НОВОСТИ Ледоход-2021: на Соби – полным ходом, а у Салехарда прибывает вода ЭКОНОМИКА Ямал использует новые финансовые механизмы для реализации проекта СШХ ЗДОРОВЬЕ Диспансеризация населения ЯНАО позволяет обнаружить рак на ранних стадиях НОВОСТИ Роскачество вступилось за микроволновки НОВОСТИ В Овгорте разгулялись медведи ОБЩЕСТВО «Девятнадцатилетние» заставят почувствовать ответственность за свою страну НОВОСТИ Работу воздушных «подушек» между Салехардом и Лабытнанги планируют возобновить утром НОВОСТИ Акварельные картины из Иерусалима показали в Салехарде НОВОСТИ Дмитрий Артюхов: «Поддержка ямальских семей – главный приоритет работы окружного правительства» ПРОИСШЕСТВИЯ Жительница многоквартирника в Надыме выпала из окна и разбилась насмерть НОВОСТИ На маршруте Салехард – Приобье ввели дополнительный рейс НОВОСТИ Дмитрий Артюхов: на Ямале появится 25 новых школ НОВОСТИ Близнецы обратятся за советом к Купидону, а Стрельцы пересчитают золотые. Гороскоп на 15 и 16 мая НОВОСТИ Ледоход на реке Пякупур снес гранитные ограждения набережной в Тарко-Сале ПРОИСШЕСТВИЯ В Ноябрьске потушили православную гимназию после предполагаемого удара молнии НОВОСТИ Участники конкурса «Свое дело» прокачают знания ради гранта губернатора НОВОСТИ В районе Салехарда 14 мая зафиксировали первую подвижку льда НОВОСТИ Первые участники новой жилищной программы на Ямале уже готовятся к переезду НОВОСТИ Всероссийский полумарафон ямальцы могут пробежать онлайн НОВОСТИ Газета «Красный Север» наградила знатоков среди своих читателей ПРОИСШЕСТВИЯ В Салехарде пьяное застолье на «майских» закончилось смертельной дракой с гвоздодером НОВОСТИ Центральные дороги Салехарда обеспечат ливнёвками НОВОСТИ Жителей Ямала приглашают на один день пересесть с «железных коней» на велосипеды НОВОСТИ «Сила человека в семье» – уверены Байрта и Виталий Лиджиевы из Губкинского ЭКОНОМИКА Губернатор ЯНАО представил правительственной комиссии проект строительства Северного широтного хода НОВОСТИ Тельцам некогда присесть, а Водолеям нужно вовремя притормозить. Гороскоп на 14 мая НОВОСТИ Гидролог: у Харпа мощные закраины, а у Уренгоя – подвижка льда НОВОСТИ Сергей Кириенко возглавит наблюдательный совет просветительского общества «Знание» НОВОСТИ Среди привитых от COVID-19 ямальцев трижды разыграют призы ОБЩЕСТВО Пенсионерам Ямала предложили постоянную скидку на мобильную связь


  • Новоуренгойские омоновцы ждут новых командировок

    09.03.2017 12:18:00

    Новоуренгойские омоновцы ждут новых командировок из архива Новоуренгойского ОМОНа

    Ямальский ОМОН как-то незаметно ускользнул из центра общественного внимания. Года полтора-два назад в соцсетях регулярно обсуждали его методы работы. Жулики негодовали, все остальные радовались – наконец-то, есть кому урезонить распоясавшихся…

    Время все расставило по своим местам: порядок стал нормой жизни, люди к нему привыкли, оттого и пишут про ОМОН все реже. Наверное, это лучше всего подтверждает качество полицейской работы.

    Базируется отряд всё там же – в Новом Уренгое. Работы у него, как и прежде, хватает. Благо, нет былого ажиотажа, а значит, самое время поговорить не о рейдах, а о жизни. На наше предложение откликнулись омоновцы Александр и Николай (имена изменены) – те редкие мужчины, для которых Родина и офицерская честь занимают первое место в жизни.

    ВНАЧАЛЕ БЫЛ СОБР…

    У каждого из них был свой путь в ОМОН. Мама Александра мечтала, что ее сын, умница и хорошист, станет врачом, а он подумывал о юридическом образовании. В 1997 году, отслужив срочную службу при Калининградской школе МВД, он твердо решил связать свою жизнь с правоохранительными органами.

    – Начинал с рядового, понимая, что впереди ждет немало трудностей, – вспоминает мужчина. – Но мне нравился и неприхотливый быт, и многочасовые физические тренировки до десятого пота. Впереди маячила заветная цель – я хотел служить в СОБРе – элитном подразделении МВД.

    У Николая, кстати, схожая история. Отработав после армии год на гражданке, понял, как ему неинтересна такая жизнь. Молодого человека тянуло к армейскому быту и жесткому распорядку дня. Не все поймут, но именно в этой рутине, оказывается, и есть романтика службы.

    – Свою профессиональную карьеру начинал с вневедомственной охраны, затем не раз пытался попасть в СОБР, – рассказывает Николай. – Они как раз тогда формировались в региональных структурах милиции. Желающих служить в отряде быстрого реагирования было очень много, хотя и отбор был жестким, а требования по физподготовке  вообще зашкаливали.

    По словам моих собеседников, собровцы в то время считались «кастой избранных», служить там было сверхпочетно.

    – ОМОН в основном «заточен» на пресечении массовых беспорядков, а СОБР на силовом обеспечении оперативных мероприятий, – поясняют офицеры. – У этих ребят нет времени на раздумья. Есть только один приказ – вперед!

    ОРГАНИЗМ ПРОСИТ АДРЕНАЛИНА

    Мечта моих собеседников сбылась, и служба в СОБРе не обманула их ожидания. Чего не скажешь о тех, кто в далекую чеченскую войну отдавал им приказы…

    В послужном списке Николая несколько командировок на Северный Кавказ. Он уверен, что в 1996 году, когда было подписано мирное соглашение между Дудаевым и российскими властями в Чечне, «армию предали».

    – Мы так плотно прижали бандитов к горам, что им уже некуда было бежать. Они вынуждены были идти на переговоры, но вместо этого, как гром среди ясного неба, унизительное «соглашение». Спрашивается, ради чего мы два года воевали, столько товарищей потеряли?! – негодует Николай. В ту пору он был в составе охраны, когда в станицу Знаменскую в сопровождении своих головорезов прибыл главарь боевиков Аслан Масхадов. 

    – Увешанные с ног до головы оружием, бородачи встали прямо напротив нас – лицо в лицо, – вспоминает офицер, – И нагло так говорят: «Вам здесь делать нечего. Уезжайте, мы победили!». Ситуация была предельно напряженной. Одно неверное слово, жест и мы начали бы в упор расстреливать друг друга…

    А потом он долго не мог жить без командировок. После всего пережитого было трудно адаптироваться к спокойной размеренной жизни. Организм нуждался в адреналине, дух – в боевом настрое.  

    – Знаете, кто-то придумал такие понятия, как вьетнамский синдром, затем чеченский. Так вот что я вам скажу – нет ничего такого. Есть только работа. Да, нелегкая, но мы же знали, куда шли и что нас ждет, – рассуждает Николай. – И никаких стрессов, депрессий у нас не было. А война… Да, она еще долго меня преследовала в снах, она так просто еще никого не отпускала.

    БЕСКОНЕЧНЫЙ ВОЕННЫЙ ДЕНЬ

    Северокавказская эпопея Александра началась в 2003 году. Первая четырехмесячная командировка пролетела как один долгий-предолгий день.

    – Тогда проходили выборы президента республики, поэтому времени втягиваться, не было, – говорит он. – Все наши действия были доведены до абсолютного автоматизма – задание, обед, сон. Потому и слилось всё в один отрезок времени. 

    А еще он помнит смерть своего товарища из соседнего СОБРа – утром ел с ним мороженое, шутил. А затем… сопровождал парня в цинковом гробу.

    Смерть в бою быстро становится обыденностью. На войне ее никто не боится. Не раз приходилось попадать под «раздачу» ночных стрелков, палящих из встречных машин. От такого «развлечения» боевиков погибло немало молодых ребят.

    – Бывало и нам, собровцам, доставалось, но бог миловал, в нашем отряде обошлось без потерь, – спокойно говорит мужчина. – Да и среди местных были те, кто недолюбливал нас, поэтому мы всегда ходили группами.

    Порой наглость боевиков доходила до безумия.

    – Я дежурил на блокпосту, когда пришло сообщение: на свадьбу в одном из близлежащих сел заявился Шамиль Басаев на белом коне, – поддерживает беседу Николай. – Между местными милиционерами завязалась перестрелка, к которой подключились наши армейцы. Все было так стремительно, и вертолеты поднялись в воздух, и технику двинули, в общем, бой завязался нешуточный. Но бандиту удалось ускользнуть…

    ОТКАЗ ПОЗОРУ ПОДОБЕН

    По приглашению руководителя новоуренгойского ОМОНа наши герои без размышлений отправились нести службу в район Крайнего Севера.

    Город встретил их «весенней хандрой» и белыми ночами.

    – Первое время трудно было адаптироваться, но работа не дает возможности долго раскачиваться, – говорят мужчины. – Своим ходом идет ротация, состав ОМОНа пополняется новыми кадрами – хорошими, качественными.  Малодушным здесь не место, специфика работы такова, что они немедленно вытесняются из коллектива. Только честь, совесть и любовь к делу сплачивают команду.

    Мои собеседники всегда в спокойном ожидании новых командировок и новых впечатлений. Отказ не принимается.

    – Нельзя так делать. Если увильнем от командировки, и поедет кто-то другой, а с ним что-то случится, как будем жить с этим?! – недоумевают офицеры.

    Ведь для них нет ничего важнее ответственности, надежного  плеча товарища и стопроцентной отдачи своему делу.

     

    Автор

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...