0°C
Салехард

обновлено: 08:14, 02 июля 2022

Общество

Арктическая дача, дублёнка из оленя, замороженная еда и другие приманки для туристов

На Ямале активно развивается этнотуризм. Жители мегаполисов, жаждущие глотнуть экстрима, с удовольствием приезжают в Арктический регион отдохнуть от городской суеты и агрессивного течения времени. Именно тут, среди бескрайней тундры, в краю снегов, они получают эмоциональную разрядку, могут почувствовать единение с природой, восхититься жизнью тех, кто не утратил контакта с первозданным миром.


«Здравствуй, дорогая мама.

Как и обещал, расскажу о своей первой вылазке за пределы города. В тундру, в настоящий чум, который стоит в стороне от дорог и обильной иллюминации улиц.

Если в южных регионах у многих есть дача, то коренные северяне, даже если живут в городе или поселке, по возможности выезжают в чум. Об этой особенности рассказал представитель народа ханты Геннадий Кельчин. Он любезно пригласил в гости на стойбище. От такого отказаться – грех, даже когда на улице минус 20 градусов по Цельсию. Это не так холодно, как может показаться. Впрочем, в тот день дул пронизывающий ледяной ветер – это отдельное «удовольствие» на Ямале. Ветер всегда превращает сносные минус 20 в менее комфортные минус 30.

– В Арктике никакая искусственная одежда не удержит тепло, так, как это делает традиционная одежда кочевников, – удивил меня Геннадий Кельчин.

Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»
Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»

Как же так? На дворе 21-й век, а коренные северяне по-прежнему ходят в малицах, меховых кисах (обувь), а если донимает ледяной ветер или крепкий минус, то надевают поверх малицы накидку из сукна – гусь.

Я, конечно, улыбнулся на слова гостеприимного хозяина. Если уж современные пуховики от холода не особо спасают, то какая там национальная одежда из шкур оленя поможет?

Заблуждался. Сам надел малицу и скажу не кривя душой: это лучшая зимняя одежда. Своеобразная дубленка из оленьих шкур, вполне удобная. Чтобы ветер не задувал, малицу подпоясывают ремнем. Этот элемент заслуживает отдельного романа. Ремень искусно украшен и укомплектован разнообразными приспособлениями, которые могут понадобиться мужчине в быту. Например, ножи – разные для каждого вида работ. Правда, доставать их из ножен я не стал – мало ли, нарушу какие-то традиции. Например, слышал, что у народов Азии запрещено втыкать в землю нож – это оскорбление.

Меня попросили нарубить дров – колотые поленья занес в чум и сложил возле буржуйки. Позже, когда мы трапезничали, Геннадий Павлович заметил, что надо бы подбросить дров в печку и поинтересовался, почему я этого не сделал. По армейской привычке ответил, что этого мне не поручали – надо было только наколоть.

– У нас так не работает. Если мы будем жить по таким критериям, то замерзнем в тундре, – отметил Геннадий Кельчин.

Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»
Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»

Хозяин угостил нас строганиной из щокура. Рыбу для этого берут сырую, замороженную. С нее снимают шкуру, а затем острейшим ножом, как рубанком, стесывают тонкие стружки филе. Кушают это блюдо, пока кусочки не растаяли.

Хоть и выглядели замороженные куски рыбы вполне себе, но испытывать организм на прочность не решился. Трудно это, когда 30 лет живешь с мыслью, что еда должна пройти термическую обработку. А вот коллеги макали стружки в молотый перец и соль и с удовольствием ели. Я же не смог: сырое – значит сырое. В другой раз…

Мудрый хозяин, заметив мое смятение, пояснил:

– В тундре не всегда можно развести огонь. Допустим, в сильный ветер или метель. Поэтому, когда кочевник собирается куда-то за пределы стойбища, то обязательно берет с собой замороженное мясо или рыбу.

Заслуживает упоминания и сам чум. Это такой конусообразный небольшой домик, сложенный из шестов. Сверху его укрывают оленьими шкурами – это зимой, для лета используют брезент. Внутри есть лежанки, стол для трапезы, посредине стоит буржуйка – и для обогрева, и для приготовления пищи. Есть место для хранения посуды и прочих вещей. А вот кроватей нет. Землю устилают хвойными ветками, сверху – подкладка из сена, потом застилают шерстяным ковром и уже сверху – оленьими шкурами. На этом и спят. На лежанках рассаживаются, чтобы пообедать.

Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»
Фото: Юлия Чудинова / ИА «Север-Пресс»

В целом, я очарован тем, как местные жители умело соединили блага цивилизации и уклад жизни, которые вели их предки. Коренное население бережет и культурное наследие, выходят газеты на родных языках. Национальную одежду не встретишь в магазинах – ее шьют женщины, одевают с ног до головы свою семью. Мужчины не просиживают сутками с гаджетами в руках – на них выпас оленей, рыбалка и охота, прочие дела. Надеюсь, все эти знания будут бережно передаваться и следующим поколениям.

Для себя решил: станет чуть теплее – опять попрошусь в гостеприимный чум. Хочется снова побродить по ослепительно белому снегу, испить приготовленного на живом огне чая с травами и испытать бесценные мгновения покоя».

А чем запомнился вам настоящий Ямал – тот, что находится за пределами городов? Ждем ваши истории на сайте и официальных страницах «Красного Севера» в социальных сетях.


0

0

0

0

0

0



обновлено: 08:14, 02 июля 2022

Темы