ПРОИСШЕСТВИЯ В Новом Уренгое горел деревянный дом в садовом товариществе ОБЩЕСТВО В ЯНАО дезинфицируют общественный транспорт ПРОИСШЕСТВИЯ Соцсети: под Ноябрьском в лобовом столкновении иномарок погиб человек ОБЩЕСТВО Стрельцам вручат кубок за красноречие, а Львы примерят роль детектива КУЛЬТУРА Культовые зарубежные режиссёры копировали идеи и сцены из советских фантастических фильмов ОБЩЕСТВО Академик РАН Гинцбург считает, что «омикрон» не станет заключительным штаммом коронавируса ОБЩЕСТВО В России хотят создать сверхзвуковой самолёт ЗДОРОВЬЕ Диетолог рассказал об опасности пельменей для здоровья ЗДОРОВЬЕ Сколько вешать в граммах: польза и вред сыров ЗДОРОВЬЕ При болях в пояснице нужно обращаться к терапевту КУЛЬТУРА В чужой шкуре. Несвободные штаты, Гавайи без туристов и лицо паранойи ЭКОНОМИКА Пенсионеры стали активнее кредитоваться в микрофинансовых организациях ЗДОРОВЬЕ Риск тяжёлого течения коронавируса повышается в два раза для курильщиков ЭКОНОМИКА Треть жителей России отказались от наличных ОБЩЕСТВО Эксперты предупредили о риске утечек персональных данных из приложений iOS и Android ОБЩЕСТВО Первый гражданский экипаж направят к МКС в марте этого года ОБЩЕСТВО Ноябряне за неполный месяц около 100 раз нарушили масочный режим ОБЩЕСТВО Тонем в сугробах. Власти Лабытнанги посоветовали горожанам сменить недобросовестную УК ОБЩЕСТВО На Ямале зарегистрирован рост детской заболеваемости коронавирусом ОБЩЕСТВО Американская подлодка Connecticut могла получить критические повреждения ПРОИСШЕСТВИЯ Прокуратура проведёт проверку после серьёзного пожара в пятиэтажке Ноябрьска ОБЩЕСТВО На Ямал прибыла первая партия вакцины «Спутник М» для подростков ЗДОРОВЬЕ Отоларинголог дал советы по профилактике «омикрона» ЗДОРОВЬЕ Врач перечислила ошибки пациентов, которые мешают лечению ОБЩЕСТВО Сельскохозяйственных и домашних животных хотят промаркировать ОБЩЕСТВО Низкая зарплата может стать стимулом для увольнения с работы ЭКОНОМИКА Центробанк предлагает запретить некоторые операции с криптовалютами в России ЭКОНОМИКА Эксперты рассказали о популярных схемах обмана инвесторов ЗДОРОВЬЕ Больница в Салехарде приостанавливает плановую медпомощь из-за COVID-19 ПРОИСШЕСТВИЯ В Ноябрьске рано утром вспыхнула крыша многоэтажки


  • Помощь приходит с неба. Санитарная авиация – одно из главных звеньев ямальской медицины

    17.07.2011 14:46:46

    Помощь приходит с неба. Санитарная авиация – одно из главных звеньев ямальской медицины

    Чем живет санитарная авиация Ямала, как дальше будет развиваться? Об этом «КС» побеседовал с главным врачом Салехардской окружной больницы Михаилом Коганом и заведующим отделением экстренной и планово-консультативной медицинской помощи Владимиром Бродским.

    А еще журналисты «КС» слетали с бригадой фельдшеров санавиации на задание – привезти из тундры беременную женщину.

     

     

     SOS ИЗ ТУНДРЫ

     

    – Не открою ничего нового, если скажу, что нигде в России санитарная авиация не занимает такого важного места в оказании медицинской помощи, как в Заполярье, и в частности на Ямале, – отметил Михаил Исаакович Коган. – У нас огромные территории, нет наземных коммуникаций, разбросанность населения большая, в таких условиях оказать своевременно экстренную медицинскую помощь можно только авиационным транспортом. Поэтому без службы санитарной авиации на Ямале никуда. Альтернативы не существует.

    Отметим, что в настоящее время в автономном округе работают пять территориальных отделений: в Салехарде, Надыме, Тарко-Сале, Тазовском и поселке Сеяха Ямальского района. Чаще всего они обслуживают фактории и стойбища оленеводов, а также рыболовецкие бригады. Причем вылеты в отдаленные труднодоступные участки производятся не только для оказания скорой медицинской помощи коренному кочующему населению и жителям сел.

    – В тундру доставляются врачи-специалисты для проведения медицинских осмотров и флюорографических обследований, – добавляет Владимир Бродский. – Кроме того, решаются проблемы иммунизации сельского населения, проведения профилактических прививок. Санитарная авиация используется также для доставки медицинского оборудования и медикаментов.

    В регионе сформированы специальные медицинские центры, где можно получить качественную высокопрофессиональную помощь. Они укрепляются постоянно, но до них пациент должен добраться вовремя. Если для жителей городов и поселков это возможно, то для кочевого населения, тех, кто ведет традиционный образ жизни, это очень сложно. Поэтому задача санавиации – приблизить к ним медицинские услуги.

    – Мы готовы оказывать помощь, главное, вовремя получить информацию, – поясняет Михаил Исаакович. – Технологии не стоят на месте, в регионе, в том числе на полуострове Ямал, вдоль железной дороги начала развиваться сотовая связь, у кого-то есть спутниковые телефоны. Есть идеи по снабжению кочевого населения маячками на экстренные случаи. Им достаточно будет во-время нажать кнопку и дать сигнал SOS. Через спутниковую навигацию получим координаты местонахождения и направим туда наши бригады.

    Служба санавиации на Ямале работает круглосуточно в течение всего года. Проблему с поднятием вертолета может составить только погода, особенно это касается горной местности. Для таких случаев предусмотрен вездеходный транспорт. Им пользуются, если надо выехать на расстояния в пределах 150 километров.

    Отделения санавиации сегодня успешно работают как в режиме плановой повседневной деятельности, так и в чрезвычайных ситуациях. На всех пяти площадках есть свои диспетчерские, которые связаны с центральным пунктом, расположенным в Салехарде, в окружной больнице. Дежурный персонал – это фельдшеры. Врачи работают на договорной основе. В Салехарде это сотрудники окружной больницы, в остальных подразделениях специалисты районных больниц. Какой врач летит на задание, в каждом случае этот вопрос принимается индивидуально, в зависимости от характера вызова.

    Михаил Коган отметил, что главная цель вылетающих на санзадание докторов – вовремя доставить человека до специализированной медицин-ской помощи. Для этого все условия есть: транспорт, квалифицированные кадры, необходимое финансовое обеспечение. Но есть еще ряд аспектов, которые нужно решить. В настоящее время рассматривается вопрос об оснащении одного вертолета специальным медицинским оборудованием для авиационного транспорта. Цена вопроса – примерно 50 миллионов рублей. Этот вертолет будет базироваться в окружной столице.

     

    КАКИЕ ДОКТОРА ЛЕТАЮТ ЧАЩЕ?

     

    Чаще других врачей вылетают на вызовы акушеры-гинекологи. В структуре санзаданий, на которые потребовались экстренные вылеты, первенство за беременностью и всем, что с нею связано. Это и начало родов в тундре, и отягощенный акушерский анамнез, и патология, например гестозы. На них приходится почти половина из всех вызовов.

    – Хочется обратиться к кочевому населению, к беременным женщинам и их семьям, – сказал Михаил Коган. –  Пусть они постараются во второй половине беременности не забираться далеко в тундру или в горы. Понятно, что это их образ жизни, что на женщине держится семья, хозяйство, но надо отдавать себе отчет, что вопрос стоит о жизни и здоровье матери и ребенка. Получив информацию о вызове, мы сделаем всё возможное, чтобы доставить женщину в стационар, но не всегда всё зависит от нашего желания и возможностей, могут помешать погодные условия. Чтобы не допускать таких ситуаций, лучше продумать все заранее, оставить женщину, ожидающую ребенка, к примеру, в населенном пункте у родственников. Особенно надо быть бдительными, если маме уже делали кесарево сечение.

    Как отметили доктора, второе место по вызовам санавиации занимают травмы, переломы, отморожения, ожоги и другие состояния, связанные с воздействием окружающей среды. Почти столько же вылетов – к заболевшим детям, включая новорожденных. По-прежнему нередко приходится вылетать к больным с инфекционными, терапевтическими заболеваниями, а также с психозами.

    С развитием нефтегазового комплекса, расширением строительных работ в районах вахтовых поселений Бованенково, Харасавей и Сабетта идет увеличение пришлого населения и концентрации его в самой северной части полуострова.

    – Это производство очень тяжелое, где бывают техногенные аварии. Кроме того, если в одном месте скапливается большое количество людей, то процент появления болезней или травм увеличивается согласно статистике, – замечает Михаил Коган. – А значит, и у нас количество полетов в этом направлении с каждым годом становится больше.

    – Еще один аспект, характерный для санавиации региона, – это реэвакуация больных, – подчеркнул Владимир Бродский. – То есть после лечения мы доставляем их по месту жительства, учитывая труднодоступность наших территорий. Для этого не выполняются специальные рейсы, просто в центральную диспетчерскую предоставляется информация о выписанных пациентах, и когда случается вызов в том или ином направлении, заодно вывозятся и выздоровевшие пациенты. Так за полгода реэвакуировано 2080 человек.

     

    ЛОЖНЫХ ВЫЗОВОВ НЕ БЫВАЕТ

     

    – Особенность нашей санавиации от других регионов заключается в том, что мы чаще всего летим по вызову конкретного человека, а не медицинского работника, – отмечает Михаил Коган. – Поэтому тактика у нас такая: мы летим на все вызовы. Как-то мы с Владимиром Васильевичем проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что ложных вызовов нет. Каждый случай действительно требовал внимания медицинского работника. Другое дело, в какой степени остроты. Но человек-то этого не знает. Он обращается, потому что ему посоветоваться не с кем, у него нет рядом поликлиники, а мы летим и забираем его в лечебное учреждение. Хочется отметить, что люди в тундре никогда напрасно к врачу не обращаются. Напротив, возникает такая ситуация, что они недостаточно охвачены медицинским обслуживанием.

    Поэтому сейчас на уровне департамента здравоохранения решается вопрос, как усилить охват медицинской профилактической помощью коренное население. Это уже компетенция не только санитарной авиации Ямала, а медицины в целом.

     

    ГОВОРЯЩИЕ ЦИФРЫ

     

    За шесть месяцев 2011 года санитарной авиацией Ямала сделано 649 вылетов. Налет часов составил 2313, вывезено 3102 больных, из них по экстренным показаниям – 2343 человека.

     

    В ПОИСКАХ МОЛОДОЙ МАМЫ

     

     

    san avia 2

    Увесистый чемоданчик акушера-гинеколога, две медицинские сумки, комплект для новорожденного… «На всякий случай, а вдруг все-таки придется роды там принимать», – замечает старшая медицинская сестра, собирая в дорогу бригаду фельдшеров – Олега Мажорова и Зинаиду Каюкову. Они не простые фельдшеры, они работники санавиации, и сегодня мы, журналисты «КС», отправляемся с ними на задание.

    – У нас простой вылет, – напутствует нас перед дорогой Владимир Бродский, – надо привезти из тундры беременную женщину. Информации о том, что она рожает, не было, иначе с вами бы отправилась целая акушерская бригада вместе с неонатологом, чтобы можно было в случае необходимости принять роды на месте или даже прооперировать.

    Все готово, бригада разместилась в машине, мы тоже. Едем в аэропорт.

    – Я не кабинетный работник, мне нравится особый дух нашей работы, смешанный с экстримом, нравится помогать людям, – делится с нами Зинаида Даниловна.

    В медицине она уже более тридцати лет, столько же и на Севере. Работала сначала в службе скорой помощи, а потом, когда появилось отделение санавиации в Сеяхе, Зинаида Каюкова стала его руководителем. Работа очень нравится. В ее практике множество разных ситуаций случалось, не раз приходилось роды в чуме принимать, детишек лечить. В тундре ее уже хорошо знают.

    Наш путь лежит к побережью Байдарацкой губы, туда, где кончается Полярный Урал. Там сейчас кочует семья частных оленеводов Лаптандер из Приуральского района, а с ними и молодая хозяйка чума Анастасия, которая вот-вот должна родить. На прошлой неделе вертолет уже летал в ту сторону, но оленеводов найти не удалось, сейчас полет должен быть результативным. По пути нам предстоит остановиться в небольшом поселке Щучье, там надо забрать проводника.

    Вот и Щучье,или,как его называют ненцы,  Пирчехард, что в переводе значит «большие дома». Когда-то, когда тундровики приезжали в поселок ,их, видно, удивляли деревянные дома, отличавшиеся от привычного жилища. На самом деле домики здесь в основном одноэтажные, население всего человек сто. Есть начальная школа. Рядом с поселком на разные расстояния раскинулись чумы. В основном в них живут тундровики, которые отправили свои стада со знакомыми или родственниками на север, а сами остались на летовку. А вот и наш проводник – Николай Тайбери. Уже пятнадцать лет как он осел в поселке, но связь с тундрой сохранил, ориентируется в ней хорошо. Летим дальше.

    Через некоторое время ландшафт под вертолетом совершено меняется: редкие кустики исчезают напрочь, только ровная тундра, испещренная руслами рек и речушек, блюдцами озер, болотами, а местами в ложбинах еще лежит снег… Это настоящий рай для оленей. Трава зеленая есть, ягельники тоже, а гнуса нет. А вот и Байдарацкая губа. Кажется, здесь летом и не пахнет. На поверхности воды отдыхают льдины, напоминая, что где-то рядом Ледовитый океан. Отсюда уже недалеко до места, где кочует искомая нами будущая мама. Может быть, в этих двух чумах, что показались внизу? Вертолет садится. Проводник бежит к чумам, возвращается. Оказалось, это не то место. Снова взлетаем.

    – Видишь два чума и оленей? – показывает мне штурман.

    И точно: под нами рассеялось стадо животных. Окрас у них в это время не очень презентабельный, старая шерсть еще не вылиняла, висит клочьями, но под ней уже растет красивый коричневый подпушек.

    Вертолет приземляется, фельдшеры, прихватив чемоданчики, устремляются к чумам.

    Летнее жилище тундрового жителя не очень уютно. Стоянки, как правило, недолгие, потому как приходится часто менять место, двигаясь вслед за стадом. Поэтому дощатые полы в эту пору не настилают, печь не ставят, очаг открытый, прямо посреди жилища. Тепла от него большого нет, дров в этих местах не так уж много. Их хватает разве что еду приготовить да чай вскипятить, а в жаркую погоду здесь разводят дымокур от комаров.

    Опытный фельдшер Зинаида между тем деловито осматривает будущую маму. Срок беременности – 37–38 недель, состояние удовлетворительное.

    – Собирайтесь, летим в больницу, – говорит медик.

    Анастасия нервничает. Здесь в чуме остается ее годовалая дочь. Женщина в сомнении: может взять ее с собой?

    – Пусть остается, я присмотрю за ней, – говорит ей на родном языке родственница. – Как ты потом с двумя детьми будешь обратно добираться?

    Фельдшер заодно осматривает и малышку. Та чувствует себя хорошо, только от большого количества незнакомых людей немного напугана, вот-вот заплачет.

    Мы снова грузимся в вертолет. Сегодня рейс оказался результативным. Снова посадка в Щучье. Прощаемся с проводником, принимаем новых пассажиров. Это амбулаторные больные, едут в Салехард на обследование. А вот и родной город. На выполнения санзадания потребовалось немногим меньше пяти часов.

    – Мы иногда и по десять часов в день летаем, – рассказывает Зинаида Даниловна, пока везем пациентку в перинатальный центр. – К примеру, я за полгода уже 200 часов налетала, а другие медики еще больше времени в небе проводят. У нас есть такие герои, которые больше 400 часов налетали.

    Для нашей собеседницы это последний перед отпуском рабочий день. Уже завтра она улетает в отпуск на родину – на Алтай. Будет рассказывать близким о крае, который стал ей близким за эти годы, о том, как работает санитарная авиация на Ямале.

    А наша другая героиня, та, за которой мы летали почти до самого океана, скоро родит малыша и будет ждать следующего борта, который увезет их обратно в родную тундру на кромку Байдарацкой губы.

     

    san avia 3

     

    Александра МЕЩЕРЯКОВА

    Фото Леонида ТРОФИМЧУКА

     

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...