0°C
Салехард

Агропром

Ямальских кочевников зовут в общины

Округ стимулирует деньгами стремление тундровиков обрести юридическое лицо.


Между количеством проданной оленины и бюджетными субсидиями, которые власти региона выделяют национальным общинам, установилась прямая связь.

Так, крупнейшее из таких хозяйств «Харп» в Ямальском районе сдало в минувшую забойную кампанию 340 тонн мяса и получило внушительную финансовую поддержку – 31 миллион рублей.

Отметим, что эта организация уже давно пользуется субсидиями от департамента АПК, торговли и продовольствия ЯНАО. Впервые такую схему взаимодействия местные общинники оценили еще в 2009 году, когда получили 4,5 миллиона рублей за заготовку 110 тонн оленины. Сейчас они планируют поднажать и по итогам новой забойной кампании собрать на складах 350 тонн диетического продукта.

Как рассказала «КС» финансовый консультант окружного госучреждения «Объединение по экономическому развитию КМНС» Наталья Соколова, материальная поддержка ежегодно выделяется дюжине национальных общин, специализирующихся на мясозаготовках. Нынче любой кочевник может создать такую организацию и, полагаясь на собственное трудолюбие, рассчитывать на большие или малые субсидии. В том числе и в рыбодобыче.

– Одна из старейших, работающих в этой отрасли – община «Горно-Князевская». За ней закреплено семь рыбопромысловых участков, – говорит наша собеседница. – И если в 2009 году они добыли 11 тонн живца и получили 88 тысяч рублей, то в 2016 году наловили уже 96 тонн, за которые им выплачено более трех миллионов рублей. Также «Горно-Князевской» давали субсидии на мелиоративный лов рыб. За 2014–2015 годы он составил 84 тонны, на сумму свыше трех миллионов рублей.

Всего же финансовую помощь каждый год предоставляют примерно 15 общинам, добывающим «живое серебро».

В 2017 году в перечень получателей господдержки включили две общины КМНС, занимающиеся сбором дикоросов.

УВОЛИЛИСЬ И СТАЛИ «ХОЗЯЕВАМИ ЗЕМЛИ»

Потомственный оленевод Альберт Сэротэтто из Ярсалинской тундры считает, что будущее за теми, кто не боится вести собственный бизнес.  Шесть лет назад он создал семейно-родовую общину со звучным названием «Я Ерв», что значит «хозяин земли». Взяв в компаньоны отца и четырех братьев, кочевник уволился из МОП «Ярсалинское», ушел на вольные хлеба.

– У нас стадо в две с половиной тысячи голов, летом кочуем от Ярсалинской тундры до Бованенково, а к зиме уходим в Надымский район, – рассказал он. – Мы все раньше работали в совхозе, пока отец не ушел на пенсию. Неудобно стало… У нашей семьи большое стадо, многие из коллег были недовольны тем, что оно едва ли не больше остального сов-хозного… Решили отделиться. А чтобы не остаться совсем без поддержки государства – создали общину.

Тревога за будущее у Альберта Сэротэтто оказалась обоснованна. Оленеводы-частники по сию пору лишены множества привилегий, которые есть у хозяйств и общин. По сути, если абориген, кочующий в тундре, не работает в хозяйстве и не имеет юридический статус, хоть того же индивидуального предпринимателя, то считается нетрудоустроенным. А значит, впоследствии будут проблемы и с получением трудовой пенсии. Социальная же – сущие копейки…

При этом у общинников в отличие от частника преимущество и в очереди на сдачу мяса. Они включены в график забоя.

Как говорит ярсалинский оленевод, ежегодно «Я Ерв» получает субсидию от профильного департамента за поставленную продукцию.

– Наш план пока 10 тонн оленины: это 300–350 голов. Дотация за них составляет около одного миллиона рублей. Помимо этого, с нами за мясо рассчитывается убойный комплекс – МП «Ямальские олени». Полученных денег вполне хватает на безбедную жизнь наших семей. Но если бы субсидия была выше, мы бы сдавали раза в два больше оленей, – утверждает наш собеседник. – Живем от забойки до забойки. Примерно полмиллиона рублей уходит на бензин во время касланий. Остальное на продукты, запчасти к снегоходу и так далее. На питание забиваем в год около 30 голов. Плюс еще 15–20 телят летом, из шкур которых шьем кисы и малицу, а мясо съедаем, – подытожил Альберт Сэротэтто.

ЛУЧШЕ БЫТЬ ОБЩИННИКОМ, ЧЕМ БИЗНЕСМЕНОМ

Некоторые из коренных северян даже сворачивают частный бизнес, считая, что в новом статусе заработают больше денег. К примеру, житель Шурышкар Николай Кондыгин решил закрыть в родном селе продуктовый магазин и создать рыболовецкую общину.

– Жалею, что три года назад оформил торговую точку, нужно было сразу браться за традиционный промысел, –  рассудил предприимчивый селянин. – С детства знаю секреты лова, много лет работал на одном из участков Горковского рыбозавода, да и «живое серебро» всегда пользуется спросом. А в магазине продукты плохо разбирают…

У мужчины уже собраны документы на общину, которую он назвал «Ван рут», по-хантыйски «близкие родственники». Название соответствует сути дела, ведь вместе с нашим собеседником будут трудиться его жена и мама.

– По договору собираюсь нанимать рыбаков из местных жителей. Сейчас зарегистрируюсь и подам заявку в профильный департамент на рыбучастки. Хочу вести лов ближе к поселку, на Малой Оби. Живца планирую сдавать на Салехардский комбинат, у них ходит катер в летнюю путину и собирает у общинников продукцию. Но главное, рассчитываю на финансовую помощь округа. Правда, получу ее только через год работы. Нужно будет доказать, что община существует не только на бумаге.

Комментарий

ЗАРЕГИСТРИРУЙСЯ И ПОЛУЧАЙ ПОДДЕРЖКУ

О том, что частникам «без статуса» трудно зарабатывать на хлеб насущный, говорит и Алексей Тарагупта, директор Объединения по экономическому развитию КМНС.

Он напомнил, что сейчас в качестве мер поддержки тундровиков действует лишь одна программа, по которой можно получить комплекты чумов, печи, брезент, лампы и тому подобное.

– Коренные северяне измеряют благополучие оленями. Но стадо не всегда помогает избегать материальных проблем, ведь у частника нет гарантированного источника дохода, – подчеркнул он. – Кроме продажи мяса, а оленей он обязан сдавать только на убойный пункт, так как вне этих комплексов забой запрещен, рассчитывать ему особо не на что.

По словам руководителя, чтобы обрести уверенность в завтрашнем дне, тундровикам необходимо позаботиться о регистрации юрлица, объединиться в небольшие хозяйства. Причем неважно, какой будет статус: община КМНС, общество с ограниченной ответственностью или сельхозкооператив. Главное – все эти организации имеют право на субсидии и дотации из окружного и федерального бюджетов.

– Конечно, речь не идет о том, что все виды помощи свалятся, как манна небесная, – подчеркнул Алексей Тарагупта. – Но в организованном коллективе легче ставить и решать задачи. А мы помогаем всем заинтересованным тундровикам создавать юридическое лицо. В отдаленные поселки выезжают наши специалисты, которые ведут разъяснительную работу среди кочевников. Также мы оказываем бесплатную помощь в оформлении необходимых документов.

Более подробно об этом на портале народов Севера: dkmns.ru. Или по телефонам: 8 (34922) 3-11-58, 4-75-27. Кстати, документы можно отправлять и на электронную почту: kmnc01@yandex.ru.


0

0

0

0

0

0



Темы