Как рыбаки из Яр-Сале влюблялись в творчество | «Красный Север»
0°C
Салехард

обновлено: 10:22, 16 ноября 2022

Общество

Как рыбаки из Яр-Сале влюблялись в творчество

Вся жизнь северянина Леонтия Андреевича Черепанова — в наградах, воспоминаниях и стихах. Большинство посвящены Заполярью. Сегодня они скучают — человек и посёлок — друг о друге и общей молодости.


Их судьба связана годом рождения. 13 сентября 1927 года в деревне Ялуторовского уезда в семье участника Гражданской войны и неграмотной крестьянки родился мальчик Леонтий. Ребёнок в семье был долгожданным — родители поженились в революционный 17-й год и ждали первенца десять лет. Оттого отец долго выбирал сыну имя — чтобы редкое было.

А 29 декабря 1927 года на фактории Яр-Сале, что переводится с ненецкого как «песчаный мыс», состоялся второй районный съезд туземных родовых советов Ямальской тундры. С этой даты начинается история ямальского посёлка, хотя люди в этих местах жили ещё за 4000 лет до упомянутого съезда оленеводов.

Леонтий Андреевич родился в маленькой деревушке Кутькино Ялуторовского уезда на юге Тюменской области (в 1961 году переименована в Южную). Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Леонтий Андреевич родился в маленькой деревушке Кутькино Ялуторовского уезда на юге Тюменской области (в 1961 году переименована в Южную). Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

Дети быстро взрослели

Через два с половиной года семья Черепановых перебралась в Тюмень, где отец устроился работать на маслозавод, а неграмотная мама — уборщицей в школу. Там она самостоятельно выучилась читать и писать: когда написала первое письмо сестре, долго плакала от радости.

Из Тюмени они вновь вернулись в Ялуторовск, где отец работал слесарем в школе — чинил и сколачивал мебель. Там и застала Великая Отечественная война, едва Леонтий закончил пятый класс. Больше ему спокойно поучиться не довелось.

Всех взрослых, в том числе отца с матерью, бросили на строительство вторых путей железной дороги от Свердловска до Омска — до войны здесь шла одна колея, которая уже не справлялась с военными грузопотоками. Когда эта дорога была расширена, рабочим железнодорожных бригад объявили о трудовой мобилизации и перебросили на Урал — срочно строить железнодорожную ветку от Перми до Нижнего Тагила. Оттуда отца призвали на фронт. Пришлось мальчишке после седьмого класса идти в ученики слесаря на строительно-ремонтную базу, где он, спустя полгода, успешно сдал первый в жизни рабочий экзамен и получил пятый разряд.

Слесарная работа Леонтию понравилась. И, конечно же, приятно и ответственно было помогать маме содержать семью.

С Чусовой бригады железнодорожников перебросили на станцию Плеханово Тульской области для восстановления разрушенных фашистами путей. За тяжелейшие работы по ремонту Орловско-Курской магистрали 17-летний подросток получил редкую для его возраста медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Отец с войны пришёл живым, но совсем другим человеком. После одной семейной трагедии Леонтию пришлось бросить техникум, в который только поступил, и снова идти работать. И тогда он принял решение, определившее его дальнейшую судьбу, — вернуться на родину.

Творческие успехи отмечали дипломами и грамотами на всевозможных уровнях. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Творческие успехи отмечали дипломами и грамотами на всевозможных уровнях. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

Конечно, никто из родни молодого парня не ждал — своих голодных ртов хватало, да и хором барских не было. Поэтому с перевозом семьи пришлось подождать. Хотел было устроиться на механический завод, но при подсчёте «материальных благ» не сошёлся дебет с кредитом: в те годы ещё существовала карточная система на продукты, чего никак не хватило бы на всех. Рабочая зарплата в 200 рублей не позволяла дополнительно отовариваться — на рынке цена булки хлеба доходила до полутысячи. А надо же ещё где-то жить...


«Случилось так, что я по воле рока в те юные нелёгкие года

Рукой судьбы заброшен был далёко, где ярче всех Полярная звезда»...


Время спектаклей

Прогуливаясь по набережной Туры, случайно зашёл в здание речного вокзала, а там висит объявление: «Проводится набор рабочих на рыбные промыслы в Ямальский район».

Уже в июне на берег Оби сошли одиннадцать молодых парней. По правилам санитарии, одежду вновь прибывших отправили на санобработку, но кто-то забыл в карманах спички, и новоявленные рыбаки остались голышом — сгорело всё дотла. Только поздно вечером из местной больницы принесли нижнее бельё. В таком развесёлом виде отправились тюменцы к новому месту работы. С этого и началась северная жизнь Леонтия Андреевича.

Сначала молодой человек попал вёсельщиком на рыбоучасток в посёлке Горный Хаманел. Уже тогда, сохранив со школы любовь к искусству, Леонтий с друзьями организовал художественную самодеятельность. В минуты отдыха выступали с сатирическими частушками собственного сочинения перед рыболовецкими ватагами.

Фрагмент сцены по рассказу А.П. Чехова «Злоумышленник». 1959 год. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Фрагмент сцены по рассказу А.П. Чехова «Злоумышленник». 1959 год. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

1959 год. Фрагмент сцены по рассказу А.П. Чехова «Злоумышленник»

1953 год. Выступает женский хор посёлка Яр-Сале на первом празднике песни.

Зимой увлечённый парень на лыжах бегал за 18 километров в Яр-Сале заниматься в самодеятельной театральной труппе. Первый же спектакль «Таланты из глубин», где Леонтий сыграл дебютную роль, на районном смотре занял первое место.

Дальнейший ход событий был закономерен: по итогам второй путины Черепанов получил грамоту за высокие показатели в труде, а за активную общественную работу избран в аппарат райкома ВЛКСМ. Ездил по стойбищам и рыбоучасткам, общался с коренными жителями тундры. Дружба с местными завязалась столь крепкая, что они до сих пор, бывая в Тюмени, навещают старого товарища.

Яр-Сале в те времена напоминал обычную северную деревню. Даже деревянные тротуары на улицах появились гораздо позже. А пока были только натоптанная сапогами грязь летом да глубокие снежные тропы зимой. На весь поселок — две двухэтажные деревяшки: «красный чум» да что-то жилое. Маленький клуб — не развернуться внутри. Но люди радовались этой жизни.

Когда-то на всё Яр-Сале было всего две двухэтажки. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Когда-то на всё Яр-Сале было всего две двухэтажки. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

Потом вышло постановление о переводе коренного населения на осёдлый образ жизни, и заполярный посёлок начал постепенно застраиваться.

С приездом Леонтия Андреевича в культурной жизни ЯрСале наступил своеобразный ренессанс: построили новый клуб на 200 человек, создали свой самодеятельный театр, хор и ансамбль народных инструментов. В хоре вторым голосом пела супруга — Лидия Владимировна, в спектаклях — сам себе и режиссёр, и актёр. Сколько их было поставлено — не сосчитать, а если ещё и с сольными выступлениями — вообще уйма. В те годы яр-салинский театр был неизменно в списках победителей и лауреатов различных конкурсов.

Создание ансамбля народных инструментов тоже произошло как-то случайно-мимоходно: будучи в служебной командировке в Салехарде, увидел в магазине балалайки и домры на стенах — в свободной продаже. Позвонил председателю райкома — высылай деньги!

– А кто с оркестром будет заниматься?

— Я буду.

В район Леонтий Андреевич вернулся уже как человек-оркестр. Что удивительно, на русско-украинских национальных инструментах охотно и очень талантливо играли ненцы. Руководил оркестром и одновременно играл на домре опять же сам Леонтий. Как говорится, кто придумал, тому и исполнять. И ведь это без какого-либо музыкального образования, на одном таланте и любви к музыке!

Выступает сводный хор Ямальского района. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Выступает сводный хор Ямальского района. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

К сожалению, судьба у оркестра сложилась печально и обыденно, как многие начинания на Руси: пока Черепанов учился по направлению в Омской партийной школе, утончённые деревянные щипковые инструменты засунули под сцену, где они и погибли от сырости. Когда увидел, слёзы брызнули...

На ответственном посту

...Быстро дослужившийся до первого секретаря райкома комсомола, талантливый и активный парень попал в поле зрения старших товарищей, и дальнейшая его жизнь была связана с партийной работой.

Руководил отделом культуры Ямальского района. Заочно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС в Москве. Когда ещё при Хрущёве был образован Партийно-государственный контроль, Леонтий Андреевич был назначен его первым руководителем. В последующем данный орган при Брежневе был преобразован в знаменитый Народный контроль, которым в Ямальском районе ещё десять лет руководил Черепанов.

Уже с этой должности Леонтий Андреевич был переведён «в область» — в отдел по народностям Севера Тюменского обкома КПСС. Кому как не ему, объездившему ямальскую тундру вдоль и поперёк, заниматься вопросами земляков - оленеводов, рыбаков и охотников. Вот так, уехав на недолгих полгода, он вернулся на малую родину спустя 30 лет.

Когда-то на Оби разрешали ловить вот такую нельму. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым
Когда-то на Оби разрешали ловить вот такую нельму. Фото: предоставлено Леонтием Черепановым

Конечно, сегодня они мало похожи на себя молодых. На старой фотографии вы вряд ли узнаете в молодом артисте на самодельной сцене седого ветерана. Да и Леонтий Андреевич с трудом узнаёт посёлок своей молодости: красивый, современный населённый пункт. Новые каменные дома. Кинотеатр и бассейн. Суперсовременная школа. Здание районной администрации язык не повернётся назвать «красным чумом». Только тундровики по праздникам ходят всё в тех же малицах, хоть и поменяли оленьи упряжки на иностранные снегоходы. И северное сияние — всё то же...

Когда беседуешь с человеком, родившимся в год выпуска первого советского автомобиля (НАМИ-1), начала коллективизации сельского хозяйства (страшного раскулачивания — основной причины довоенного заселения Крайнего Севера) и разгрома троцкистско-зиновьевского антипартийного блока (хоть кто-то помнит, что это такое), очень хочется спросить, в чём же секрет такого долголетия.

Леонтий Андреевич, наизусть читающий длиннющие стихотворения и поэмы, скрытничать не стал:

– Я всю жизнь занимаюсь утренней зарядкой. Очень часто в молодости впроголодь жил. Никогда не курил. Опять же трезвый образ жизни всегда вёл, хотя маленькую рюмочку мог пропустить. Ну и, конечно, за 30 лет в суровых климатических условиях на Ямале закалился. Доволен, что прожил полнокровную, интересную общественную жизнь.

Леонтий Андреевич — автор поэм, басен и множества стихов, выпустивший в свет уже пять сборников. А в личном, непечатном «альманахе» попадаются басни и анекдотично-бытовые, вызывающие не только улыбку, но и здоровый смех. Не зря считается, что юмор — мерило таланта.


Текст: Иван Бычков

Журнал «Ямальский меридиан», №9, 2022 г.


1

0

0

0

0

0



обновлено: 10:22, 16 ноября 2022

Темы

Архив журнала «Ямальский меридиан», История Ямала