Ямал. Поездка из тех, что переворачивают сознание | «Красный Север»
0°C

Общество

Ямал. Поездка из тех, что переворачивают сознание

Бури, ветра, морозы — в каких только условиях не приходится работать фотографам, чтобы передать красоту Ямала. Даниил Коржонов отправился на край земли, чтобы погрузиться в быт ненцев и запечатлеть аргиш — миграцию кочевников на север. Фотограф создаёт проект, в котором снимает представителей разных национальностей России в их костюмах на фоне пейзажей, в которых они живут. Историей путешествия Даниил поделился с нами.


В тундру я отправился в апреле с итальянцем Стефано Тиоццо, мужем певицы Сати Казановой. Прилетели в Салехард из Москвы. Потом добирались до Харпа — там друг познакомил с ненцами, которые принимают туристов-фотографов. Из Харпа в стойбище добирались на снегоходе. Было три чума, три семьи. Нас приняли Пётр и Елена Тайбери на неделю.

Буря

Мы разместились в чуме справа, на гостевой стороне. Ночью спальные места отделяет тканевая перегородка — есяр. Разыгрался ветер, жилище пришлось укреплять санями и палками. Даже опытные хозяева были озабочены ситуацией. При этом жизнь кипела: дрова, вода, починка моторов, гости из соседних чумов — буря им не помеха.

Так продолжалось три дня. Казалось, уже не получится сфотографировать ненцев на фоне гор в традиционной одежде, тем более каслать.

Разборка чума. Фото: Даниил Коржонов
Разборка чума. Фото: Даниил Коржонов

Была идея поснимать не только костюмы, а снять миграцию на север, как они каслают. Собирают своё стадо, по сути, строят «поезда» из саней и оленьей упряжи. Аргиша ждали неделю. Была буря в первые дни. Ямал на языке ненцев означает «Край земли». Олени здесь — транспорт, одежда, еда и валюта.


На четвёртый день пурга стихла. В планах оставался аргиш — ведь уже апрель, пора двигаться на север в поисках новых стоянок. Ненцы засобирались, разобрали чум. За эти полчаса буря разыгралась снова. Поставить чум обратно уже не получалось. Пришлось семью распределять по другим чумам и снова ждать погоды.

Спустя полчаса затишья буря разыгралась снова. Фото: Даниил Коржонов
Спустя полчаса затишья буря разыгралась снова. Фото: Даниил Коржонов

Лекарство от депрессии

Поездка оказалась из тех, что переворачивают сознание. Думаешь: зачем мы суетимся в городе, создаём искусственные проблемы? Здесь всё просто — нужно жить и выживать. Сознание очищается от шелухи, остаются важные задачи. Рекомендую всем, кто загнал себя в тупик в городе.

Здесь все просто — нужно жить и выживать. Фото: Даниил Коржонов
Здесь все просто — нужно жить и выживать. Фото: Даниил Коржонов

Семья и быт

Чтобы погрузиться в быт ненцев и сделать хорошие фотографии, нужно с ними жить. Сначала наладить контакт было тяжело, особенно с учётом того, что Пётр Иванович не говорил по-русски. К тому же Стефано — вегетарианец, первые дни ему было непросто, хотя он набрал с собой еды.

Пётр и Елена Тайбери. Фото: Даниил Коржонов
Пётр и Елена Тайбери. Фото: Даниил Коржонов

Лена(на фото), жена Петра Ивановича, была нашей хозяйкой во время путешествия. Она с утра до ночи непрерывно работала: то снег принести и растопить, то укрепить чум от ветра или приготовить нам обед. Еда простая, но вкусная — рыбка, оленина с макаронами. Заморозки хранят на улице — пару нарт служили как холодильник. Между делом Лена умудрялась топить печь и шить одежду. Удивительная энергия у неё!


Через пару дней мы с кочевниками понимали друг друга без слов. Привыкли к быту, распорядку дня, помогали рубить дрова, топить снег.

Ненцы топят печь с вечера, а потом ложатся спать. К утру температура в чуме почти как на улице. В сочетании с ненецкой традицией напиться чаю с вечера, вылезать из спальника ночью по делам — целое приключение!

Малыш в люльке. Фото: Даниил Коржонов
Малыш в люльке. Фото: Даниил Коржонов

Дети у ненцев спокойные. Ни разу за неделю не слышал плача или криков. Нормальная ситуация, когда малыш играет топором или пилой, «как взрослый». Старшие очень контактные, весёлые. Детишек с 1 класса забирает на весь сезон в школу вертолёт. Есть исключения, когда дети всегда находятся в чуме, помогают и работают с раннего возраста.


Погода дала добро

В первый день было минус 5 градусов и мокрый снег, одежда долго сохла у печки. К пятому дню стукнуло под минус 25, ветер стих. Погода наконец-то позволила выйти из чума, снова появились шансы на аргиш.

Анжелика. Фото: Даниил Коржонов
Анжелика. Фото: Даниил Коржонов

Поехали на снегоходах к соседям. Почти два часа по заснеженным горам. Познакомились с хозяйкой Ниной и её дочерью Анжеликой(на фото). Конечно, сначала дети были подозрительны к чужакам. Но лёд моментально растаял, как только мы начали играть и кривляться. Точно не зря заехали!


Аргиш

Событие красивое и масштабное: десяток «поездов» из нарт уходит через долины вдоль сопок и гор. Солнечный день позволил спокойно собраться и найти новое место для жизни.

Аргиш. Фото: Даниил Коржонов
Аргиш. Фото: Даниил Коржонов

Я взял у ненцев снегоход и, обгоняя оленей, искал интересные ракурсы. Мероприятие заняло часов двенадцать — сборы и длинная дорога от рассвета до заката.

Аргиш. Фото: Даниил Коржонов
Аргиш. Фото: Даниил Коржонов

На следующее утро у нас уже были обратные билеты в Москву. Оставался пробел — мы хотели заснять северное сияние. В следующий раз или остаться?..

Аргиш. Фото: Даниил Коржонов
Аргиш. Фото: Даниил Коржонов

«Фейерверк»

Как только прибыли в новый лагерь, ненцы поставили чумы, растопили печь и пригласили нас на чай. Вокруг горы, простор. Радостно от этих красот и немного грустно, что путешествие заканчивается. Ночь наступает ясная, звёздная. Ударил холод, минус 35 точно.

Мне пришла безумная идея — остаться на ночь ждать Авроры и приехать в аэропорт прямо под самолёт. План сработал! Буквально через час всё небо заполыхало. Потом было самое сложное — полночи добираться до Харпа на снегоходе и оттуда до аэропорта. Руки замёрзли, пришлось долго отогреваться...

Северное сияние. Волшебный вечер на Ямале в последний день путешествия. Фото: Даниил Коржонов
Северное сияние. Волшебный вечер на Ямале в последний день путешествия. Фото: Даниил Коржонов

Вне времени

Ямал меня поразил. Поездка перебросила на несколько веков назад. Будто оказываешься вне времени в тундре среди гор, снега, кочевников и их оленей.

Быт ненцев кажется простым: растопить печь, перегнать оленей. Но в суровых условиях это сложно. Люди работают с утра до ночи. Если нужно что-то отремонтировать, едут 4–5 часов до ближайшего посёлка. Сотовой связи нет, приходится ехать от стойбища час-полтора, чтобы дозвониться. Кочевники часто навещают друг друга, помогают. Живут самобытной жизнью.

Портрет. Фото: Даниил Коржонов
Портрет. Фото: Даниил Коржонов

Я ехал за портретами ненцев в национальной одежде для своего проекта, но получил гораздо больше — путешествие, приключение, общение с чудесными людьми и «перезагрузку».


Текст: Даниил Коржонов

Журнал «Ямальский меридиан», № 12, 2021 г.


0

0

0

0

0

0



Темы

Архив журнала «Ямальский меридиан»