0°C
Салехард

Блоги

В окружении тайги

Чтобы узнать, как живут представители коренных малочисленных народов Севера, мало просто с ними поговорить, надо окунуться в их мир с головой. Мне давно этого хотелось, и вот наша съемочная группа отправилась в гости к ханты.


Место, где обосновалась большая и дружная семья Мултановых, расположено в двух часах езды от Муравленко, на территории Сугмутского месторождения. Стойбище стоит глубоко в лесу. С одной стороны – деревья стеной, с другой озеро, а посередине – небольшая избушка, кораль, лабаз, баня и даже самодельная печь, где хозяйка Татьяна Мултанова выпекает собственный хлеб. Кстати, он очень вкусный!

До места нас довез на джипе сын Мултановых Дмитрий. Оказывается, ханты уже не пользуются чумами для жилья, они строят небольшие избушки.

– Раньше больше каслали, а чум быстро разбирался и собирался, поэтому и пользовались им. Были нарты специальные, отдельно для чума, посуды, еды, одежды, – рассказывает хозяйка Татьяна. – Сейчас есть транспорт, на котором можно быстро добраться до места рыбалки или сбора ягод. Опять же оленей проверить тоже можно на буране. Не обязательно с собой все хозяйство таскать.

Шкуры как и раньше хранят в лабазе
Шкуры как и раньше хранят в лабазе

Ханты не живут в чумах, как раньше, теперь они строят избушки. А лабазы (своеобразные места для хранения продуктов и шкур) по-прежнему строят. Они стоят на высоких ножках, защищая запасы от разного лесного зверья. Удобнее пока ничего не придумали. 

У Мултановых около 400 оленей. Мы их не застали в корале, хотя хозяева все приготовили для их появления – дымокур из пустых бочек соорудили, запаслись зелеными ветвями сосны.

– Оленям дым хорошо помогает от мошки и оводов. Разведешь дымокур, они станут под дым и наслаждаются спокойствием, – рассказывает глава семейства Анатолий. – Вчера вот только приходили, а сегодня нет. Может, на летнике.

А еще пожаловался на то, что появился в округе молодой медведь. Уже несколько раз оленят задирал. Стадо напугал, разделил на две части, которые разошлись в разные стороны. Но хозяин не переживает, говорит, скоро сами соберутся.

У Татьяны и Анатолия четверо детей. Трое из них как раз были на стойбище. Оксане 27 лет, она отучилась на лаборанта. Надеется скоро получить работу в городе. Но всегда рада приехать к родителям.

– Возвращаюсь сюда с удовольствием. Потому что я выросла в лесу, все свое детство здесь провела, – говорит девушка. – Мы ведь раньше редко в городе бывали. Всего несколько раз за год выезжали за продуктами.

Вместе с мамой Оксана готовит для мужчин еду, занимается домашним хозяйством. По вечерам шьет. Когда первый подол платья вышила бисером, ей было совсем немного лет, но зато гордость ее распирала просто.

– Конечно, первый раз немного коряво получилось, но все же, – рассказывает Оксана. – Сейчас уже все по-другому. Месяц всего требуется чтобы украсить свою одежду. Бисеринка к бисеринке и получается узор. Вот только пока с кожей у меня не совсем получается работать, но я стараюсь.

Татьяна говорит, что специально детей они ничему не учат. Она занимается своими женскими делами, муж – мужскими, а дочь и сыновья просто всегда рядом. Смотрят и учатся всему. Например, восемнадцатилетний Дмитрий в шесть лет сделал первые нарты. Правда, они были игрушечные, но зато сейчас он в этом деле просто мастер.

– Сначала сложно было. Особенно когда первые настоящие нарты делал. Отец помогал, – говорит Дмитрий. – А потом уже легче стало. Сам могу выбрать нужное дерево – ровное, лучше ель или березу. Знаю, какими должны быть ездовые нарты, нарты для хозяйства, священные нарты.

Дима – надежда своих родителей. Он сейчас студент Ямальского полярного агропромышленного техникума. Учится на ветеринара, собирается вернуться в тайгу, пасти оленей и лечить их.

– Я с детства рядом с животными. Олени, собаки. И все они могут заболеть, – добавляет Дмитрий. – Хочу им помогать.

А его мама с гордостью говорит, что сын решил выбрать для практики тему глазных заболеваний, потому что у оленят часто бывают проблемы с глазами.

Младший сын Мултановых Семен пока школьник. В этот году он пойдет в девятый класс. Как и его старшие сестра и брат, лето проводит на стойбище, помогает родителям. Пока с профессией он не определился, но уверенно говорит о том, что стойбище, олени и тайга это его жизнь. Без них он не может.

У всех детей есть небольшое приданое.

– Пока дети были маленькие, им дарили оленят. Сразу говорили: это твой, а это твой. С годами оленята подрастали, плодились, так что теперь у каждого есть маленькое стадо, – говорит Анатолий. – Будет с чего начинать самостоятельную жизнь.

Их старший сын Вадим только писать научился и сразу специальную тетрадь завел. Стал туда записывать всех оленей. Кто от кого родился, кому принадлежит. Никто его этому не учил, но и останавливать не стали, теперь уже сами продолжают вести учет поголовья.

С годами жизнь коренных народов меняется, но, несмотря ни на что, они сохраняют собственные традиции. Вместе с тем не отказываются от современных девайсов. Есть у них машина, бураны, в избушке стоит газовая печь. Это намного облегчило жизнь. Но при этом Татьяна, как и прежде, вручную обрабатывает шкуры животных, Анатолий и сыновья с легкостью могут метнуть тынзян и заарканить оленя. Эти люди бережно относятся к традициям, передают их детям.

Нарты собственными руками
Нарты собственными руками

Не вышли из "моды" и нарты. Их умеет делать каждый мужчина, даже если ему всего (по нашим меркам) восемнадцать. 

Заготовка дров
Заготовка дров

Заготовка дров, как и раньше, мужская работа. Отец с сыновьями запасают "кормом" для печки. 

Ольга ЧЁРНАЯ, фото автора


0

0

0

0

0

0



Темы