Роженицы Шурышкарского района называли дочерей в честь акушерки Татьянами | «Красный Север»
0°C

Общество

Роженицы Шурышкарского района называли дочерей в честь акушерки Татьянами

В родильном отделении Мужевской больницы Татьяна Пичугина проработала тридцать лет. Она рассказала нам о том, как судьба привела её в профессию, и поделилась волнующими моментами акушерского дела в труднодоступном районе.


На Крайний Север уроженка Тульской области приехала по семейным обстоятельствам во второй половине 1970-х годов. Отправляясь в дорогу, Татьяна Пичугина (тогда ещё Новикова) и не думала, что останется на Ямале навсегда, что свяжет свою жизнь с медициной и, тем более, что в её честь будут называть дочерей. Но познакомилась и подружилась с местными девушками, те уговорили подать документы в салехардское медучилище, а вскоре оттуда пришёл положительный ответ. Сейчас признаётся, что ни разу не пожалела о том решении: профессия пришлась по душе.

Быть тебе акушеркой

По окончании училища в 1979 году Татьяна Михайловна приехала работать в село Мужи Шурышкарского района.

– Направляли на два года, да так и осталась — здесь я отработала сорок два года, — улыбаясь, рассказывает она. — Роддом не выбирала, он меня сам выбрал. Фельдшеров Нину Алексеевну Чупрову и Зою Николаевну Рочеву отправили в каслание, и в родильное отделение требовался сотрудник. С фельдшерским образованием меня сразу поставили акушеркой. Позже прошла обучение и по этому направлению, хотя уже имела и знания, и опыт. Первые роды приняла, и мне показалось, так легко это. Мама здорова, ребёночек спит спелёнутый — так тепло на душе. Работа в радость была. Сначала была постовой, а позже — старшей акушеркой.

Татьяна Пичугина (в центре) с подругами из медицинского училища Клавдией Коневой и Галиной Ниязовой. 1977–1978 годы. Фото: предоставлено Татьяной Пичугиной
Татьяна Пичугина (в центре) с подругами из медицинского училища Клавдией Коневой и Галиной Ниязовой. 1977–1978 годы. Фото: предоставлено Татьяной Пичугиной

Одноразовых инструментов, вспоминает, тогда не было, приходилось кипятить многоразовые. Про чистую воду даже разговор не заходил, отстаивали и кипятили растопленный снег, дождевую воду. Стеклянные шприцы порой не выдерживали высоких температур и лопались в руках медработников. Один такой случай оставил шрам на руке Татьяны Михайловны. Толстые тупые иглы затачивали сами, чтобы роженицам было не так больно. Справлялись со всеми трудностями: когда электростанция не работала, роды принимали при свечах. С годами оснащение улучшалось, появились автоклавы для стерилизации инструментов.

Рожали все женщины Шурышкарского района в Мужах. Только в сложных случаях, при наличии патологий, их отправляли в Салехард.

– В год двести с лишним родов могли принять. В один день спокойные заботы: за родившими женщинами и младенцами ухаживаем, еду матерям из столовой приносим в палату, детей им на кормление даём. А в другой день до шести родов бывало.

С улыбкой вспоминает она дружный коллектив больницы:

– И работать, и отдыхать умели. На субботники ходили, в художественной самодеятельности участвовали, в конкурсах фельдшеров и медсестёр фантазию проявляли. И на Новый год обязательно в больницу забегали, вторым домом она была для нас.

В ответе за жизнь

С начала трудовой деятельности долгое время Татьяна Михайловна работала вместе с врачом акушером-гинекологом Элеонорой Степановной Федосеевой. Принимали с ней и неосложнённые роды, и с патологиями, в крайне редких случаях проводили кесарево сечение. Последние десять лет в акушерстве Пичугина работала с Александром Константиновичем Черкасовым. «Хороший был оперирующий врач, золотые руки!» — отзывается она о коллеге.

Вспоминает Татьяна Михайловна те времена, когда врача в родильном отделении не было. Роды принимали акушерки, звали медсестёр, чтобы те ассистировали. И далеко не всё проходило как по учебнику. Каждый такой случай до сих пор болью отзывается в сердце женщины.

– Хоть первые, хоть четвёртые роды у женщины — они могут проходить непредсказуемо. Если очень тяжёлый случай и доктора нет, звонила в Салехард и делала как врач говорит, а саму трясло от макушки до пят. Борт санзадания с наступлением темноты не летал — после одного трагического случая, — да и не всегда было время ждать: порой счёт на секунды шёл. Слава богу, все живые дети на моей смене рождались! Только отойдёшь от стресса — и снова за работу. Тяжело было, поэтому и врачи, и акушерки долго не держались на месте.

На пенсии Татьяна Михайловна не сидит без дела: время посвящает детям Евгению и Юлии, готовит вкусности для любимых внуков, занимается огородом. Фото: предоставлено Татьяной Пичугиной
На пенсии Татьяна Михайловна не сидит без дела: время посвящает детям Евгению и Юлии, готовит вкусности для любимых внуков, занимается огородом. Фото: предоставлено Татьяной Пичугиной

Не все женщины успевали добраться до родзала: особенно нетерпеливые малыши появлялись на свет на кушетке в приёмном отделении. Приходилось акушерке принимать роды и вне стационара.

– Привезут из другого села роженицу, торопишься скорей на берег, прямо в лодке и принимаешь. А потом завернёшь младенца — и бегом в отделение обрабатывать ребёночка: омоешь, смажешь.

Нередко благодарные за помощь в сложных родах женщины называли своих дочерей в честь акушерки. Проходило время, и уже детям этих девочек Татьяна Пичугина помогала появиться на свет. Позже акушерство она сменила на работу в организационно-методическом отделе Мужевской ЦРБ, где и трудилась вплоть до выхода на заслуженный отдых.


Текст: Элина Витязева

Журнал «Ямальский меридиан», №8, 2022 г.


0

0

0

0

0

0



Темы

Архив журнала «Ямальский меридиан», История Ямала