0°C
Салехард

Образование

Охрана на школьном пороге – гарантия спокойствия?

Происшествия в Перми, Улан-Удэ и Челябинске поставили под вопрос обеспечение безопасности и в ямальских образовательных учреждениях. 


Ежегодно автономный округ выделяет на эти цели многие миллионы рублей. В частности, на антитеррористическую деятельность в прошлом году направили 117 миллионов. 

– Эти деньги идут на организацию систем контроля доступа (турникетов) и видеонаблюдения – как наружного, так и внутри образовательных учреждений. Порядок обеспечивают частные охранные организации. Если в силу обстоятельств нет возможности их привлечь, работают штатные охранники, – заверил Сергей Бойченко, первый заместитель директора департамента.


В автономном округе, по данным департамента образования, работают 130 школ, 182 детских сада, 39 организаций дополнительного образования и шесть колледжей.



Тем не менее соблюдение даже базовых мер безопасности часто вызывает вопросы у контролирующих органов. Недавно в Губкинском прокуратура потребовала от руководства сразу трех школ ограничить доступ посторонних на территорию: у одной был сломан забор, у второй не запирались ворота, в здание третьей мог попасть любой желающий, поскольку не наладили пропускной режим. По данным собеседников в прокуратуре ЯНАО, нарушения в образовательных организациях находят регулярно. Мы запросили в надзорном ведомстве дополнительную информацию, но на момент подготовки материала не получили ее, так что еще вернемся к теме в следующих номерах «КС».

Росгвардия тоже взялась за проверки. Но убедиться, что все школы и садики на Ямале находятся под надежной защитой, у гвардейцев не выйдет, констатирует пресс-секретарь ямальского отдела федеральной службы Ольга Светлова.

– Мы будем проверять работу ЧОПов, но далеко не во всех учреждениях образования на Ямале дежурят сотрудники этих организаций, – говорит собеседница. – Конечно, ситуация выгодно отличается от положения дел на Большой земле, тем не менее в автономном округе остаются детсады и школы без охраны.

Одну из таких «КС» нашел в Харпе. Марина Бережная, и. о. директора поселковой средней школы, рассказала, что на первом этаже визитеров встречают лишь вахтер и гардеробщик. Договора с охранниками нет. Причина – финансовая.

– Мы долго не могли добиться выделения средств для заключения договора. Но дело сдвинулось с мертвой точки, и в ближайшие полгода мы планируем исправить положение, – надеется руководитель.

Как сообщили «КС» в пресс-службе губернатора, специализированные охранные предприятия обеспечивают безопасность примерно 30 процентов ямальских школ.

Заказчиками услуг ЧОПов выступают сами школы: они проводят торги, приглашают победителей заступить на пост и уведомляют об этом Росгвардию. Гвардейцы, в свою очередь, проверяют организацию, а точнее ее документы.

– Мы обращаем внимание на соответствие видов и перечня услуг, которые оказывает ЧОП, выданной лицензии. Обязательно проверяются должностные инструкции охранников. Чтобы соответствовать требованиям, они должны обладать определенными качествами, знаниями и навыками, быть готовыми к нештатным ситуациям, – говорит представительница службы.

Нарушений на Ямале пока не находили. Впрочем плановые проверки гвардейцы могут проводить только раз в три года, а для внеплановых нужен повод. И, как ни парадоксально, резонансная серия ЧП не входит в перечень возможных.

– Сейчас руководство Рос-гвардии готовит нормативный акт, который позволит подразделениям начать проверки. Мы приступим к работе сразу, как только документ поступит в регион, – рассказала Ольга Светлова.

КТО ПРИЕДЕТ ПО «ТРЕВОЖНОЙ КНОПКЕ»?

«Тревожные кнопки» в учреждениях образования тоже выведены на пульты ЧОПов – вневедомственная охрана со школами не работает, рассказали в Росгвардии.

Охранная же организация может направить на место базирующиеся в городе группы быстрого реагирования, куда входят подготовленные сотрудники, владеющие приемами самообороны и арсеналом спецсредств.

Кроме того, никто не отменял сообщения правоохранительным органам и другим экстренным службам. Если происходит что-то из ряда вон выходящее, в работу включаются все.


Нюансы

НА ПРОБЛЕМЫ УКАЖЕТ ДИАГНОСТИКА

Собеседники «КС» неоднократно упоминали об одном: охрана и пропускной контроль в школах – лишь первый рубеж, призванный отсеять посторонних. Совсем другое дело, когда в школу с преступным замыслом идет ее собственный ученик, знающий все порядки в родном учреждении. Именно так и было во всех трех прогремевших в январе случаях.

– Когда случается подобное, все начинают обсуждать проблемы с безопасностью. Но дело не только в том, что обязательное наличие частной охраны в школе не предусмотрено законом. Даже там, где она есть, сотрудникам не достает полномочий, чтобы досматривать детей или взрослых, да и досмотреть всех – в принципе нереально, – говорит Татьяна Трубицына, старший помощник прокурора округа по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи. – В Перми охранника не было, но если бы был – разве не пропустил бы ученика той самой школы? Причиной же ЧП, вероятнее всего, стали конфликтные ситуации. Необходимо выявлять у детей агрессивные настроения и работать с ними.

И этим тоже занимаются. К примеру, в салехардской СОШ № 1 все ученики среднего звена проходят экспресс-диагностику по методике, позволяющей выявить склонность к проявлению агрессии, рассказала Дарья Нелюбина, заместитель директора по социальной работе. По результатам даются рекомендации родителям, а с ребенком и семьей начинают работать специалисты. При надобности к делу подключают центр «Доверие» и комиссию по делам несовершеннолетних.

О необходимости уделять детям больше внимания напоминают и родителям.

– Прошу обращать внимание на страницы социальных сетей, где проводят время ваши дети. В условиях информационно насыщенного пространства очень сложно отследить часто появляющиеся сайты с вредным для неокрепшей личности контентом, – говорит Марина Кравец, директор окружного департамента образования. – Уверена, вы выстроили с ребятами доверительные отношения, и в сложных ситуациях они найдут у вас поддержку и помощь. Важно научить детей решать проблемы, с которыми мы сталкиваемся в жизни. Это умение не входит в развитие предметных компетенций в школе. Но нужно, чтобы ребенок знал: есть взрослый, которому он может всё рассказать, кто возьмется за решение его проблем, не оставит одного в сложной ситуации, покажет правильный выход из конфликта.


Частный опыт

ПРОЙТИ В ШКОЛЫ НОЯБРЬСКА ПОСТОРОННЕМУ НЕ ТАК-ТО ПРОСТО…

«КС» попытался – но ключи и отвертка в кармане выдали нашего «агента». Металлодетектор сработал исправно.

Девятая школа в плане охраны ничем не отличается от многих других. Входная зона в учреждении огорожена, установлены трехштанговые турникеты, рамка металлоискателя. Однако самым надежным средством защиты от нежелательных посетителей остается живой человек – сотрудник службы охраны.

– Металлоискатель можно настроить по-разному, – комментирует директор школы Алексей Мельников. – Он может реагировать на телефон (при проведении ЕГЭ мы этим пользуемся) или на определенное количество металла… В ежедневном режиме эффективно использовать такое оборудование сложно. В одной смене учится 850 человек, рамка будет реагировать на каждого, если всех досматривать – учебный день не начнется, да и постоянно звенящий аппарат, скорее, не помогает, а притупляет бдительность… Своих учеников мы знаем, и многих родителей тоже – но их без документов и регистрации не пропустят. Другое дело, если приходит незнакомый подросток или взрослый. Тогда мы просим человека пройти через металлоискатель, показать предметы, на которые реагирует оборудование. По документам, удостоверяющим личность, его данные записывают в специальном журнале, выясняют, зачем и к кому пришел.

– Неадекватного человека всегда видно, он ведет себя подозрительно: мнется, оглядывается, волнуется, карманы трогает, – делится опытом охранник Игорь. – В случае ЧП в течение трех минут после вызова к нам прибудет группа быстрого реагирования.

Все школы нефтяной столицы охраняются профессиональными секьюрити. «Текучки» нет, ежедневно на дежурство выходит один и тот же человек. «Своих» он знает в лицо, а многих и по имени. Каждый сотрудник лицензированного охранного предприятия следует инструкциям, которые, кстати, не разглашаются – опять же в угоду безопасности. Где находятся «тревожные кнопки», с ходу тоже не определишь – одна у охранника, другая у директора, но не под столом, как показывают в кино. Более двадцати видеокамер, установленных в школе и на прилегающей территории, непрерывно посылают изображения на пост охраны, записи хранятся не менее тридцати дней.

УЧИТЕЛЕЙ И УЧЕНИКОВ БУДУТ ПРОПУСКАТЬ ПО ОТПЕЧАТКАМ

В первой салехардской школе на входе уже есть турникеты и охрана. Вскоре планируют запустить пропускную систему с дактилоскопическими датчиками.

– «Пальчики» почти всех детей и преподавателей уже оцифрованы. Но система пока не запущена, для ее работы не хватает еще двух блоков, – рассказала директор школы Елена Костюкевич.

На пункте охраны работает три человека. Паспортные данные и цель визита всех посетителей записывают. Причем никто, включая родителей, не может бесконтрольно ходить по зданию – нужного сотрудника приглашают забрать посетителя и провести по учреждению.

Беспокойства у работников не вызывает и грядущий вечер встречи выпускников, когда в стенах школы соберется множество людей.

– Мы регистрируем участников, записываем все их данные, знаем, кто где работает. Незнакомый человек в школу не пройдет, – уверена директор.


0

0

0

0

0

0



Темы