0°C
Салехард

Новости

Профессор моды из Европы в восторге от ямальского стиля

– У меня весь Таллин будет ходить в хантыйских ягушках, – заявила Пирет Пуппарт, автор формы олимпийской сборной Эстонии. – На днях приобрела у ямальских мастериц отличный образец и просто влюбилась в него – красота неописуемая!


«Этническое пальто народа ханты» – так по-научному можно назвать традиционное одеяние тундровичек, потрясшее эстонскую гостью. По словам собеседницы, летнюю ягушку она купила в центре Салехарда, на фестивале «Душа тундры».

Зарубежный дизайнер проявляет к народным мотивам профессиональный интерес. У финно-угров Эстонии и Ямала много общего, а все коллекции одежды Пирет пронизаны этическими мотивами.

– У нас в стране тоже есть масштабный этнофестиваль, – продолжает Пирет. – Во время него проходят лекции, мастер-классы, исторические обзоры, экскурсии. Чувствуется большой подъем духа, многие даже вывешивают государственный флаг…

Этно-платье для президента Эстонии

Пирет черпает вдохновение в национальном колорите и затем уже создает свои неподражаемые коллекции. В ее удивительной красоты платьях и костюмах ходит и первая леди, по совместительству президент Эстонии, и простые таллинцы, кому посчастливилось приобрести уникальный наряд. В красочной книге, которую выпустила Пирет, представлены образцы платьев и костюмов сочетающие царственную этнику и ненавязчивую современность.

Пирет гордится научным званием профессора моды, читает лекции в Эстонском художественном университете, рассказывает о традициях финно-угров.

– Современные студенты чаще всего не читают на кириллице, поэтому я использую фотоматериал из путешествий, и наглядные примеры, типа моей ягушки. А интерес к национальному колориту в Эстонии огромен. Я как дизайнер одежды вижу, что люди соскучились по чему-то яркому и необычному. Из современных стилизаций мне на ум приходят теннисные туфли. Их у нас многие носят именно с национальным узором-вышивкой. Но чаще всего стилизованную одежду ручной работы заказывают для определенных событий, например, Президентского бала. Эта работа требует и хорошего вознаграждения, поэтому не предполагает скидок. Для дизайнера это хорошее подспорье, к тому же есть возможность полностью сосредоточиться качестве заказа. И заказчик видит, как много времени уходит на один комплект, соответственно, отношение к одежде уже другое бережливое.

По словам Пирет, этностиль захватил Европу, покорил ее даже не красотой, а именно долговечностью материалов. Такие изделия могут выходить из моды и возвращаться, таким образом, у них появляется семейная история. Это привлекает больше, чем вычурные одеяния от кутюрье, задающие темп производителям ширпотреба.

– Хорошую одежду заказывают, как правило, те, кто стоит достаточно высоко на социальной лестнице. В Скандинавии я это наблюдаю повсеместно. Люди готовы платить деньги за свою национальную одежду, один комплект или несколько, в зависимости от благосостояния. И это позволяет нам, дизайнерам, чувствовать свою нужность. Есть еще один момент. Чтобы произвести что-то массовое, часто необходимо, скажем так, использовать очень вредные для природы вещества, материалы, производства. 

Поэтому молодые дизайнеры в Европе теперь начинают работать с таким концептом: наносить как можно меньше вреда своим производством и, главное, использовать максимально всю ткань, дабы не оставлять множество обрезков, идущих в мусор. Так как производство ткани тоже часто токсично для природы, будет безответственно, если мы, дизайнеры, продолжим кроить изделия с прежним размахом, без бережливости.

Эстонский профессор моды в восторге от одежды северян
Эстонский профессор моды в восторге от одежды северян

Россия – страна красок и вдохновения

Любопытно, что для Пирет источником вдохновения является Россия. По словам девушки, в Европе города-метрополии заняли слишком много места и диктуют людям стремление к универсальности. Россия же настолько вытянута, огромна, что здесь нет никакой универсальности: в каждой области, в каждом регионе – невероятное богатство орнаментов и узоров, крой одежды, зачастую, отличается разительно.

– В Европе я люблю крошечные регионы, сохраняющие свою самобытность. Яркий пример – Трансильвания. Там есть национальный компонент, тем она и интерсена. В России я была много раз под Красноярском, в одном маленьком селе, а еще мне нравится Карелия, коми-ижемцы, ижоры, я люблю север Петрозаводской и Ленинградской областей. На Ямале я впервые и безумно счастлива, что меня пригласили на фестиваль! Когда узнала о приглашении, сразу всем сообщила, мол, друзья, на этот период у меня другие планы, не теряйте… Я уже давно мечтала увидеть этот регион и пообщаться с людьми, создающими такие невероятные вещи из меха, из ткани не для декора, а для жизни. Мы побывали в чуме, но мне, конечно, этого не хватило. 

Мне нужно минимум две недели, чтобы понаблюдать за мастерицами, за их бытом, подробнее изучить их культуру и одежду. Хоть я купила одну ягушку, моя мечта – зимняя малица. И еще меня очаровали мужские высокие сапоги из меха. Как они называются? Они такие брутальные! И я в восторге от шитья тонкими полосками сукна по меху, это своего рода письмо или семейная история, родовой знак. У нас есть подобное, когда из тонких разноцветных продольных полосок сукна шьется юбка, по которой можно прочитать всю жизнь женщины. О, и ваши прически – вот эти косы с вплетенным сукном и колокольчиками!.. Я от этого тоже в восторге! В Европе трудно собрать богатый материал по северным культурам, а здесь у меня это получилось. На основе увиденного создам дома новую коллекцию одежды.


0

0

0

0

0

0



Темы