Тундровая родословная морских узлов | «Красный Север»
0°C

обновлено: 07:01, 24 января 2023

Общество

Тундровая родословная морских узлов

Между моряками и оленеводами немало общего. Это и высочайшая автономность, и вечное движение, и протяженные маршруты и, конечно же, особая философия бытия. А еще и тем и другим присуще чувство коллективизма, умение довольствоваться малым, зависимость от капризов природы… Эх, всего не перечесть!


Капитан на судне — это ясавэй в тундре. Свёрнутые паруса напоминают увязанный на санях нюк чума, а возы, перетянутые верёвками — закреплённый груз на палубе судна. На закате солнца одиноко стоящие сани с воткнутым хореем могут показаться небольшой яхтой. Но самое удивительное, что и моряки, и оленеводы вяжут одинаково замысловатые узлы! Они важны для работы с такелажем на судне и в оленьей упряжке, да и в повседневном быту для них везде найдётся применение. Каждый узел — шедевр практицизма и простоты. Эти два качества особенно роднят людей тундры и моря.

Морские узлы классифицированы и описаны, множество пособий по их завязыванию сделали их популярными среди альпинистов, туристов и обычных людей. Но я ни разу не встречал описания узлов оленеводов. Их не так много, и они во многом схожи с морскими. Это и не удивительно, ведь учёные подсчитали, что на нашей планете за пять тысячелетий придумано не более 500 узлов и делить их на всех нет смысла.

Есть у меня и своя небольшая история, связанная с узлом. Город Николаев, 1989 год. Идут занятия по борьбе за живучесть корабля и экипажа в образцовой учебной воинской части Черноморского флота. Я, курсант четвертой роты, отрабатываю собственное спасение — находясь в воде, обвязываю себя под мышками брошенным спасательным концом. Задание выполнено, но преподаватель — старший мичман — никак не может понять завязанный мной узел. Своё назначение он выполнил: не затягивается, легко развязывается. Очень похож на булинь, или беседочный узел, но завязан не по правилам. На вопрос, что это такое, выслушивает мой ностальгический рассказ о бескрайних просторах Большеземельской тундры, особенностях жизни оленеводов и как на одну верёвку можно привязать десяток оленей, чтобы они не задушили друг друга. Свой рассказ я сопровождаю показательным номером: вяжу курсантов-сослуживцев. В глазах подошедших офицеров вспыхивает горячий интерес, но Устав, особенно морской, требует чёткого выполнения…

Завязанный мною узел — один из основных в тундре. Назовём его оленеводческим. Думаю, его используют представители всех национальностей, занимающихся оленеводством: ненцы, коми, ханты и другие народы Севера. С его помощью легко привязать и оленя, и собаку. Для рогачей с норовом он трансформируется в полноценную уздечку. А слегка изменив узел, на верёвку можно привязать несколько оленей, не опасаясь, что животные развяжут или удавят друг друга.

Уже позже, изучая историю узлов, нашёлся повод для того, чтобы расстроиться. Любимый и уважаемый в тундре узел описан в одном из справочников как калмыцкий. Он относится к числу самых практичных и надёжных. Его название свидетельствует об отечественном происхождении.

И хотя калмыцкие степи не ассоциируются ни с морями, ни с кораблями, сей узел издавна применяется в российском флоте. А вот зарубежные моряки его не знают, и, как это ни странно, он не фигурирует ни в одном из многочисленных пособий по вязке узлов, изданных за рубежом.

«Калмыцкий узел вяжется почти мгновенно, надёжно держит и быстро развязывается, если дёрнуть за ходовой конец. Моряки его применяют для временного крепления бросательного конца к огону швартова при подаче последнего с судна на причал.

В повседневной жизни им пользуются для крепления вожжей к уздечке, для привязывания лошади в конюшне. Если в петлю калмыцкого узла пропустить ходовой конец, не сложенный вдвое, то узел не будет являться быстроразвязывающимся. В таком виде он называется казачьим узлом».

Такое описание в своей книге «Морские узлы» даёт Лев Скрягин.

Думаю, что кочевые народы не в обиде за то, что не на их территории был впервые описан этот старинный узел. Не будем обижаться и мы.

Ещё один узел из тех, что часто используются в тундре, оказался с морским названием — простой быстроразвязывающийся бегущий узел. Применяется там, где нужно что-либо быстро привязать и без труда развязать: собаку на верёвке, вожжу оленьей упряжки, переброшенную через копыл саней, конец рыболовной сети.

Кстати, часто встречается морской выбленочный узел, называемый среди оленеводов почему-то якорным. Завязывая такой узел, кочевники нередко комментируют: «Заякорил!» Чаще всего с одного конца остаётся петля, и его снова можно быстро развязать.

Как же не вспомнить ещё один узел, отношение к которому очень сходно как у моряков, так и у оленеводов, — бабий. Чего не должны делать моряки, так это завязывать бабий узел. Флотскому человеку, незадачливо завязавшему этот узел даже на берегу, будет стразу поставлен диагноз — «позор для флота».

У оленеводов этот узел называется и бабьим, и покойницким. Завязывать его на олене недопустимо. Тряпичный или капроновый ошейник, затянутый на шее животного таким образом, делает оленя согласно примете потенциально пропавшим. Этот узел за всю историю наделал много бед, унёс немало человеческих жизней.

Умение быстро развязать узел тоже немаловажно, особенно зимой, когда верёвки и ремни дубеют на морозе. А вот пользоваться ножом, чтобы освободить оленя от удавки, — крайний случай. Всё должно развязываться и расстёгиваться с помощью чалаков (костяных, деревянных, пластиковых пуговиц на упряжи). Поэтому в обиходе тундровиков почти нет глухих узлов, которые трудно развязать — на них верёвки в тундре не напасёшься.

Есть ещё один узел, который, как мне кажется, используется только оленеводами, потому что этим узлом завязывают оборы на тобоках. Представьте, как трудно будет развязать зимой обледенелые шерстяные ленты. Накрученные специальным образом вокруг голени, они прочно держатся и легко развязываются. Но и тут, если внимательно присмотреться, он напоминает морской узел «простая марка».

Таким образом, казалось бы, две совершенно разные профессии объединены простым, а порой и замысловатым узлом.


Текст: Леонтий Чупров

Журнал «Северяне», №1, 2022 г.


1

0

0

0

0

0



обновлено: 07:01, 24 января 2023

Темы

Архив журнала «Северяне», История Ямала