0°C
Салехард

Экономика

Научного мониторинга северной рыбы больше не будет

Госрыбцентру сократили финансирование на научные исследования. Многолетние наблюдения  за нерестом и зимовкой рыб прервутся, сообщил «КС» Андрей Матковский, кандидат биологических наук, заведующий эколого-сырьевыми исследованиями учреждения.


– Такова тенденция нашего времени – сокращать финансирование исследовательских работ. В свое время так же урезали штат Гидрометеослужбы, дескать, зачем стране столько подробностей о погоде. «Внезапные» паводки показали важность детальных наблюдений, – отметил наш собеседник.

– В этом году мы вынуждены уйти из эстуариев (устье, расширяющееся к морю. – Прим. авт.). Как раз туда планирует зайти ОАО «Совхоз Пуровский». Аграрии подготовили флот, у них есть база. Теперь нужны рекомендации по рыбным ресурсам – что там можно добывать. А мы им ничего сказать не сможем, потому что таких исследований в рамках госзаданий не запланировано. Очевидно, автономному округу придется вложиться в эту работу, поскольку у совхоза нет денег на исследования, – комментирует представитель Госрыбцентра.

Кстати, наш собеседник приветствует планы совхоза наладить промысел в северной части Обской губы. В соленой части акватории слабо освоены запасы наваги (морская рыба семейства тресковых). Сейчас, когда интенсивно осваивается порт Сабетта, рыбаки могут рассчитывать на хороший рынок сбыта. Благо не надо далеко везти и перерабатывать добытую рыбу.

Ученый утверждает: сейчас детальные исследования биоресурсов актуальны как никогда. В бассейне северных рек происходят серьезные изменения. Стало больше частиковых, уловы уже на уровне советского периода, причем каждый год отмечается их рост. При этом добыча сиговых, которые всегда составляли основу ямальского промысла, снизилась с 70 до 20 процентов. Именно сейчас, наряду с интенсивным изъятием частиковых, надо активно зарыблять водоемы сигами и осетрами.

Нынешнее многоводье серьезно сказалось на распределении в Обской губе ряпушки, она ушла севернее. В такие годы зона пресной воды перемещается дальше – к морю. Рыба этим пользуется – осваивает новые кормовые ресурсы.

Кстати, еще неизвестно, что сильнее повлияет на перемещение границы солености: многоводье или углубление Обской губы в районе порта Сабетта. Уже звучало мнение, что с приливами со стороны Карского моря соленая вода проникнет в центральную часть губы – основные места зимовки рыб. Исследованием этого вопроса сейчас занимается Госрыбцентр и гидрологи из Санкт-Петербурга, результаты будут к концу марта.

– Конечно, соленость скажется на условиях зимовки рыб. Не только ряпушка, но и муксун, нельма, чир, пелядь – вся пресноводная рыба утратит часть своих нагульных и зимовальных акваторий. Так что проблема серьезная. У нас рыбные ресурсы лимитируются благоприятными местами зимовки. Если есть такие условия, все, что народилось и выросло за лето – выживет, если нет – будут заморы. Опять же такие исследования должны осуществляться не разово, мониторинг должен быть постоянным, чтобы видеть в динамике, что происходит. Интересно посмотреть, что будет в маловодный год, – такой же, каким был 2012-й, когда влияние соленых вод было наиболее выражено, – размышляет Андрей Матковский.

Комментарий

АНДРЕЙ МАТКОВСКИЙ: «НА БРАКОНЬЕРОВ КВОТУ НЕ ЗАКЛАДЫВАЛИ»

Регулирование промысла дает свои плоды: на Ямале стало больше сига-пыжьяна. А вот запасы муксуна, нельмы и чира, к сожалению, снижаются…

Но здесь нет вины Госрыбцентра, который определяет квоты, комментирует Андрей Матковский. Несмотря на запреты, поголовье белорыбицы сильно страдает от браконьерского промысла.

– Правонарушители добывают много муксуна и нельмы, у них налаженный «бизнес», на который мы не в силах распространить квоты, – сетует ученый. –  Недавно были рейды по зимовальным ямам – все забито браконьерскими сетями… Пора бы определиться, для чего мы занимаемся воспроизводством, тратим деньги на строительство заводов, выпускаем молодь…Этим пользуются браконьеры, которые даже налоги не платят. Считаю, что надо уничтожать браконьерские плавы, нечего тут церемониться. Как в войну: противотанковые ежи топили, чтоб ни одна плавная сеть по песку не могла пройти, – предлагает кардинальные меры ученый. И добавляет: – Браконьеры  технически  хорошо оснащены – не бедные. Они разом навалились на рыбные запасы, в итоге мы утратили и сибирского осетра, и муксуна, и нельму. Если сейчас не заниматься искусственным воспроизводством, последние стада белорыбицы будут добиты. Муксун и нельма уже почти не встречаются в нашем контрольном лове. В прошлом году попалось всего семь особей нельмы, и то неполовозрелых. Взрослый муксун тоже не встречался, в Обской губе добивают последнего – ловят на мелкую сеть, с семидесятки переключились на пятьдесят пятую. Видимо, есть рынок сбыта среди вахтовиков. 


0

0

0

0

0

0



Темы