Как изменился Полярный: поездка в умирающий поселок с ямальцем, прожившим там детство и отрочество | «Красный Север»
0°C

Общество

Как изменился Полярный: поездка в умирающий поселок с ямальцем, прожившим там детство и отрочество

На Ямале продолжают ликвидировать постройки на территории поселка Полярный, расселенного в 2004 году. Некогда знаковое место для развития российской геологии и военной промышленности благодаря обилию молибденовых руд рекультивируют для восстановления экологического баланса.


Познакомиться с Полярным и его историей корреспонденту «Красного Севера» помог Николай Брус — врач-травматолог Лабытнангской больницы, который вырос в поселке и застал его расцвет и вырождение.

Николай Брус рядом с домом, в котором когда-то жил. Фото: Юлия Чудинова
Николай Брус рядом с домом, в котором когда-то жил. Фото: Юлия Чудинова

— Вот мой дом. Синий. Каким его и запомнил, — говорит Николай Александрович, подводя меня к обшарпанной временем, с выбитыми окнами «деревяшке» бамовской застройки. — По соседству жили геологи и герой России… Это моя комната — здесь кто-то успел пожить после нас, но обои еще сохранились. Здесь стол стоял, здесь кровать.

На кухне указывает на отсыревшие остатки кухонного гарнитура: «Он еще помнит руки отца. Вся мебель тогда была самодельная, не было же ничего». На стене облупившаяся краска делится на два тона: одна часть выгорела за долгие годы на солнце, другая — сохранилась чуть лучше. Ее прикрывал вытянутый деревянный шкаф в углу.

— У нас была кошка. Сначала думали — кот. Отец назвал Гоша. А когда Гоша через месяц принесла котят, она стала Жоржеттой. Отец всегда ставил вино для себя — голубичное. Трехлитровые банки хранились на полках в этом шкафчике. У кошки внизу был ящичек с заячьей шкуркой и она там жила с котятами. И в один прекрасный день одна банка взорвалась. Видать — рано закрыл. И она на Гошу с котятами вылилась. Та все это дело вылизывала — и бедная Гоша! — с улыбкой рассказывает мужчина.

Родители Николая Татьяна Кочуйкова и Алесандр Брус. Фото из архива Николая Бруса.
Родители Николая Татьяна Кочуйкова и Алесандр Брус. Фото из архива Николая Бруса.

Его отец — геолог Александр Брус — приехал на Ямал в конце 60-х из Донбасса. Работал в Полярно-Уральской геологоразведочной экспедиции каратажником — наладчиком геофизической аппаратуры, также был начальником отряда. Мама — Татьяна Кочуйкова — оказалась на 110-м километре в 1969 году. Приехала на студенческую практику после учебы в Белгороде и попала в отряд к будущему мужу. Через несколько лет родился Николай. Семья прожила в поселке до 1994 года. А потом перебралась на станцию Обская.

Полярный стал настолько знаковым местом в их судьбе, что после смерти главы семьи, его решили похоронить на местном кладбище. В прошлом году Николай сам нарисовал портрет отца на камне, чтобы украсить памятник. Этим летом будет устанавливать и облагораживать территорию.

Николай с портретом отца. Фото: Юлия Чудинова
Николай с портретом отца. Фото: Юлия Чудинова

В детстве, по словам моего собеседника, уехать куда-то не тянуло. Поселок расположен в месте богатом самой разной природой.

— Вот там детьми грибы собирали. Далеко ходить не надо было — пойдем и раз — пару ведер есть», — указывает Николай на полянку, открывающуюся с вертолетной площадки. «Это место называлось «Гнилой ручей». Ходили ловить туда налимов острогой — их было очень много! У соседней «Кожимской» экспедиции была столовая, и они скидывали отходы в этот ручей, поэтому рыба здесь водилась. Можно было ходить где угодно, когда угодно и сколько угодно. Мы в 7 классе с другом даже устраивали двухнедельные походы на выживание. На тех скалах бегали рассветы встречали.

Культурных развлечений для жителей тоже было немало. В ДК работали музыкальные и художественные кружки, показывали кино, проводили собрания и отмечали главные праздники — Новый Год, День геолога. Зимой в поселке заливали каток, играли в хоккей.

Старый дом культуры еще стоит, в нем сохранились кабинет киномеханика, большой актовый зал и классы, где дети учились играть на инструментах и рисовать. У Николая с этим местом связаны особенные события в жизни: первый поцелуй — с самой красивой одноклассницей, и первое выступление на сцене — играл на ударной установке в поселковой группе.

— Когда кинотеатр здесь был, привозили нам пленки. Помню, вышел фильм «Игла» с Цоем. На афише написали 16+ почему-то. Не знаю, почему. Ничего такого там не было. В общем — мама денег на фильм не дала. Но мы с друзьями все равно туда просочились, я тогда был фанатом «Кино» — очень хотелось посмотреть, — вспоминает ямалец.

На детской площадке сохранились старые качели. Фото: Юлия Чудинова
На детской площадке сохранились старые качели. Фото: Юлия Чудинова

Школу, в которой учился мужчина, уже разобрали. Хотя строилась и открывалась она — красивая, деревянная — на его глазах. Именно здесь начался путь Николая к карьере врача.

— Большой плюс этой школы — здесь были маленькие классы — в моем 12 человек, каждому уделялось внимание. Мне хорошо давались биология и химия. Все потому, что у нас был сильный учитель — Нина Яковлевна. Мы ее назвали Як-40 в честь самолета. Очень хорошая женщина, — вспоминает собеседник.

В 10 и 11 классах — уже на Обской — юноша твердо решил связать судьбу с этими науками. Экзамены сдал на «отлично». Сперва думал стать учителем и поступить в Вологду. Но любимый педагог Светлана Белеченко подала новую идею: «Незачем тебе в школу идти, если любишь химию — поступай в медицинский».

Вид, открывающийся на выезде из поселка. Фото: Юлия Чудинова
Вид, открывающийся на выезде из поселка. Фото: Юлия Чудинова

Отец уже умер, тяжелые времена были «девяностые». Они сами по себе были тяжелые. Уже билеты были в Вологду взяты. Тогда все это было очень трудно — сейчас по интернету все. Стали смотреть, где ближайший медицинский. Нашелся в Ярославле. Так вот и стал доктором.

Николай Брус


уроженец Полярного

С тех пор мужчина занимается спасением людей в операционных. Работал хирургом в Подмосковье, а позже перебрался на родной Ямал. Сейчас он работает травматологом в Лабытнангской горбольнице и помогает пожилой маме.

Иван-чай. Фото: Юлия Чудинова
Иван-чай. Фото: Юлия Чудинова

Жизнь человека и цивилизации имеют разный срок. Очень грустно родиться, и еще не умереть и видеть, как то, что на твоих глазах развивалось, застраивалось — умирает. Если эта территория внесена в заповедник, то какое-то место Полярный все-таки должен занять в этом парке.

Николай Брус


уроженец Полярного

Если кто-то из ямальцев соберется навестить малую родину Николая, он рекомендует найти местного хранителя поселка, бывшего геолога — Игоря Перминова, который не соглашается с полным забвением территории и стремится устроить здесь музей под открытым небом.

Место, где могут приютить туристов старожилы поселка. Фото: Юлия Чудинова
Место, где могут приютить туристов старожилы поселка. Фото: Юлия Чудинова


4

0

0

1

0

0



Темы

Арктика