-13...-15°C

16+
  • Для большинства ВИЧ-инфицированных диагноз не приговор

    18.11.2018 14:52:00

    Для большинства ВИЧ-инфицированных диагноз не приговор Фото из открытых источников
    Можно ли жить нормально с диагнозом ВИЧ? А рожать здоровых детей? Реально ли избежать разглашения тайны диагноза?
    Обо всемм этом журналистам рассказала Людмила Волова, руководитель окружного СПИД-центра. 

    Больше не болезнь наркоманов

    Инфекция имеет несколько этапов, один из них – этап некоего благополучия, и лишь потом – период развития, пока все не подходит к конечной стадии. Один из вопросов для Людмилы Воловой поступил по интернету от анонимной женщины, чей муж болен ВИЧ с 2000 года. По ее словам, супругу до сих пор не нужно лечение, поскольку уровень иммунитета у мужчины позволяет не погибнуть от первой же простуды.

    Людмилу Юрьевну этот вопрос встревожил. Да, действительно, есть пациенты, у которых заболевание развивается весьма медленно. Но жить 18 лет без лечения – это уже риск. Ведь стоит иммунитету упасть до критического уровня, и лекарства могут оказаться бессильны – человек погибнет. Но если принимать препараты, пациент проживет десятилетия…

    Людская беспечность и безответственность не знает границ. Людмила Волова вспоминает одного из своих пациентов, ныне уже покойного. Мужчина предпенсионного возраста категорически отказывался от средств контрацепции, хотя знал, что является носителем инфекции. Выходит, подвергал опасности своих партнеров. И это при том, что подавляющее большинство случаев заражения ВИЧ происходит именно половым путем.

    – Да, сначала ВИЧ передавался от наркомана к наркоману, через загрязненные шприцы, затем – к их женщинам. И только потом женщины стали заражать других своих партнеров, здоровых. Теперь именно половой путь вышел на первое место в способах передачи вируса, – с горечью говорит Людмила Волова.

    Когда хамство хуже недуга

    Очередной вопрос руководителю СПИД-центра поступил от ВИЧ-инфицированной женщины, столкнувшейся во время беременности с хамством некоторых медработников. «Я – приличный человек, не наркоманка, замужем, всё хорошо! Просто так печально сложились обстоятельства. Неужели я заслужила, чтобы ко мне относились как к прокаженной?!» – задается вопросом анонимный респондент.
    По словам Людмилы Юрьевны, такое отношение к пациенту недопустимо.

    Нервная система человека с ВИЧ находится под давлением диагноза, а заполучить его рискуют не только какие-то асоциальные личности, но и вполне респектабельные люди. Естественно, именно эти люди чрезвычайно ранимы, им еще предстоит свыкнуться с ситуацией, еще предстоит принять мысль о том, что лечение продлится до конца их жизни. И лишь когда придет понимание, что жизнь с положительным ВИЧ-статусом не закончится внезапно ни через год, ни через десять лет, люди немного приходят в себя и продолжают нормальное бытие. В любом случае дискриминация недопустима, и Людмила Юрьевна попросила всех пациентов, кто пострадал от хамства врачей (не только в СПИД-центре, но и в любом лечебном учреждении округа), сообщать ей лично об этих случаях – всем делам будет дан ход.

    Кстати, беременные с положительным ВИЧ-статусом сегодня рожают в подавляющем числе случаев здоровых деток.

    – У нас в округе 539 детей родились здоровыми, хотя четверо из них, увы, были заражены мамочками при грудном вскармливании. На сегодня в округе проживает 10 детей с диагнозом ВИЧ. Четверо из них – это те самые детки, которых заразили мамы при вскармливании грудью, а остальные – приезжие или усыновленные дети. Так что да, мы научились рожать здоровых детей.

    Вахтовики под особым контролем

    С беременными понятно, а что с ВИЧ-инфицированными монтажниками, сварщиками, буровиками... Да, поступил и такой вопрос. Оказывается, на Сабетте, куда стремятся за стабильно высоким заработком все вахтовики, на ВИЧ проверяют сразу по прилету, чуть ли не в аэропорту.

    – Санитарными правилами рекомендовано обследовать на ВИЧ работающих вахтово-экспедиционным методом. Для чего это проводится? Прежде всего, чтобы как можно раньше начать оказывать помощь человеку. Работодателю о диагнозе, конечно, не сообщается, так как его ставит только одна лаборатория в округе – наша. Тайна диагноза соблюдается. Не думаю, что хоть кто-то слышал от того или иного медработника о том, что у какого-то человека ВИЧ. Тут всё строго, за разглашение предусмотрена уголовная ответственность.

    Но к нам приезжают с территорий, где вирус распространен сильнее, чем у нас. Все знают ситуацию в Екатеринбурге: каждый 50-й инфицирован. Думаете это окончательные цифры? Конечно, нет. В Свердловской области обследование на ВИЧ ежегодно проходят около 20 процентов населения. Поэтому рабочие, приезжающие на вахту с инфекцией в стадии СПИДа, даже не осознают, насколько это вредно даже для них самих. Финансовая нагрузка ложится прежде всего на окружную медицину. Один вахтовик из Тюмени обошелся нашему бюджету более чем в 5 миллионов рублей. Он был уже паллиативный больной, родственники его не хотели забирать и мы его какое-то время лечили. А ведь раннее выявление ВИЧ не просто экономия для бюджета, но и продление жизни больного.

    Кстати, ямальскому пациенту с ВИЧ умереть просто не дадут. Лечение для всех пациентов абсолютно бесплатно.

    – Все препараты мы получаем от Федерации, лечение бесплатное, – говорит Людмила Волова. – В октябре я ездила на защиту заявки на будущий год – она одобрена в полном объеме, на всю диспансерную группу, состоящую на учете (это более 2000 человек) и плюс на тех, кого мы еще только выявим в этом году.
    Нина Фальшунова

    Автор
    linavo@mail.ru

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика