1...3°C

16+
  • Все тайны прокуратуры за 85 лет

    22.10.2015 05:36:21

    Все тайны прокуратуры за 85 лет

    Бывший работник надзорного ведомства собрал уникальное досье и намерен издать книгу.

    Два тома и почти двадцать лет работы над рукописью. К изданию готовится летопись еще одного ровесника Ямала. На следующий год юбилей отметит ямальская прокуратура.

    85 лет – срок немалый. Собрать воедино все страницы истории ведомства дерзнул Андрей Дробинин, ветеран органов прокуратуры. Первые строки фундаментального труда были написаны им еще в 1997 году…

     

    ИСТОРИЯ С ЧИСТОГО ЛИСТА

    – Когда я начинал работать над книгой, ничего не было известно. Даже имя первого прокурора, – вспоминает Андрей Владимирович. – Информацию добывал из самых разных источников, включая Государственный архив.

    Музейные документы, мемуары, беседы с людьми, плюс собственный опыт – вот основные материалы книги, которая готовится к изданию. Автор-составитель и сам много лет проработал в структуре, главная задача которой – надзор за исполнением законов. Восстановить пробелы в истории развития и становления «второго дома» стало для нашего собеседника делом чести.

    Он выяснил не только имена первых прокуроров, но и раскрыл доселе неизученные подробности их биографий. Так стало известно, что первым человеком, возглавившим надзорное ведомство Арктического региона, был Пётр Алексеевич Урванов. Уроженец Тобольска, участник Гражданской войны, полковой разведчик армии Тухачевского, он был не только первым прокурором, но и первым… театральным режиссером на Ямале! Очень любил это дело. К постановкам привлекал не только горожан, но и сотрудников.

     

    pervaya prokuratura arhiv

    1934 год. Первый состав прокуратуры ЯНАО. В центре – прокурор округа Пётр Алексеевич Урванов.

     

    ДАЖЕ С НКВД КОНФЛИКТОВАЛИ

    – А второй прокурор – Фофанов Африкан Семёнович, участник Первой мировой войны, по профессии был типографским наборщиком, – увлеченно рассказывает наш собеседник. – Жил он в Екатеринбурге. На работу в правоохранительные органы его направила партия. Его принципиальное кредо – главнее закона ничего нет. У него из-за этого были серьезные разногласия с партийными органами и НКВД. Но он никому не уступал. Когда в 1935 году шла замена партийных билетов, ему пришлось заполнять анкету о том, где он служил, на каких фронтах воевал. Он не смог точно указать наименование войсковой части, в которой числился в 1919 году. Произошел конфликт с инструктором обкома партии. Фофанов хлопнул дверью и ушел. Потом его снова вызывали в обком, но он не пришел, написал приказ о передаче дел заместителю и уехал.

    На Ямале Африкан Семёнович больше не работал. Исключение из партии обжаловал при поддержке Уральской областной прокуратуры. Партбилет вернул. Работал прокурором Тюмени. Но и там отношения с НКВД не сложились. В жалобах на него так и писали: «Не дает санкции на арест нужных людей».

    – Стали выяснять, и оказалось, что ему в качестве «доказательства» вины представляли липовые материалы, собранные по партийной линии. Вот Фофанов и отказывался их подписывать, а его оппоненты считали, будто он помогает врагам народа, – пояснил Андрей Владимирович…

     

    МНОГОЖЁНСТВО КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ

    Это были тридцатые годы. Прокуратура занималась тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Но иногда её сотрудникам приходилось участвовать в делах, не связанных с убийствами. Например, заниматься синхронизацией традиций северных народов и действующего законодательства. Одно из решений касалось продажи и покупки жен в тундре.

    – Чтобы семья выжила, нужна женщина. Если супруга была стара, немощна, не могла ставить чум и обрабатывать шкуры, мужчина искал новую спутницу, – рассказывает Андрей Дробинин. – Малый возраст избранниц не останавливал тундровых мужчин. Юная жена – норма в их среде. Но по закону их надо было привлекать к ответственности за сожительство с несовершеннолетними и двоеженство. Прокуратуре пришлось урегулировать этот вопрос. Так как речь шла о выживании в экстремальных условиях, нормы Уголовного кодекса, касающиеся калыма и многоженства, стали применяться выборочно. Благодаря этому удалось избежать соцнапряжения в тундре…

     

    ПРОПИЛ ОЛЕНЕЙ – НА ФРОНТ

    В те годы многие постановления партсоворганов были правильными, но не учитывали национальные особенности. И получалось, что политика, как говорили тогда, «шла против шерсти». На помощь органам власти приходила прокуратура, помогавшая соблюсти баланс между местными традициями и законом.

    – К примеру, у тундровиков считалось обычным делом приехать в поселок и пропить там колхозных оленей, – продолжает свой рассказ Андрей Дробинин. – По суровому советскому закону это квалифицировалось как растрата народного имущества. С другой стороны, выпивоха мог вернуться в родное стойбище и компенсировать потери. К началу войны оказалось, что за рядовой, с точки зрения тундровиков, проступок было посажено очень много людей. Попав в непривычные лагерные условия, многие из них умерли. Выход из ситуации был найден. Прокуратура вместе с судом в рамках закона приняла решение об отсрочке приговора… до конца войны. Тех, кто пропивал оленей, отправляли… в действующую армию!

     

    В книге Андрея Дробинина множество любопытных фактов. Часть документов и свидетельств будет опубликована впервые. Также в ней будут представлены очерки о людях, повлиявших на становление прокуратуры. Не помнить их имена – преступление против совести.

     

    Акценты

    Со времён петровских и до наших дней

    В России прокуратура существует с петровских времен. Это один из немногих государственных органов, который, несмотря на многовековую историю, практически не претерпел изменений. Да, его пытались реорганизовать и даже ликвидировали – упразднили по первому ленинскому декрету о суде. Но спустя два года, в 1918 году, снова воссоздали. Уже триста лет прокуратура существует с неизменной задачей – надзирает за исполнением законов.

     

    Возвращение блудных миллионов

    Прокуратуре регулярно приходится защищать права граждан на зарплату. В этом году работники надзорного ведомства на Ямале обращались по этому поводу в суд более полутора тысяч раз! В результате работодатели погасили долги в размере 1,3 миллиарда рублей, в том числе 41,4 миллиона рублей – на предприятиях-банкротах. По материалам прокурорских проверок возбуждено пять уголовных дел в отношении нерадивых предпринимателей.

     

    На снимке вверху: первое здание прокуратуры в Салехарде на улице Республики.

     

    Екатерина Золотарёва

    zolotareva_ks@bk.ru

    Фото из архива Андрея Дробинина

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика