0°C
Салехард

Новости

Книжная полка. Все тайны Арктики – в сильных книгах о настоящих северянах

Хоть и принято ямальских горожан называть северянами, многие из них имеют весьма ограниченное представление о высоких широтах и людях, живущих здесь испокон веков. Хорошо в теплой квартире, укутавшись в плед, смотреть телевизор или читать какой-нибудь приключенческий роман. 


А в это самое время, быть может, всего в десятке километров от города, тундровики переживают настоящие, а не придуманные приключения. Для них каждая зима – новое испытание на прочность, экзамен на знание законов выживания. Хотите знать о них больше? Сегодняшний выпуск «Книжной полки» посвящен литературным произведениям о коренных жителях Арктического региона. 

Анна Неркаги. «Белый ягель»

Этот автор в особом представлении не нуждается, но я всё же расскажу. Анна Неркаги родилась в 1952 году в горах Полярного Урала, сейчас живет на северо-западе автономного округа. Ее первая повесть «Анико из рода Ного» увидела свет в далеком 1977 году. Всю жизнь Неркаги рассказывает читателям о том, что беспокоит ее саму: о жизни ненцев, о столкновении ценностей кочевого народа с цивилизацией, о проблемах человека тундры. При этом произведения ее не сухие, не похожие на этнографические заметки или краеведческие очерки, они полны жизни. Позволяет себе Неркаги и эксперименты с жанрами. Например, ее повесть «Молчащий» – это по всем критериям антиутопия.

Фото: my-hit.org
Фото: my-hit.org

Однако я рекомендую начать знакомство с творчеством ненецкой писательницы именно с произведения «Белый ягель». К слову, по мотивам этой повести был снят первый полнометражный фильм на ненецком языке, который получил приз зрительских симпатий на Московском международном кинофестивале в 2014 году.

Итак, о чем же эта повесть? О вечном. Ненецкий юноша Алёша влюблен в Илне, которая выбрала новую жизнь в большом городе. Он страдает и мечтает о том, что однажды сможет вернуть возлюбленную, но суровые законы тундры не позволяют терять время зря. Род должен продолжаться, стойбище должно жить, мужчина должен быть сильным.

Эта повесть о проблемах, понятных каждому: о выборе между личным благополучием и родовыми ценностями, о долге перед родителями, о нежелании покориться судьбе, о возможности быть кузнецом своего счастья. Но все эти проблемы кажутся острее и болезненнее, когда к вопросу этического выбора добавляется постоянная битва с суровой природой.

Александр Григоренко. «Мэбэт»

Александр Григоренко – сибиряк, долгое время работал в СМИ, писал в жанре журналистских расследований, постепенно перешел на очерки и дорос до крупной литературной формы. Первый же его роман «Мэбэт» был номинирован на премию «Большая книга», и было за что.

Григоренко рисует нам практически героя древнегреческой трагедии, которого любят одни боги и презирают другие, только герой этот не бегает в набедренной повязке по предгорьям Олимпа, а облаченный в малицу покоряет тайгу.

Фото: litres.ru
Фото: litres.ru

Мэбэт – ненец, в каком-то смысле он таежный анархист. Будучи с рождения невероятно удачливым, он презирает любые законы: человеческие и божьи. Он ни с кем не считается, ни на чье мнение не оглядывается, смеется в глаза любому, кто вздумает его критиковать. Охотится на чужих угодьях, выбирает лучшую из женщин, не уважает шаманов и старейшин рода. Да и зачем? Он здоров, красив и может в одиночку завалить медведя.

Но однажды, когда Мэбэт уже вырастил сына и даже дождался внука, к нему приходит вестник смерти и сообщает, что пора уходить. Мэбэт с таким решением не согласен, он пускается в типичное для античного героя путешествие в загробный мир. Ему предстоит пройти одиннадцать чумов со сложными испытаниями, встретиться со своими страхами, осознать ошибки, покаяться и получить возможность вернуться к родным. Или не вернуться? Узнайте это сами…

Юлия Никитина. «Полуночная земля»

Юлия Никитина – иллюстратор, родилась в Салехарде в 1988 году, училась в Тюмени и Санкт-Петербурге. В какой-то момент она поняла, что ее способ жить – быть в пути. Об этом она написала, а точнее нарисовала книгу «Полуночная земля».

Фото: oz.by
Фото: oz.by

Удивительно, как много и как точно можно рассказать рисунком. Автор с теплом и болью пишет о том, что чувствуют дети Крайнего Севера. Не коренные жители, а те, кого родили в этих снегах бывшие южане.

Если ты такой ребенок, ты будто без корней. Осознаешь некоторую неприкаянность. Кажется, что ты местный, рожденный у полярного круга, но земля эта не твоя, потому что корни в других широтах, там, откуда приехали твои мать и отец. Но и для тех условно родных земель, ты уже не свой, потому что вырос на кислой клюкве, горькой бруснике и сладкой морошке, а не на наливных яблочках и парном молоке…

Еще одна проблема северных детей – необходимость догонять. Они растут в поселках, где нет ни школы искусств, ни кружков. Поступая потом в вузы на Большой земле, им нелегко осознать, что тамошние дети знают и умеют больше, потому что росли в иной культурной среде. Но стоит ли по этому поводу страдать? Или же нужно жадно впитывать, догонять и перегонять?

А еще у ямальских потомков южан особое отношение к пространству. Они росли там, где между домами могло быть болото или огромный пустырь, а деревья редкие, да низкие. Оказавшись потом в большом шумном городе, такие парни и девушки испытывают тревогу…  

Характерно для них и специфическое отношение к дому. С детства, по девять месяцев в году, они ждали того благословенного часа, когда родители повезут их на юг. Ждали лета, солнца, ярких фруктов, теплого моря. И эта жажда перемен во многих трансформируется в вечную тягу к перелетам, переездам и дальним путешествиям.  

И это всё, и многое другое, Юлия Никитина нарисовала, иногда дополняя картинки емким текстом. Если вы родились на Ямале, обязательно прочтите эту книгу в модном нынче жанре графического романа. Остальные, я уверена, тоже проникнутся ее теплым, ностальгическим настроением.


Кристина Куплевацкая


0

0

0

0

0

0



Темы