Ямал нарядный. Почему куклы мастерицы из Аксарки вызывают всеобщее восхищение | «Красный Север»
0°C

обновлено: 12:20, 14 октября 2022

Общество

Ямал нарядный. Почему куклы мастерицы из Аксарки вызывают всеобщее восхищение

Жительница Аксарки создала коллекцию кукол в традиционных костюмах, чтобы показать многообразие культур и народов, проживающих в Приуралье.


Что ни отзыв, то положительный. «Интересно, удивительно, круто». Так говорили посетители Приуральского районного краеведческого музея о выставке «В нашем разнообразии — сила», посвящённой Году культурного наследия народов России. Восхищение вызывала как сама коллекция кукол в национальных костюмах, так и то, что почти все наряды собственноручно сшила сотрудница музея Надежда Шушарина.

В музейной коллекции сорок кукол в национальных костюмах. Фото: Винера Жуминова
В музейной коллекции сорок кукол в национальных костюмах. Фото: Винера Жуминова

Залог хорошей осанки

Началось всё в 2016 году, когда Надежда Петровна готовила мероприятие, посвящённое коренным народам Ямала. Тогда она задалась вопросом: а кто ещё, кроме ненцев, ханты и русских, проживает в округе и, в частности, в Приуральском районе? В местном архиве получила ответ, после чего возник музейный проект «Нас 36» с выставками, занятиями, мастер-классами. В 2022 году название сменили на «Нас 40».

– Думаю, здесь всё понятно: за эти годы в район приехали представители новых народов. Конечно, есть и те, кто уехал, но вот их костюмы навсегда остались в коллекции, — говорит мастерица.

Начало собранию положили куклы-«северянки».

– Логично было начать коллекцию с костюмов народов, населяющих наш край. Первоначально я планировала, что шить наряды будут представители того народа, о котором на мероприятиях пойдёт речь. Но на призыв откликнулась только одна рукодельница из числа коренных северян — Оксана Салиндер. Она сшила ненецкую и ханты национальную одежду. Великолепно, на мой взгляд, у неё получился костюм ненки, в нём все детали тщательно проработаны. Очень мелкая и кропотливая ручная работа. Костюм и ложные косы сделаны по всем правилам, в соответствии с традициями. Костюм включает в себя не только верхнюю одежду, но и платье, и обувь.

В музейной коллекции есть куклы в марийском и румынском, молдавском и казахском костюмах. Фото: Винера Жуминова
В музейной коллекции есть куклы в марийском и румынском, молдавском и казахском костюмах. Фото: Винера Жуминова

Вообще, я к стыду своему поняла, что, прожив много лет на Севере, очень мало знаю о местных народах. Поэтому искала информацию, читала, знакомилась с их культурой и узнала много интересного. Например, что ложные косы нужны, чтобы женщина не горбилась. Когда она идёт, косы из-за тяжести монет и других металлических изделий, вплетённых в них для украшения, оттягивают голову назад, и благодаря этому выпрямляется спина. А ещё узнала, что ненки свою одежду обязательно должны подпоясывать. Если пояса нет, это считается неприличным. То же самое, что в других культурах ходить без головного убора, простоволосой.

Восхищает меня и костюм ханты народа. Про культуру ханты я тоже узнала интересную особенность — что часть их одежды заимствована у коми-ижемцев. Это знаменитые складки на платье. Когда женщина ханты идет в платье и оно так красиво «фалдит» — это привет нам от сарафана коми.

Изготовлением костюмов селькупов, северных манси и других народов Надежда Шушарина уже занималась сама. Помогло то, что с детства умеет хорошо шить и кроить.

– Селькупки и манси платки надвигают низко на лоб. Отличие в том, что селькупка платок завязывает, а манси, как и ханты, концы платка забрасывают на спину и заводят под ложные косы. Народы, живущие рядом, заимствуют друг у друга обычаи, традиции и наряды. Происходит культурный обмен.

Сто одёжек — будет пышно

По словам рукодельницы, трудность при изготовлении костюмов состояла в том, чтобы выдержать технологию пошива, подобрать похожие материалы, и в этом помогли статьи учёных и этнографов, которые нашлись в интернете. Она их внимательно читала, изучала, срисовывала, стараясь повторить.

Надежда Шушарина: «В таджикском костюме рукава рубахи, которая надевается под платье, остаются неподшитыми. Делается это для того, чтобы не зашить счастье». Фото: Винера Жуминова
Надежда Шушарина: «В таджикском костюме рукава рубахи, которая надевается под платье, остаются неподшитыми. Делается это для того, чтобы не зашить счастье». Фото: Винера Жуминова

– Выбирала в интернете фотографии, где изображены молодые замужние женщины, и по их одеждам шила костюмы для кукол. Именно на этом жизненном этапе женщина, в отличие от незамужней девушки, уже одета многослойно, и у неё в костюме присутствуют яркие краски. Затем она начинает взрослеть, меняется и одежда — становится более блёклой, бесцветной. В старости женщины носили уже тёмные одежды. Использовала фотографии более чем столетней давности, потому национальные костюмы сформировались окончательно к концу XIX века, и, соответственно, снимки конца XIX — начала XX века дают представление о том, как выглядели повседневные и праздничные наряды. Современные костюмы — часто просто стилизация с большими нарушениями. Например, в русском сарафане нельзя ходить не подпоясавшись, без пояса сарафана не может быть.

Надежда Петровна отмечает, что если описаний верхней одежды было достаточно, то нижней — практически не было. И это требовало ещё более усиленных поисков.

Для создания традиционного корякского женского костюма XIX века (справа) в ход пошёл старый кожаный плащ. Фото: Винера Жуминова
Для создания традиционного корякского женского костюма XIX века (справа) в ход пошёл старый кожаный плащ. Фото: Винера Жуминова

– Мне важно было сделать точную копию, поэтому вся одежда сшита в полном соответствии с требованиями к национальному женскому наряду. Например, если у немецкого костюма три нижние юбки, то и у куклы их тоже три, есть ещё рубаха и чулочки. Причем нет ложных, «накладных» одежд, например, когда манишка и рукава от рубашки лишь «выглядывают» из-под верхнего наряда. У меня все честь по чести: если под платьем рубаха, то это рубаха, если несколько юбок, то их несколько, а не просто оборки, пришитые к платью с изнаночной стороны. Каждую мою куклу можно одеть и раздеть.

Почему у женщин раньше было много юбок? Да потому, что многослойность создавала объём. Худые женщины во все времена, кроме конца двадцатого века и в нашем веке, были не в моде, потому что худоба — признак болезни. Женщина должна быть «в теле»: пышет здоровьем, щёки румяные. Она как столп, мощь, основа всего, и это отражено в костюме.

На Север не по своей воле

Куклу в немецком костюме Надежда Петровна посвятила поволжской немке Марии Егоровне Фусс, с которой была знакома. Тяжёлая судьба у этой женщины.

Кукла-немка. Фото: Винера Жуминова
Кукла-немка. Фото: Винера Жуминова

– Поволжские немцы появились в России ещё при Екатерине II. Она пригласила их поселиться в низовьях Волги, и там у них образовались свои колонии. Жили они в них изолированно, говорили на своих диалектах. В одной из них, в Саратовской губернии, родилась Мария Егоровна. Но когда началась Великая Отечественная война, поволжских немцев выслали на Урал и в районы Крайнего Севера. Их одномоментно, ничего не объясняя, погрузили в вагоны и отправили, потому что Советская власть им не доверяла. Считали, что они массово перейдут на сторону немцев, –приводит исторический факт сотрудник музея. — Мария Егоровна тогда была ещё ребёнком и совсем не знала русского языка. Потом, со временем, научилась, но до старости разговаривала по-русски с большим акцентом. После войны возвращаться им было некуда: автономию ликвидировали, и многие немцы так и остались жить в местах высылки.

Ещё одна кукла — в латышском костюме — посвящена моей маме. Благодаря ей я наполовину латышка. Мама попала на Южный Урал во время войны. Её родители погибли, а детский дом, где она оказалась, был эвакуирован в эти края. Когда я дошла до этого костюма, то, естественно, начала собирать по крупицам информацию, и вот тогда узнала, что мои предки родом из Латгалии. Это одна из историко-культурных областей Латвии, которая и дала ей название. Это историческое ядро Латвии. И у этого народа свои, латгальские, язык и костюм. Чтобы быть точной, я рассматривала все латышские и латгальские костюмы, перечитала множество статей, в том числе разобралась, как носятся накидки у разных этнических групп.

В Латгалии (кукла справа) носили белые накидки с вышивкой. Фото: Винера Жуминова
В Латгалии (кукла справа) носили белые накидки с вышивкой. Фото: Винера Жуминова

Как татары казаками стали

Когда проект только стартовал, Надежда Петровна узнала, что в Приуральском районе живёт представитель ассирийского народа. Народа древнего, о котором упоминали ещё античные авторы и о котором говорится в библейских текстах.

Кукла-ассирийка — в центре. Фото: Винера Жуминова
Кукла-ассирийка — в центре. Фото: Винера Жуминова

– В интернете вычитала, что в Краснодарском крае проживает большая этническая группа — около 13 тысяч ассирийцев. Представители этого народа оказались в России из-за трагических событий. В период Первой мировой войны начался геноцид в Турции (тогда Османской империи), и также как и армян, ассирийцев просто физически планомерно уничтожали. Тогда они обратились к русскому царю с просьбой перебраться в Россию. Разрешение было получено, и более трёх тысяч ассирийцев стали жителями юга России. Точно так же и армянам в начале XX столетия во время геноцида Россия пришла на помощь. Костюмы этих народов есть и в моей кукольной коллекции, — продолжает Надежда Шушарина. — Ещё один — белорусский — костюм у многих посетителей музея вызывает удивление. Всегда обращаю внимание на то, что такой костюм носили жители восточной части Западного Полесья. Именно в этой части Белоруссии до Великой Отечественной войны жили евреи. Это народ с очень трагической судьбой. Евреи составляли большинство населения тех мест до войны. До 1939 года язык этого народа был государственным в Белоруссии, и часть белорусской культуры была культурой городских евреев. В годы войны более 800 тысяч их было уничтожено. В память об этих трагических событиях я сшила костюм, решив, что выглядеть он будет именно таким образом. Все эти истории произвели на меня очень сильное впечатление, вызвав множество смешанных эмоций и переживаний, поэтому костюмы я шила с каким-то особенным трепетом.

Надежда Шушарина рассказывает о непростой судьбе народа восточной части Западного Полесья. Фото: Винера Жуминова
Надежда Шушарина рассказывает о непростой судьбе народа восточной части Западного Полесья. Фото: Винера Жуминова

В 2021 году в многонациональное сообщество Приуралья влились представители ещё одной этнической группы — нагайбаки, и в коллекции появился соответствующий костюм. Мастерица признаётся, что до этого времени она даже не знала о существовании такого народа.

Нагайбаки — крещёные татары. Фото: Винера Жуминова
Нагайбаки — крещёные татары. Фото: Винера Жуминова

– Эта этническая группа небольшая — около девяти тысяч человек, проживает в Челябинской области. Это крещёные татары. История этой группы очень интересна. В XVII–XVIII веках по территории нынешней Челябинской области проходила граница с кочевниками, и для её охраны набирался народ, который называли казаками. Для охраны границы в этой части Южного Зауралья были приглашены уфимские татары, и они, приняв православие, вступили в казачество. В их костюмах есть что-то от татарского и русского. Например, головной убор — это влияние русского традиционного костюма.

Сегодня в музейной коллекции сорок кукол в национальных костюмах, но не исключено, что собрание будет пополняться.


Текст: Винера Жуминова

Журнал «Ямальский меридиан», №8, 2022


0

0

0

0

0

0



обновлено: 12:20, 14 октября 2022

Темы

Архив журнала «Ямальский меридиан»