комендантский час,нарушителей которого расстреливали на месте. Разбираться было некогда, кругом боевики…

    – В одну из мартовских ночей видим, по дороге мчится легковушка в сопровождении БТР. Хорошо, что была военная техника, а так без разговора открыли бы по машине огонь. Оказалось, пятилетний мальчик подорвался на мине, ему по колено оторвало ноги. Родители спешили в ближайший госпиталь, и ребята из соседнего блокпоста предусмотрительно вызвались их сопровождать, – вспоминает Станислав Плыска.

    Было страшно? Еще как, только дураки говорят, что не боятся. А офицеру было в двойне страшно: и за себя, и за подчиненных, молодых солдатиков. Поэтому дисциплина в части была строжайшей, все знали, что в любой момент можно словить пулю снайпера. В боеприпасах наши бойцы не нуждались, их было в избытке, и приходилось бывать в «зеленке», не хватало лишь солдат…

    – В чем состояла наша основная задача? Мы искали схроны с оружием, взрывчатку, снайперов, проверяли квартиры, вернее, то, что от них осталось, – говорит северянин.

    Были и «сюрпризы» в виде растяжек, закопанных мин. В одной из операций его бойцы в подвале обнаружили оборудованную лежку боевика. Рядом со спальником лежала толстая книга, а в ней – 50 тысяч долларов. Как и положено, находку сдали в комендатуру. Также поступили и с женщиной – снайпером из Прибалтики. От солдатского самосуда наемницу бандитов спасли великодушные российские офицеры.

    ГРОЗНЫЙ  РАЗРУШЕН  И  КАЖЕТСЯ  МЕРТВЫМ

    За 1995 год Иван Бычков трижды побывал на войне – выезжал туда в составе областного ОМОНа.

    – Служил в УВД Тюменской области. В первый раз вообще сам в командировку напросился. Было интересно разобраться в ситуации на месте, ведь по телевизору не говорили всей правды, – вспоминает Иван Владимирович. – Каким увидел Грозный? Таким же, каким видел на старых фотографиях Сталинград. В центре города не было ни одного целого здания. И что особенно поразило, местные полностью адаптировались к бесконечной стрельбе и взрывам. Помню, ехали на БТР, вдруг на соседней улице разгорелся бой, а возле нас чеченские женщины, как ни в чем не бывало, продолжили торговать мелочевкой…

    В обязанности Ивана Бычкова, как офицера пресс-службы, не входило участие в боевых действиях. Он не бегал с пулеметом, а снимал происходящее на видео.

    Один раз угодил в самую гущу полномасштабного сражения. Было это возле поселка Первомайский.

    – За несколько бессонных дней, я так и не осознал, что вокруг идет бой. Стоял и снимал, как идут собровцы, а за ними спецназовцы «Альфы». Лишь окрик полковника вывел меня из дремоты и, наконец, я взялся за оружие. Когда начинается бой, солдатам не нужно, чтобы ты стоял и красиво их снимал, им нужна огневая поддержка.

    Командировки у Ивана Бычкова были очень разными. Если на первой, кратковременной, он набрался впечатлений, то во второй был участником освобождения Аргуна и присутствовал на переговорах Масхадова и Романова. А в третью командировку его отправляли уже как опытного. Там он стал свидетелем освобождения поселка Первомайский, а в Гудермесе, в здании военкомата, выдержал блокаду боевиков. Выборы президента Чечни, освобождение заложников в Кизляре  – салехардец, казалось, успел побывать везде.



    БЫВАТЕ ЖЕ!

    Находчивость российского спецназа спасла автоколонну

    Иван Бычков описал одну из встреч с боевиками. Он говорил и смеялся. Хотя, двадцать лет назад, ни ему, ни его товарищам было не до смеха. Тогда весь отряд тюменского ОМОН был на волоске от гибели.

    – Утром поднимают нас по тревоге: ночью боевики захватили Аргун. Срочно собираемся, грузимся по машинам и выдвигаемся в сторону города. На пути присоединяемся к небольшой войсковой колонне и, вперед, на штурм. Впереди ехал БТР с собровцами на борту, за ним командирской УАЗ и мы на шести «Уралах». Некоторые тягачи были под завязку забиты боеприпасами. Колонна спешила, вижу, проезжаем указатель до Новогрозненского, а это уже начало Аргуна. Говорю ребятам в кузове, что это Аргун начинается. А те не верят, отвечают, что на командирском УАЗе лучше знают, куда ехать. И тут мы влетаем в город. Справа полуразрушенный автовокзал, а на нем крупными буквами написано «Аргун». Рядом колышется флаг чеченских боевиков.

    Смотрю, колонна ускоряется, и мы понеслись… Въезжаем на территорию, где по обе стороны от нас в окопах сидят чеченцы, направляют гранатометы в нашу сторону. Один выстрел – колонны нет, мы же снаряды с собой везем. Выручила находчивость спецназовцев. Они не растерялись и крикнули «Аллах акбар!». Чеченцы, как и положено, ответили, расслабились. А мы сидели с выпущенными глазами и реально прощались с жизнью. Но ничего, пронесло… Вылетели из города, обошли его по объездной и вернулись в исходную точку, где стали собираться основные наши силы. В город они вошли лишь к 16 часам. Мало кто знал, что наша колонна прошла Аргун насквозь еще до обеда.




    Денис Рыбаков
    Денис Рыбаков

    Автор
    +7 (34922) 4-70-30
    rybakob16@gmail.com

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...