0°C
Салехард

Экономика

Крайний Север хотят осветить «ядерными батарейками»

Министр энергетики России пообещал льготы для высоких широт, «Росатом» намерен запустить в Заполярье малые атомные электростанции, а томские ученые изобрели из отходов новое арктическое топливо. Об этом – в очередном обзоре «Красного Севере» экономической жизни Арктической зоны РФ.


Министр энергетики России Александр Новак выступил за распространение льготного налогообложения и других специальных преференций, действующих на Дальнем Востоке, на Арктическую зону России.

«Мы предлагаем рассмотреть возможность распространения режима территорий опережающего социально-экономического развития и механизмов, применяемых на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе, на Арктическую зону России», – написал он в своей авторской колонке для «Нефтегазовой вертикали». С учетом того, что подобную позицию недавно высказывал и главный правительственный куратор Дальнего Востока и Арктики вице-премьер Юрий Трутнев, есть основания полагать, что, несмотря на жесткое сопротивление Минфина, так оно со временем и будет.  

Сейчас на Дальнем Востоке 13 территорий опережающего социально-экономического развития. В каждой на 70 лет введены упрощенные административные процедуры для инвесторов и существенные льготы, например, освобождение в течение первых пяти лет от  налогов на прибыль, землю и имущество, отсутствие таможенных пошлин и многое другое. За три года (с мая 2015-го по май 2018-го – более свежих данных нет) под эти условия в дальневосточные «зоны» пришло более 300 инвесторов с проектами почти на три триллиона рублей в совокупности. 

Между тем в Арктике портфель перспективных проектов, который формирует правительство, как подчеркнул Александр Новак, вырос до 150. Более 48 % из них относятся к сфере добычи и переработки полезных ископаемых, по 7% приходится на  геологоразведку и шельф, по 5 % – на промышленность и энергетику. Их общая стоимость приближается к пяти триллионам рублей, из которых четыре вкладывают корпорации.

«Сегодня Россия уделяет повышенное внимание развитию ТЭК на северных территориях. Мы уверены, что поддержка геологоразведки и добычи углеводородов в Арктике – залог будущего отечественной нефтегазовой отрасли», – убежден министр энергетики. 

Арктический ТЭК тем временем продолжает играть роль лидера в притяжении инновационного машиностроения в Россию.  На днях стало известно, что компрессорное оборудование германского концерна Siemens, предназначенное для второго завода по сжижению природного газа на Ямале, будет производиться не на исторической родине, а в России. 

«Мы недавно подписали соглашение с компанией «НОВАТЭК» по поставке компрессорного оборудования для «Арктик СПГ 2». И здесь важно то, что мы не просто будем поставлять оборудование для СПГ-проекта, но и собираемся локализовать его на базе нашего предприятия в Ленинградской области», – заявил глава Siemens в России Александр Либеров.

На Севере будут ставить атомные станции

«Росатом» намерен строить ядерные установки малой мощности для выработки электро-энергии и обогрева северных населенных пунктов. По словам главы госкорпорации Алексея Лихачёва, в первом квартале 2019 года в правительство передадут перечень территорий, для которых целесообразно и технически возможно размещение подобных установок.

Сейчас на Русском Севере в зоне вечной мерзлоты есть только одна АЭС – Билибинская. Ее построили в 70-х годах прошлого века на Чукотке для золотодобывающих предприятий, срок службы подошел к концу. 

На замену «Росатом» сделал плавучую АЭС (ПАТЭС) «Академик Ломоносов» – с реакторами, как на атомных ледоколах «Таймыр» и «Вайгач». Электрической мощности в 70 Мвт и тепловой – в 50 Гкал\час достаточно, чтобы 40 лет обогревать и отапливать северный город с населением до 300 тысяч человек. Плюс станция опресняет за сутки по 240 кубометров морской воды. Уже осенью она встанет в Певеке, а потом, возможно, в Северодвинске, Вилючинске и в устьях больших северных рек.

Есть в России еще один проект, который на порядок дешевле ПАТЭС. 15 лет назад на паях с тем же «Росатомом» его затеял «алюминиевый король» – владелец «РУСАЛа» Олег Дерипаска. В качестве «батареек» предлагались реакторы типа СВБР (реактор на быстрых нейтронах со свинцово-висмутовым теплоносителем), которые используются на российских атомных подводных лодках. 

Реактор – песня! Неприхотливый к топливу, устойчивый к внешним воздействиям, многократно апробированный. Институт «Атомэнергопроект» разработал на его базе проект модульной мини-АЭС (до 100 Мвт), которую можно было бы размещать практически для любых целей – выработки электроэнергии, отопления, опреснения воды, нефтехимии, и в любых климатических условиях. Причем, по проекту, моноблок реактора и основные модули собирались бы в заводских условиях, перевозились по железной дороге и монтировались на месте. Подобная крупноузловая сборка (как на заводе «Ямал СПГ») позволяла сократить срок строительства энергоблока с 5 лет до 42 месяцев. А расчетный срок эксплуатации такой «батарейки» составлял 60 лет. 

В 2010 году Дерипаска и «Росатом» начали в Димитровграде (Ульяновская область) строить наземный прототип такой мини-АЭС. Однако больше года назад объект вывели из федеральной целевой программы «Ядерные энерготехнологии нового поколения на перспективу до 2020 года». Тем не менее в «Росатоме» уверены в жизнеспособности начинания, и в том, что после 2020 года он будет возобновлен. Может быть, у него к тому времени будет другой инвестор. 

Конечно, при освоении нефтегазовых месторождений на Ямале применение мини-АЭС выглядит откровенной экзотикой. Однако неприхотливые, автономные и быстро монтируемые «ядерные батарейки» мощностью 10–20 Мвт могли бы найти хорошее применение при освоении месторождений твердых полезных ископаемых в Заполярье. Например, в том же Харпе. По крайней мере, так думают в «Росатоме».

Изобрели морозоустойчивый гель-топливо

Ученые Томского политехнического университета (ТПУ) создали экспериментальные образцы топлива, которые способны гореть даже при температуре минус 95 градусов. Оно находится в гелеобразном состоянии и готовится из отходов. 

«В качестве горючей основы при изготовлении образцов гелеобразного топлива мы используем масла нефтяного происхождения, в том числе отработанные турбинные, трансформаторные и автомобильные. Способ их загущения реализуется на основе метода получения криогелей. Путем смешивания при определенных условиях мы получаем жидкие масляные эмульсии. После цикла замораживания и оттаивания эти эмульсии переходят в гелеобразное состояние», – говорит доцент Исследовательской школы физики высокоэнергетических процессов ТПУ Дмитрий Глушков.

Топливо в форме геля, по мнению томских ученых, обладает рядом существенных преимуществ перед традиционным: оно безопасно и удобно при транспортировке и хранении. В зависимости от компонентного состава можно получать образцы с относительно высокими экологическими или энергетическими характеристиками процесса горения, в том числе за счет добавления мелкодисперсных частиц металла.

Следующий этап – создание двигателя, который бы работал на таком морозоустойчивом топливе. В Томске уверены, что он тоже вскоре появится. 

«Пока в энергетике не созданы устройства для широкого применения гелеобразного топлива. Но это перспективный класс топлив, которые способны на практике решать определенные задачи, не характерные для известных жидких твердых топлив. Мы уверены, что будут созданы соответствующие перспективные энергетические устройства. Это лишь вопрос времени», – убежден профессор ТПУ Павел Стрижак. 

Тем временем войска, дислоцированные на территории арктических регионов, начали снабжать новым дизельным топливом и маслами, разработанными по рецептам научно-исследовательского института «25-ый ГосНИИ химмотологии Минобороны России» для применения в условиях Крайнего Севера и Арктики. 

«При минус 65 градусов проблем при запуске дизельного двигателя не будет», – заверил журналистов начальник института Владимир Середа. Хотелось бы, чтобы через какое-то время подобное топливо совершенно легально мог купить себе и любой «гражданский» житель Арктики. 


0

0

0

0

0

0



Темы