Дорогой сильных. Надым не сразу строился | «Красный Север»
0°C

Общество

Дорогой сильных. Надым не сразу строился

Как отважные строители поднимали этажи первого в ямальском Заполярье города


Строительство — дело без преувеличения благородное. В Надыме представители этой профессии пользуются особым уважением. Ведь именно они, выбравшие жизненным кредо созидание, предопределили местонахождение города, его становление как районного центра, транспортного узла и отправной точки развития региона.

Газ Медвежьего месторождения геологи разведали в 1967-м, через два года был создан строительный трест «Севергазстрой». Надым-1969 отличается от Надыма-2021 как затерянный в степи полустанок от крупного промышленного центра. Те, кто начинал этот путь, и представить не могли, каким город станет через 52 года. Свидетельства благородного труда строителей сохранились в документах, фотографиях, экспонатах, собранных ветеранами треста и переданных Музею истории и археологии Надыма.

Слабый, вернись!

С экспозицией, посвященной этапам становления Надыма, нас знакомит научный сотрудник Светлана Захарова. К слову, разместилась выставка в бывшем здании треста «Севергазстрой».

– Если говорить о зарождении города, имея в виду не дату официального признания, а появление населенного пункта, то надо вспомнить 1949 год, — отмечает Светлана Захарова. — Именно тогда сюда дошёл санно-тракторный поезд и прибыла колонна заключенных — будущих работников участка № 501 железной дороги Чум — Салехард — Игарка. Они направлялись к реке Пур, но из-за весенней распутицы вынужденно остановились на сухом, возвышенном месте, где позже появился Старый Надым.

К 1951 году в поселении насчитывалось 55 деревянных бараков, двух- и четырёхквартирных домов, более 50 объектов соцкультбыта. Строительство было засекречено, поэтому станция с посёлком на карте никак не обозначались. А телефонная линия Чум — Салехард — Игарка, которая тянулась параллельно одноименной стройке, действовала до 1992 года.

В 1960-х сразу за геологоразведчиками сюда прибыли строители, которые взяли на себя обустройство месторождения и возведение города. Газовики настаивали на создании опорной площадки в Ныде или Пангодах, в первом случае — из-за близости к Обской губе, во втором — по причине расположения неподалёку от Медвежьего месторождения и наличия железнодорожной станции. Но, как сказал Эрик Ахмедов в своей песне, «Надыму повезло». Всё решил случай.

Один из первых планов города. Фото: Витковский А. А. предоставлено музеем истории и археологии Надыма
Один из первых планов города. Фото: Витковский А. А. предоставлено музеем истории и археологии Надыма

В 1967 году начальник «Тюменьнефтегазстроя» Алексей Барсуков по заданию первого секретаря Тюменского областного комитета КПСС Бориса Щербины совершал облёт Надымского района. Увидел возвышенное место, станцию, реку и озеро неподалёку. Решил приземлиться. Осмотрелся, понравилось. Так и была выбрана основная площадка для строительства населённого пункта.

Газовиков это решение не устраивало, но в конце концов победила точка зрения строителей. Градообразующее предприятие Надыма до 1971 года — комсомольско-молодёжный трест «Севергазстрой». Интересна история его создания. Началось всё с того, что из Белебеевского треста «Шкаповнефтестрой» (Башкирская АССР) в ведение Главного управления по строительству предприятий нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири было передано СУ-12, на базе которого в Урае в 1966 году учредили трест «Шаимгазстрой». Цель — обустройство Игримского и Пунгинского газовых месторождений.

В его составе в 1967-м организовали комсомольско-молодёжное строительно-монтажное управление (КМ СМУ), начальник — Анатолий Мандриченко. Он был, как сам в шутку выразился, самым старым работником СМУ. А «старику» на тот момент — 37. Именно это строительное управление стало основой треста «Севергазстрой», а Мандриченко — первым управляющим. Об энергии того поколения говорит зарисовка из книги Алексея Килина «У истоков треста «Севергазстрой» о том, как в Пунге комсомольцы в выходной при температуре минус 50 градусов устраивают воскресник (суббота, видимо, была рабочей):

– Начнём строить зимний стадион, горки для катания, каток. Мороз — не помеха.

И уже в июне 1969 года, как упоминается в той же книге, Мандриченко со своими соратниками Сотниковым и Игольниковым в тюменской гостинице «Колос» разливают шампанское: подписан приказ о создании «Севергазстроя». Тресту поначалу пришлось строить всё: жильё, инфраструктуру газового промысла, дороги. Универсализм — хорошо, но в условиях Севера было сложно с кадрами, материалами, организацией работ. Постепенно появлялись специализированные стройуправления. Одно из них — СУ-934, переданное из треста «Тюменьдорстрой» и ставшее основой «Надымдорстроя». Первый начальник СУ-934 — Борис Рыбак. На стенде, посвящённом созданному в 1982 году «Надымдорстрою», есть фотография 1973 года, где рабочие укладывают последнюю плиту на взлётной полосе аэродрома.

Галина Бирюкова (в верхнем ряду крайняя справа) и её бригада. 1976 г. Фото: предоставлено музеем истории и археологии Надыма
Галина Бирюкова (в верхнем ряду крайняя справа) и её бригада. 1976 г. Фото: предоставлено музеем истории и археологии Надыма

Предприятия, обустраивавшие Надымский район, возникли в промежутке с 1970-го по 1980 год. Это «Надымгазпромстрой» (1971 год), «Севертрубопроводстрой» (1972 год), «Надымгазжилстрой» (1977 год) и другие. Нельзя не назвать и участников этой масштабной северной стройки. Среди них — первый комендант города Дельфина Токарева, бригадир комплексной бригады КМ СМУ-2, заслуженный строитель Российской Федерации Николай Мельник, управляющий трестом (с 1976-го по 1980 год) «Севергазстрой» Дмитрий Белега, генеральный директор «Севергазстроя» (с 1987 года) Александр Сибирев, бригадир штукатуров-маляров Галина Бирюкова и многие другие.


В 1970 году была построена автодорога Надым — Причал, в 1971-м — Надым — Пангоды. Планировалось восстановление железнодорожного сообщения с Салехардом, но по экономическим соображениям от этой идеи отказались. Пробили зимник от посёлка Пангоды через Надым до Лабытнанги, по которому поступали стройматериалы (летом грузы для строительства шли водным путём). Трасса настолько опасная и сложная, что какой-то шутник написал машинным маслом на снегу: «Дорога сильных. Слабый, вернись!».

Фронт на месторождении, тыл — в Надыме

Строители-первопроходцы сначала жили в домах, сохранившихся от 501-й стройки. Когда жилья стало не хватать, размещались в утеплённых палатках. Затем местную «архитектуру» разнообразили вагончики. Производили их в городе Бугульма Татарской АССР, для руководства привозили более комфортабельные — таллинские. В музее стоит настоящий вагончик, в котором когда-то жила семья молодых строителей.

Скромный интерьер: самодельная мебель, рукомойник. И прадедушка чипсов — сушеный картофель брусочками. С вечера их замачивали, а утром варили, размякшие, и ели.

– Бывало, завозили в Надым и овощи-фрукты, — говорит Светлана Захарова. — Но редко. Потом построили овощехранилище, стало полегче.

На стене — натюрморт с фруктами, о которых мечтали тогда северяне. В правом нижнем углу подпись: «Лесоцеху на память от автора». Это работа Аполлона Кондратьева, бывшего заключённого, оставшегося здесь навсегда. После освобождения он трудился инженером по земляному полотну, писал картины маслом. За дворянское происхождение получил прозвище Граф.

Еще один известный «коренной» строитель из тех, кто начинал осваивать Север под конвоем, — Иван Марманов, поэт и писатель, автор книг «Северяне», «Страна деревянного солнца». После амнистии в 1950-х годах он уехал из этих мест, а в 1972-м вернулся и вскоре стал главным инженером СУ-934 «Надымдорстроя». Тогда в городе не было ни одного капитального здания, зато потом они начали расти как грибы после дождя.

– Газетные заголовки в те времена напоминали военные сводки: «высадился десант», «морозная атака», «яростный стройотряд», «захватили плацдарм». Фронт на месторождении, тыл — в Надыме. У каждого причастного к добыче или строительству была своя «трассовка» — так называли схему магистрального газопровода, где отмечали, как продвигается прокладка. Люди воспринимали происходящее как личное дело, — подчеркивает экскурсовод.

Не менее значимы и другие экспонаты музея. Например, пульт для связи с объектами «Севергазстроя» и звонков в Москву, Ленинград, Тюмень, на месторождение: две трубки, пять дисков для набора номера, панели с кнопками. За этим аппаратом в советские времена сиживал не один министр.

Укладка плит от развилки к аэропорту. Фото: Витковский А. А. предоставлено музеем истории и археологии Надыма
Укладка плит от развилки к аэропорту. Фото: Витковский А. А. предоставлено музеем истории и археологии Надыма

Почётный гражданин Надымского района, бригадир комплексной строительной бригады, писатель и публицист Валерий Мартынов: «Надыму повезло, что руководителями у строителей были хозяйственники. Мне особенно запомнился главный инженер треста «Севергазстрой» Юрий Струбцов. Умница, выступал всегда без бумажек. Держал слово. В Надыме тогда праздношатающихся не было, в три смены работали. Жили будущим. Иногда думаю, что с теперешним мировоззрением не построили бы того, что смогли тогда».


Неподдельный интерес посетителей вызывают и модели скульптурной группы «Надымским строителям», которую по-семейному местные жители называют «Саша и Маша»; исторические снимки, выполненные талантливым фотолетописцем Надымского района Анатолием Витковским; архитектурный макет города из оргстекла, на котором узнаются сегодняшние улицы, строения и проспекты.

Битва за газ и жильё

В начале 1970-х годов прошлого века была популярна идея города будущего. Об этом писали в «Комсомольской правде», известном тогда журнале «Техника — молодёжи», других изданиях. Проект, выполненный под авторством И. Поляка, почти полностью воплотили при застройке Надыма (её проектировал Ленинградский зональный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования). Светлана Захарова отмечает, что этот северный город — один из немногих, созданных точно по генплану. Исторической части нет, но примечателен замкнутый внутренний мир закрытых от ветра, плавно перетекающих друг в друга микрорайонов и кварталов.

Интересна история появления первой городской пятиэтажки — дома № 1 по улице Зверева (до переименования это была улица Снежная). В 1971 году на всесоюзную ударную комсомольскую стройку ежедневно прибывали работники, а размещать их было негде. Времянки типа деревянных балков ставить запретили: они тормозили капитальное строительство.

К тому же, проектировщики запаздывали с документацией на постройку нового жилья: не выполнили в срок исследования грунтов, планировки и чертежи. Тогда строители прибегли к помощи заместителя министра газовой промышленности СССР Юрия Баталина.

Надым, вторая половина 1970-х.  Фото: Витковского А. А., предоставлено музеем истории и археологии Надыма
Надым, вторая половина 1970-х. Фото: Витковского А. А., предоставлено музеем истории и археологии Надыма

Юрий Петрович Баталин — советский хозяйственный и государственный деятель. Последняя перед выходом на пенсию должность — заместитель председателя Совета Министров СССР. Академик Российской и Международной инженерных академий. Инициатор и организатор комплектно-блочного строительства в нефтегазовой отрасли, за внедрение которого он и Анатолий Шевкопляс награждены государственной Ленинской премией.


Юрий Петрович, в свою очередь, обратился к тюменским специалистам. Они сделали все необходимые обследования и рабочие чертежи на привязку первых капитальных зданий. В Сургуте был закуплен комплект блоков и деталей, началось возведение пятиэтажного дома. По словам очевидцев тех дней, происходило невиданное: смонтировали первый этаж, заселили туда жильцов, завершили второй — то же самое. Причем первую стеновую панель с надписью «Комсомольцы — Надыму» поставили в октябре! Сложно представить, как жили новосёлы первого и последующих этажей, но из песни слов не выкинешь. Позже, конечно, причастные к необычной стройке получили выговоры по партийной линии за самоуправство.

Похожая история произошла с заводом крупнопанельного домостроения. Его начали возводить в 1976 году, а уже в 1977-м повезли изделия на объекты — с недостроенного ещё предприятия! Начало освоения месторождения было поистине битвой за большой газ, и работа велась в мобилизационном режиме.

Ещё одно достижение строителей в те годы — возведение первой не только в Надыме, но и на Ямале девятиэтажки рядом с кинотеатром «Победа». Поясним: по сложности исследование основания под фундамент для такого здания в условиях вечной мерзлоты можно сравнить только с аналогичной работой для постройки высотки в 40 уровней на Большой земле.

Строила её бригада Юрия Гоцина, в будущем — Героя Социалистического Труда (1985 год), почетного гражданина города Надыма (1983 год) и Надымского района (1986 год). Первый детский сад «Оленёнок», завершённый в 1973 году, — тоже заслуга бригады Гоцина. Этот коллектив создал большую часть значимых городских объектов, многие — из кирпича местного производства. О последнем — отдельный рассказ.

Дело в том, что раньше этот стройматериал доезжал до места с ближайшего завода в Сургуте в лучшем случае наполовину битым. И дорого обходился: логистика плюс бой — рубль штука вместо семи копеек. Один рубль, когда пообедать в столовой можно было за 20–30 копеек! Выручило то, что поблизости нашли красную глину с подходящими для дела характеристиками — из неё даже майолику делать можно. И стараниями первого «генерала» Владислава Стрижова (первый генеральный директор «Надымгазпрома») в городе возникло собственное кирпичное производство. Благодаря этому сразу выросли темпы городской застройки. Кстати, стены Никольского храма тоже из местного кирпича.

Страна получила большой газ, вырос город, район с посёлками, потому что тех, кто пошёл дорогой сильных, было много

P.S. Перечитывая материал, автор обнаружил слишком частое повторение слова «первый». Все попытки заменить его синонимом или перефразировать текст обернулись неудачей. И вот почему: в Надыме тех лет многое было первым и впервые. Тут ни отнять, ни прибавить.


Текст: Марат Галимов

Журнал «Ямальский меридиан», №12, 2021 г.


0

0

0

0

0

0



Темы

Архив журнала «Ямальский меридиан», История Ямала