0°C
Салехард

Новости

По Ямалу автостопом: мурманчанин впечатлился отзывчивостью водителей

Уроженец арктического Мурманска Марат Фархуллин приехал погостить в ЯНАО на поезде, но опоздал на последний автобус. Чтобы не ночевать на вокзале он решил добраться из Нового Уренгоя до Надыма, в котором его ждала подруга, автостопом в 20-градусный мороз.


При этом одна рука молодого человека была загипсована, в другой руке он держал гитару, а на его спине находился заполненный гостинцами с Большой земли рюкзак – с глиной, хостами и масляными красками. О том, реален ли на Ямале автостоп, Марат рассказал корреспонденту «Красного Севера».

– Все получилось спонтанно. На руке у меня из-за поврежденного пальца был гипс. Еле-еле надел на себя тяжеленый рюкзак, всех пропускал при выходе из поезда. Замешкался. И прямо перед моим носом уехала последняя маршрутка. Следующая была только назавтра. Таксист предложил мне доехать до Надыма за 7 000 рублей. Но я добрался на автобусе до кольца и начал стопить, – сообщает путешественник.

Едва Марат начать ловить попутки, ему тут же предложили помощь ямальцы.

– Сразу же остановился огромный «Урал» (вахтовка. – Прим. автора). Оттуда выглянул бородатый мужик: «Эй – садись! Подвезем маленько». Потом и другие водители тормозили. Один за другим, – делится Марат. Забирали с обочины шоссе странника как «вахтовки», так и обычные легковушки.

Но путь в Надым не стал легким вояжем. В поселке Пангоды автостопщику пришлось долго идти, колено разболелось от нагрузки. Мерзла рука в гипсе. Сил Марату придал крест на выезде из поселка.

– Подошел к развилке Надым – Заполярный. А там крест православный стоит. И я чувствую, что идти больше не могу. Снял рюкзак. Поговорил с Богом. Я подумал, что являюсь для тех, кто едет, частичкой Бога; кто-то на нее откликнется, а кто-то и нет. И остановился парень. Он метров 300 проехал и дал задний ход ради меня. И довез прямо до дома подруги Саши в Надыме, – вспоминает собеседник «Красного Севера».

– Автостоп на Ямале – это чудесно. Я даже обрадовался, что все так получилось. Тяжеленый рюкзак, конечно, меня напрягал. Но люди на Севере – очень открытые. Более расположенные к помощи, взаимовыручки. Добрые, – улыбается Марат.

В Надыме автостопщик десять дней изучал город. Посетил День оленевода. Быт кочевников произвел на него сильное впечатление. «Впервые в своей жизни я увидел оленьи бега. Очень понравилось. И еще посетил теплый чум – отдающий чем-то далеким и родным. Я даже посмотрел потом телепередачи про ненцев», – делится своими эмоциями наш гость.

Еще для Марата стало необычным, что в арктическом Надыме есть кедровый лес: «Я удивился тому, что кедры растут в Надыме. Когда стопил – вдоль дороги маленькие берёзки. А тут – кедр! Лес – для меня это весь вселенский разум. Гармония».

Марат Фархуллин родился в самом большом арктическом порту – Мурманске. В возрасте десяти лет вместе с семьей переехал в Казань. Марат вокалист и гитарист в созданной им же реги-группе «Сказки ямайского Леса». Пишет сказки. Часто путешествует: «Например, закидываешь себя до Новосибирска. Едешь автостопом на Алтай. Встречаешься с местным населением, с которым очень интересно общаться. Там все другое». Также он провел полгода в Грузии, зарабатывая на жизнь музицированием на улицах. Сейчас Марат ушел в живопись и мозаику.

Не смотря на то, что Марат Фархуллин давно «прописан» в Казани, Арктика не оставляет его:

– Спустя 23 года я оказался в Мурманске. Это было потрясающе! Эти ароматы сопок! Я понял, что у меня есть родина, которую я забыл. И она вновь ворвалась в меня.

Сегодня Марат Фархуллин в Казани. По мотивам своего автостопного путешествия Новый Уренгой – Надым он дорисовывает картину.


0

0

0

0

0

0



Темы