0°C
Салехард

Какой нужен разряд, чтобы обыграть своего деда в шахматы?

Летом я встретил друга. Год назад Паша выпустился с разрядом кандидат в мастера спорта. И вот, спустя десять лет, мы решили сойтись в неравной битве.


За последние несколько лет Павел ничуть не изменился. Все такой же металлист-шахматист в кожаной куртке. Однако перед партией собеседник преобразился, выражение его лица стало задумчивым. Исход был очевиден, но игра себя оправдывала.

– Меня еще в четыре года дед учил играть в шахматы, – сказал Павел, поправляя фигуры.

Помню, когда я был еще в детском саду, к нам пришли тренеры из шахматной школы. Именно тогда я и заинтересовался этой игрой. В садике нас учили тому, как передвигаются фигуры. Потом я из шахматной школы ушел, а он продолжил. И вот передо мной сидит человек, потративший большую часть жизни на эту игру.

– Скажи, ты празднуешь день шахматиста?

– Ни разу не слышал о нем. Да и в шахматной школе никогда никто не говорил. Не думаю, что многие спортсмены о нем знают, – предполагает Паша.

– А в турнирах участвуешьх? Играл с кем-нибудь знаменитым?

– Раза четыре я был призером окружного турнира. Последний раз участвовал где-то полгода назад. Мне доводилось играть с Карповым. Еще играл с чемпионкой мира до 20 лет Александрой Горячкиной, с гроссмейстерами. В Салехарде их несколько человек, – отмечает Павел.

– Не думал ли стать тренером через несколько лет?

– У меня была идея стать тренером для детей в шахматном клубе. Конечно, это самое сложное, что может быть, но оно того стоит. Если стану тренером, буду напоминать ученикам про день шахмат.

При работе с детьми уровень игры садится, говорит Паша. Чтобы его поддерживать, нужно постоянно практиковаться с более опытными соперниками.

Чтобы мастерски переставлять фигуры, нужна не только умственная, как все считают, но и физическая подготовка. Без нее долго не высидеть. Шахматы развивают усидчивость и внимание. Я это помнил, но поделать ничего не мог, – больше 40 минут не просидел.

– Если ты неусидчивый, быстро теряешь концентрацию, – напоминает Павел и ставит мне шах и мат. – Хорошо помню свою самую длинную партию, она длилась шесть с половиной часов. Играл с итальянцем. Я предложил ему ничью, и он согласился. На самом деле он мог выиграть, но был слишком утомлен.

Шахматы – игра стратегий, ловушек и жертв. Если противник жадный до фигур, неусидчивый или невнимательный, его можно ловить на этом и наказывать за ошибки. Это не такое спокойное и размеренное занятие, как может показаться на первый взгляд. В шахматах часто случаются смешные и не очень моменты, врезающиеся в память надолго.

– У всех шахматистов есть любимые партии и истории. Один момент я запомнил надолго. Это был чемпионат России. Уровень игроков, думаю, понятен. Мы от Ямала ездили на командные соревнования, и мой товарищ по команде поставил пат сопернику. Сама ситуация пата на чемпионате мира – это достаточно смешно. Предусмотреть пат учат в первые годы в школе, а тут человек с опытом такое вытворяет.

Основам этой древней игры Пашу учил дедушка. Но, даже получив звание КМС, ОН у деда так ни одной партии и не выиграл…

Фото из архива Павла Аристова


0

0

0

0

0

0



Темы