0°C
Салехард

«Камиль, Фаат, вам в Селькупе памятник поставили!»

Два друга-геолога стали прообразами для фигур на стелле «Первооткрывателям ямальских недр» в Красноселькупе.


– Тот, что справа, очень похож на моего мужа Камиля, слева – Фаат, в молодости такой и был,– указывая на снимок стелы, рассказывает Сара Бикбулатова. – Но об этом знает очень узкий круг – наши близкие друзья, сам памятник обезличен, он посвящен первооткрывателям. Камиль и Фаат просто стали прообразами для фигур на стеле. 

Тычет маленьким пальчиком на фото и младший внук Бикбулатовых – признал деда. 

Сами товарищи, которые давно покинули Красноселькуп, были даже не в курсе, что на Ямале именно их отождествляют с подвигом первооткрывателей. История дошла до них в таком виде: скульптор попросил фотографии настоящих первопроходцев, участников Красноселькупской нефтегазоразведочной экспедиции. В кипе карточек он лично и отобрал портреты мастеров буровых бригад Камиля Бикбулатова и Фаата Хуснутдинова. 

Первые две скважины бурили друзья 

Мужчины крепко дружили со студенчества. Камиль Лутфулович после башкирского нефтяного техникума попал в Тарко-Сале, в бригаду Героя Соцтруда Глебова, оттуда же его забрали в армию. После службы он вернулся и продолжил работу в Уренгое. 

Там пути товарищей снова пересеклись. В Уренгое они нашли себе жен – девушки приехали с «земли» и почти одновременно геологическим десантом были направлены во вновь открытую Красноселькупскую НГРЭ. 

Фото предоставлено муниципальным архивом администрации Красноселькупского района
Фото предоставлено муниципальным архивом администрации Красноселькупского района

Производственных снимков в домашнем альбоме Камиля Бикбулатова не осталось, в свое время их разобрали журналисты и музейщики. Фото предоставлено муниципальным архивом администрации Красноселькупского района.

Благоустроенные теплые квартиры и налаженный быт сменили холодные балки около селькупского поселка, шел 1978 год. Первые 20 специалистов на барже по реке завезли оборудование. Со всеми сложностями обустройства удалось справиться к весне, первую скважину бригада Фаата Хуснутдинова забурила 8 марта 1979 года – на радость всем женщинам. Вторую скважину и первооткрывательницу Усть-Часельского месторождения бурила бригада мастера Камиля Бикбулатова. И здесь товарищи оказались рядом.

За ягодами – попутным самолетом

Ветераны рассказывают, что в 70-х годах Красноселькуп был деревней, в магазине – только тушенка, сгущенка, хлеб и пол-литровые банки супа. Местные нередко высказывались, мол, до геологов было все хорошо, а тут приехали. Мнение поменялось, когда начали строить школы, сады, магазины, многоквартирники.

Правда, достичь полного комфорта удалось не во всем – геологи не строили дорог, поэтому вся нагрузка приходилась на авиацию. Самолетами перевозили вещи, договаривались с пилотами, чтобы подбросили до ягодных полян. 

Самые яркие воспоминания связаны с отпусками. В то время поселковый аэропорт был запасным у военных. Как только отпускники слышали гул самолета, следили – не сядет ли на заправку. Если удача улыбнулась, хватали давно собранные чемоданы и неслись в аэропорт, чтобы в грузовом отсеке улететь – неважно, в какой город (!), лишь бы на «землю», и оттуда выстраивать отпускной маршрут. Так же добирались обратно: в Уренгое и Тарко-Сале неделями ждали попутного вертолета, чтобы вернуться домой, на работу. 

– Сейчас я бы не поехала на Север, – размышляет Сара Хановна. У выпускницы Тюменского индустриального института были хорошие перспективы на «земле». Потом пыталась оградить сына от геологии, но не вышло – как и когда-то отец, он бурит северные недра.

Камиль Лутфулович после Селькупа работал геологом в Тюмени. Потом семья перебралась в область, обосновалась в деревне Чикче. Первопроходец на пенсии не только балует внуков и ведет хозяйство. Дает консультации молодым специалистам, интересуется ямальскими новостями и всегда в курсе событий в Красноселькупе. 

– Мы открыли достаточно месторождений, конечно, это не гиганты, как на Ямале и шельфе, они относятся к средним. Но как только от этих месторождений протянут трубопроводы, Красноселькупский район задышит по-новому, – размышляет Камиль Бикбулатов. 

Все повторил бы с удовольствием!

Хуснутдиновы вернулись на родину – в Татарию, построили дом. Фаат Фатхиевич в телефонной беседе признался, что часто предается воспоминаниям о тех временах, вспоминает своего наставника – Николая Глебова, которого не стало в прошлом году. 

Фото из личного архива Фаата Хуснутдинова
Фото из личного архива Фаата Хуснутдинова

Портрет Фаата Хуснутдинова времен освоения ямальских недр. Можно попытаться найти сходство с левой фигурой памятника. Фото из личного архива Фаата Хуснутдинова

– Уходят люди, с ними эпоха, а памятник первооткрывателям будет стоять, – размышляет собеседник.

Увидеть памятник первопроходцам в Селькупе своими глазами Фаату Фатхиевичу пока не довелось. Когда приглашали на 40-летие экспедиции, он гостил у детей и внуков в Германии.

– Обе наши дочери там вышли замуж, у нас четверо  внучат. Старшему – девять, младшему – еще нет года, – рассказывает первооткрыватель. 

Не так давно дети пригласили родителей в турне – на автомобиле объехали всю Италию и Францию. 

– Мы две недели жили в Сан-Ремо, оттуда ездили в Монако, Ниццу, Канны – там все рядом, самая дальняя точка – 70 километров. С Ямала в наше время так путешествовать возможности не было, большие проблемы с отпусками были. Это сейчас есть дороги, а тогда только по воздуху, – снова окунулся в воспоминания ветеран. Он ни капли не жалеет, что начал карьеру на сложном Ямале. И с удовольствием бы повторил все сначала. 


0

0

0

0

1

0



Темы