0°C
Салехард

Культура

Ямальские книги. Игумен в Обдорске, влюблённый ненец и ребёнок Севера

Два дня назад Ямало-Ненецкий автономный округ отпраздновал очередной день рождения. 91 год – это, конечно, не юбилей, но у нас, как известно, год за пять – условия жизни суровые, каждый новый возведённый дом, каждый метр ровного дорожного полотна – свидетельство сильного характера. Лучший способ познакомиться с жизнью округа – пожить здесь пару лет, а если такой возможности нет, поможет культура. В сегодняшнем обзоре мы расскажем о ямальских авторах, представив не только разные жанры, но и несколько поколений писателей.


Иван Семёнович Шемановский «Избранные труды»

Иван Семенович – бывший игумен РПЦ, миссионер, этнограф, историк, основатель первого музея на Ямале. Он родился в 1873 году на территории современной Польши, рано осиротел, окончил Новгородскую духовную семинарию, после чего попросился быть членом Обдорской миссии.В 1898 году Шемановский прибыл в волостное село Обдорск (прежнее название Салехарда) Тобольской губернии. За время служения в миссии основал инородческий пансион, миссионерскую школу, библиотеку и краеведческий музей. Искренне интересовался культурой местных жителей, много писал об «инородцах Тобольского севера». Первым занялся выращиванием овощей в Обдорске.

Фото: lit89.ru
Фото: lit89.ru

Позже был переведён в Тверь, но продолжил переписку с жителями Обдорска, изучал ненецкие сказки и легенды, помогал в работе Борису Житкову (исследователь Севера России). В 1912 году стал первым настоятелем Свято-Духова монастыря в Царицыне (ныне – Волгоград), позже был переведён в Корею и возглавил Сеульскую православную миссию.

С 1905 года Иван Семёнович тесно общался с революционерами и в 1918 году был принят в организацию коммунистов-большевиков. От веры он, конечно, отрёкся и продолжил работать в редакциях коммунистических газет, школах, в агитпунктах воинских частей. Точная дата смерти не установлена, предположительно это случилось в 1922 году.

В 2011 году вышел двухтомник избранных трудов Шемановского, который составила Людмила Липатова. Кажется, эта книга должна стать настольной для тех, кто хочет знать историю своего края. В ней собраны записи «Из дневника Обдорского миссионера», истории обдорской миссии, заметки о жизни на крайнем северо-западе Сибири. Это живые наблюдения человека, который прибыл в Обдорск с открытым сердцем, любопытные зарисовки путешественника.

Стараясь описывать встреченных людей и происходящие события объективно, Шемановский в своих дневниках остаётся весьма поэтичным: «Был чудный полярный вечер, когда я выезжал на оленях из селения Хэ в опоэтизированное древней новгородской летописью Лукоморье – Обдорск. Как бы висевшая над землею луна освещала своим нежным светом величавую Обскую Губу. Затвердевшая от частых крепких ветров белоснежная пелена ее искрилась мириадами иссиня-белых фосфорических огоньков. Чистый воздух нехолодной ночи был так прозрачен, что можно было видеть далеко. Впереди меня и справа горизонт сливался с серо-синим небом, на котором едва виднелись маленькие северные звезды... Кругом было таинственно тихо».

Кроме личных впечатлений и наблюдений Ивана Семёновича, в обоих томах есть много любопытных иллюстраций разных лет.

2011 год

2 тома, 632 страницы

Составитель Л.Ф.Липатова

Читать в библиотеках округа

Анна Неркаги «Белый ягель»

Анна Павловна Неркаги – ненецкая писательница, произведения которой сегодня известны далеко за пределами России. Её повести и рассказы были переведены на венгерский, испанский, немецкий и английский языки. Уже который год в СМИ появляется информация о том, что творения Неркаги выдвигают на Нобелевскую премию по литературе, но давайте всё же не забывать о важном правиле Нобелевского комитета – списки претендентов от стран должны оставаться закрытыми многие годы. Но сомневаться не приходится, что многие деятели культуры и простые читатели хотели бы видеть Неркаги в Нобелевских номинантах.

Анна Павловна родилась в горах Полярного Урала у подножья хребта Сайрей, в 1970 году окончила среднюю школу в посёлке Аксарка и поступила на геологоразведочный факультет Тюменского индустриального института, но по семейным обстоятельствам оставила учёбу. Пару лет Неркаги работала методистом в Тюменском областном управлении культуры, а в 1978 году стала членом Союза писателей СССР. При этом вернулась к кочевой жизни.

Фото: culture.ru
Фото: culture.ru

В округе и стране Анна Неркаги известна как создательница частного крестьянско-фермерского хозяйства «Земля надежды» в тундре, этнопедагог и экологический проповедник.

Во всех её произведениях тема контакта человека с природой остаётся центральной. Кроме этого, Неркаги со знанием дела описывает быт, верования, менталитет, представления о семье и родовой принадлежности представителей кочевых народностей. Если всё это вам интересно, вы можете прочесть буквально любой рассказ или повесть Анны Павловны, которые найдёте в библиотеке.

«Белый ягель» мы рекомендуем, прежде всего потому, что эта повесть получила мировую известность благодаря экранизации 2014 года.

Эта полнометражная художественная картина, созданная Владимиром Тумаевым на ненецком языке, была показана на кинофестивале в Милане, а на 36-м Московском международном кинофестивале и на 21-м кинофестивале в Лос-Анджелесе получила награды разной степени.

«Белый ягель» – это история любви ненецкого парня Алёшки к уехавшей из стойбища в город Илне. Герой вынужден выбирать между традицией предков и собственными чувствами. При этом кажется, что в обоих случаях он не сможет смириться с судьбой и обрести счастье.

В последние годы Анна Павловна работает в жанре нон-фикшен, а также увлечена петроглифическим творчеством.

«Слова – пыль. Если бы люди больше молчали, как хорошо и долго они любили бы. В молчании же есть особая нежность и страдание. В страдании – кровь любви...»

2010 год

128 страниц

В библиотеках страны, в том числе электронных

Юлия Никитина «Полуночная земля»

Юлия Никитина в нашем обзоре по нескольким причинам. Во-первых, она представляет поколение молодых авторов, пишущих о жизни на Крайнем Севере. Во-вторых, она работает в оригинальном жанре графического романа (в данном случае, повести), благодаря которому можно увлечь литературой детей. В-третьих, Юлия, возможно, не осознавая этого, выступает от лица большого комьюнити со сложной самоидентификацией.

Никитина рассказывает о том, как воспринимает северную землю ребёнок первого поколения. Человек, чьи родители оторвались от своих родовых территорий, переехали к Полярному кругу и родили здесь детей. И вот эти дети не способны в полной мере ощутить себя своими ни на «большой земле», ни в суровом северном краю. Кажется, что у нас есть глубинная связь с Ямалом, ведь нас зачинали в этих краях, но коренными жителями называться мы не имеем права. При этом и в землях предков мы – чужаки, ведь детство и юность провели в своих северных городках и посёлках.

Фото: regnum.ru
Фото: regnum.ru

Как пишет (и рисует) Никитина в «Полуночной земле» – «я – стрелка компаса, которая всегда указывает на север».

Юлия Никитина родилась в Салехарде, начинала учиться ремеслу в Тюмени, заканчивала учёбу в Санкт-Петербурге. Но судя по работам художницы и по её страницам в соцсетях, она регулярно возвращается на Крайний Север. Иногда эти поездки связаны с окружными проектами, например, конкурсом «Ямальский комикс», который Юлия курировала.

Кажется, Никитина относится к тем некоренным жителям Ямала, кто навсегда породнился с округом.

В «Полуночной земле» художница сумела уловить и передать многие особенности взросления на Крайнем Севере. Такие, например, как необходимость догонять. Мы росли в посёлках, где одна школа и никаких художественных уклонов. Приезжая учиться «на большую землю», понимаем, что местные дети знают и умеют больше нашего, просто потому что имели доступ к большему. Поэтому на первых курсах вузов нам приходится их догонять.

У нас другое отношение к пространству. Выросшие там, где между домами могло быть болото или огромный пустырь, где деревья низкие и редкие, мы становимся тревожными, попадая в города с многоэтажками, вырастающими одна из другой.

У нас другое отношение к дому. 9 месяцев в детстве мы ждали благословенного часа, когда родители повезут нас на юг. Ждали лета, солнца, ярких фруктов, тёплого моря. Ждали этого движения в тёплые края, как обещания пары райских месяцев. И эта потребность кочевать во многих остаётся всю жизнь.

И это всё (и многое другое) Юлия Никитина смогла нарисовать, дополняя картинки метким текстом.

Кроме «Полуночной земли», рекомендуем ознакомиться с другой книгой автора – «Дневник штормов». Это путевые заметки Юлии из поездки от Салехарда до Карского моря.

2017, 2018, 2019 год

156 страниц

Boomkniga.ru – 320 рублей, Озон – 418 рублей

Если вы хотите рассказать о своём любимом ямальском писателе или поэте, напишите о нём в комментариях.


0

0

0

0

0

0



Темы